Попытка массовой вербовки молодофроновцев провалилась

"Белорусский партизан"

Шестеро членов "Молодого фронта" рассказали журналистам о планах КГБ по массовой вербовке членов организации. Задержанных 19 декабря 2011 года молодофронтовцев, которые оказались в Центре изоляции правонарушителей, неоднократно посещали сотрудники КГБ с предложениями "о сотрудничестве".

9 января активисты рассказали журналистам, как их во время отсидки суток на Окрестина пыталось завербовать КГБ. Примечательно, что "Молодой фронт" осторожен в оценке этих попыток: то ли это массовая вербовка, то ли сбор информации в рамках некоего, еще неизвестного, уголовного дела.

Но посещения молодофронтовцев сотрудниками КГБ "сопровождались угрозами — угрозами физической расправы, угрозами отчисления с учебы, увольнения с работы". "Предлагали подписать бумаги о сотрудничестве. Поэтому мы решили не затягивать с преданием огласке этих фактов, мы не хотим, чтобы наши члены вынуждены были уезжать за границу и в Варшаве рассказывать, как их вербовало КГБ", - резюмировал зампредседателя "Молодого фронта" Николай Демиденко.

19 декабря 2011 года во время акции в годовщину "кровавого воскресенья" несколько молодофронтовцев оказались на сутках в ЦИП. Вот рассказы потерпевших.

Активист Михаил Мусский отсидел на Окрестина 10 суток — за это время к нему шесть раз наведывались сотрудники КГБ.

"Разговаривали на разные темы, угрожали отчислением с университета, угрожали, что после отчисления я попаду в армию. Интересовались финансированием руководства МФ, Насти Положанко. Предлагали подписать бумагу о неразглашении — я отказался", - рассказал Михаил Мусский.

Звучали угрозы физической расправы — все шестеро эти угрозы описывают практически одинаково:

"Если я не буду сотрудничать — придут маски-шоу — и ты заговоришь совершенно по-другому".

Павел Сергей из Молодечно по итогам отсидки на Окрестина лишился учебы:

"Угрожали отчислением с учебы, угрожали, что возникнут проблемы с братом, с отцом, с матерью. Отчислят с учебы — пойдешь в армию. Не соглашаешься сотрудничать — сейчас придут маски-шоу, и ты заговоришь по-другому. Предлагали: давай мы будем тебе звонить, называть кодовое имя "Ваня", и ты будешь рассказывать о "Молодом фронте".

Угрозы отправить в армию на Дмитрия Каменецкого не подействовали — парень уже отслужил свое. Тогда ему предложили пряник - обещали найти высокооплачиваемую работу, если он согласиться стучать на "Молодой фронт".

"Интересовались, какую роль в "Молодом фронте" играет Демиденко. Вначале отказывался с ними разговаривать. Мне сказали, что "запинают дубинками под шконку" - совсем другой разговор будет. Угрожали отчислением с учебы — я нигде не учусь, не страшно; угрожали отправить на службу — мне это не грозит, я уже отслужил; угрожали уволить родителей — мать на контракте, и через год уходит на пенсию, так что тоже вроде не страшно. Тогда они перешли к другой тактике — давай мы найдем тебе высокооплачиваемую работу, а ты докладываешь про "МФ", - рассказал Д.Каменецкий.

В аналогичной ситуации на Окрестина оказались Владимир Еременок и Роман Васильев.

После отсидки по делу о "массовых беспорядках" Владимир Еременок восстановился в БГУИР, но после отсидки второго административного срока его отчислили из университета.

Роман Васильев 9 января забрал трудовую книжку из строительной фирмы в Жодино — уволен по соглашению сторон "за прогулы". Угрозы сотрудников КГБ реализованы.

Известного молодофронтовца Романа Протасевича забрали сотрудники КГБ еще днем 30 декабря.

"30 декабря около часа дня в дверь квартиры постучали, мать открыла дверь. Неизвестные люди вошли в мою комнату, сказали, что я арестован и меня отправят в интернат. По дороге в машине мне угрожали – очень неприятная ситуация. Меня привезли в КГБ "на профилактическую беседу" - они это так называют. Угрожали показать обо мне сюжет по БТ: проходит управа "Молодого фронта", врывается отец, меня вытаскивает за волосы, потом врывается ОМОН. Вот, в принципе, и все. Чем я был удивлен, так это тем, что мне не предлагали подписывать бумаги о сотрудничестве. Предупредили — быть на связи. И сегодня прямо перед выходом из дома мне позвонили из КГБ и предупредили, чтобы я не рассказывал о происходившем", - резюмировал Роман Протасевич.

"Кроме молодофронтовцев, на Окрестина находились и представили других организаций, но такой интерес проявлялся именно к молодофронтовцам. Мы обеспокоены, что это может быть новая провокация против "МФ". Мы предупреждаем КГБ о незаконности таких действий в отношении наших активистов — сменится режим, но это никто не забудет", - отметил Николай Демиденко.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров