Ольга Бондаренко: Внутри страны закона нет

UDF.BY

Политзаключенному Дмитрию Бондаренко отказали в условно-досрочном освобождении, несмотря на серьезные проблемы со здоровьем. Данное решение было принято комиссией 4 января. Однако общественности об этом стало известно только сегодня днем.

О причинах отказа, самочувствии Дмитрия и возможности его освобождения корреспондент UDF.BY побеседовал с женой политзаключенного Ольгой Бондаренко.

- Как Вы думаете, почему Вашему мужу отказано в условно-досрочном освобождении?

- УДО – легкий и законный путь, когда можно безо всякого прошения о помиловании освободить человека. Но даже этим законным путем без прошения освобождать не хотят. Это решение не колонии: власти ждут, чтобы узники подписали бумаги. Это было ожидаемо. Ведь если бы их хотели выпустить, то могли это сделать и раньше, не дожидаясь комиссии по досрочному освобождению.

А все остальные законные методы не действуют. Не действуют с самого начала, потому что сами суд и наказание были незаконными.

- Сегодня рост давления на политзаключенных часто объясняют как раз целью заставить написать прошение, чтобы вслед за этим выпустить. Как Вы считаете, выпустят ли их в этом случае?

- Это неизвестно, ведь прошения обещалось только рассмотреть. Ясно одно: без прошений их отпускать точно не собираются. Так было заявлено Лукашенко: напишут – рассмотрим, не напишут – будут сидеть. Вот это и подтверждается отказом на комиссии по УДО.

- Но как будет, скорее всего, по вашему мнению?

- Честно говоря, не имею представлений. Потому что не думаю, что кто-то собирается это прошение писать. Так что зачем о таких гипотетических вещах думать? Если бы кто-то хотел написать – давно бы уже написали.

Но дело в том, что написать – значит признать свою вину. Вину в чем? В том, что вышли в день выборов на площадь, чтобы узнать результаты выборов? В этом признавать себя виноватыми – не знаю, это очень сложно.

Тем более освобождали ведь и без прошения о помиловании, как последних выпущенных. Тем не менее – их отпустили. Т. е. механизм есть, но именно оставшихся политзаключенных власти выпускать просто не хотят. То ли хотят, не знаю... поставить на колени, то ли это просто какое-то детское упрямство, кто кого переборет. Здесь мне сложно судить. Не всегда можно поставить себя на место другого человека, тем более если с ним расходятся мысли, взгляды и убеждения.

- Каково сейчас самочувствие Дмитрия? Как сказываются последствия операции на позвоночник?

- Он написал 31 декабря, что хоть и Новый год, но устал, как старик: все болело (грустно усмехается). Наверное, нужно будет очень хорошее лечение, чтобы он себя начал чувствовать хотя бы сносно: слишком серьезны заболевания. Нужно хорошее восстановление, нормальная психологическая обстановка... А сегодня в этой ситуации можно только выживать и держаться. Хорошо себя чувствовать сложно.

- Где он в данный момент находится?

- В 17-ом отряде 15-й исправительной колонии в Могилеве. Как мне сказали сидевшие там, это режимный отряд такой, изолированный: в нем все сотрудничают с администрацией колонии. На него оказывается сильное психологическое давление и уже даже проводились провокации.

- Что Вы планируете делать дальше?

- Будем дальше обжаловать комиссию по инвалидности. Может быть, еще раз напишем в Верховный суд: выше инстанции уже нет, но зато в Верховный суд можно писать много раз.

И, конечно, будем вместе с остальными женами обращаться к мировой общественности. Наверное, это главный путь. Или один из главных путей, потому что внутри страны закона нет. Мы пытаемся проходить все законные пути, чтобы было ясно, что в рамках правового поля мы делаем все возможное. Но в стране, где закон действует не всегда и не для всех, это сложно.

Справка. Дмитрий Бондаренко был доверенным лицом кандидата в президенты Андрея Санникова на президентских выборах в 2010 г. После декабрьских событий осужден на два года лишения свободы в колонии общего режима. Сразу после ареста у него обострились хронические заболевания, и в июле 2011 года ему сделали операцию на позвоночнике. 20 августа истекла треть срока заключения, и по закону Бондаренко имел право на смягчение наказания, однако в этом ему было отказано. 27 декабря Верховный суд отказал и в обжаловании приговора.

поделиться

Новости по теме

    Ольга Бондаренко: Раз давят — хотят выпустить

    Возросшее давление на политзаключенных свидетельствует о том, что власти готовы выпустить их на свободу. Такое мнение высказала 30 декабря на пресс-конференции в Минске Ольга Бондаренко, жена координатора гражданской кампании "Европейская Беларусь"подробности

Новости партнёров