Павел Виноградов: Угрожали посадить "в пресс-хату"

"Салідарнасць"

В документальном проекте "Краты" телеканала "Белсат" бывший политзаключенный Павел Виноградов рассказывает, как сложилась его судьба после 19 декабря 2010 года.

Напомним, в прошлом студент Белорусского государственного университета им. Максима Танка, будущий учитель географии и истории, после Площади был приговорен к 4 годам колонии усиленного режима и этапирован в ивацевичскую колонию №22 "Волчьи норы". Освобожден 14 сентября 2011 года, о помиловании не просил.

Итак, монолог Павла Виноградова в цикле "Краты" телеканала Белсат.

О гражданской позиции

Зная, что происходит в стране, я не смогу молчать, сидеть дома, смотреть на себя в зеркало, потому что будет стыдно не бороться. Самое страшное, что нас всех держат за идиотов.

О следствии

Осудили меня незаконно. Я совершил преступление, но это было административное правонарушение. Да, я разбил стекло. За это полагается возместить ущерб и отсидеть 15 суток. Когда меня привезли на "Володарку", следователь предлагал записать на видео нужные показания и говорил, что меня отпустят.

Меня не били, но угрожали, что если не дам нужных показаний, обещали перевести в камеру с заключенными низкого социального статуса, к «петухам», как их там называют. Это, грубо говоря, угроза изнасилования. Угрожали посадить в "пресс-хату". Там сидят люди, активно сотрудничающие с милицией, которые силой выбивают показания.

Был один случай, когда я провел на Володарке уже два месяца. Открывается кормушка и дежурный орет – "Мужчины, бигус вонючий жрать будете?".

После этого один из заключенных в моей камере прокричал в ответ – "Александру Григорьевичу его отнеси!". Услышав такой ответ, я понял, что попал в хорошую камеру.

Суд

Как проходил суд, мне было не интересно. Я молчал и в основном перемигивался с друзьями. Когда сидел в клетке, писал письма. Мне надоело на суд ездить, к тому моменту я был уверен, что мне дадут какой-то большой срок.

О женитьбе

Мы со Светой приняли решение жениться в колонии. Все обсудили в письмах еще когда я находился в СИЗО на Володарского. Решили пожениться, потому что наше государство не признает такой вещи как гражданский брак. До этого мы два года жили в одной квартире, у нас все было хорошо без штампа в паспорте. Но администрация колонии не признает гражданский брак, поэтому нужно было как-то оформить наши отношения.

Про зону

Был такой момент, мы слушаем радио и Александр Григорьевич говорит о том, что «пятая колонна» и оппозиционеры сидят в тюрьмах с достойными людьми, и не надо их там держать. Один парень, услышав это, сказал такую фразу – «Пацаны, прикинь, он думает, что мы его любим». Тогда я понял, что поддержка у президента нулевая…

Помогало также отношение администрации и в СИЗО и в колонии. Многие не высказывали открыто, но были и такие, кто в личных беседах говорил – "Мы ребята за вас, держитесь!".

О планах

Я собираюсь заниматься тем, чем занимался последние 6 лет: буду бороться, работать чтобы страна Беларусь вошла в замечательный список цивилизованных государств. Буду этим заниматься потому, что не смогу все бросить, зная, что у нас происходит. Уезжать я точно не собираюсь.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров