Эксперт: Белорусское руководство не в восторге от путинской интеграции


Политолог Кирилл Коктыш рассказал, поглотит ли Россия Беларусь и чем для нас выгоден Евразийский союз.

Своими мыслями на этот счет эксперт поделился с корреспондентом "Еврорадио".

- Насколько сегодня можно говорить о единстве, что касается Беларуси и России?

- Ну, единство народов, конечно же, существует, потому что по разным подсчетам около миллиона белорусов зарабатывают сейчас деньги в России, так как люди не могут делать этого в Беларуси. В свое время в рамках Союзного государства были подписаны соглашения, приравнивающие белорусов к россиянам и россиян — к белорусам на соответствующих национальных территориях, то есть это одинаковые имущественные права, права на образование, на медицинское обслуживание. Это соглашение является чуть ли не единственным хорошо работающим и как раз оно обеспечивает довольно искренние и довольно теплые отношения на уровне между народами. Об отношениях между государствами этого сказать, конечно же, нельзя.

- А что можно сказать об отношениях между государствами? Как будут развиваться отношения между новоизбранным Путиным и Лукашенко?

- Они будут развиваться в рамках подписанного соглашения о Евразийском союзе и о ЕврАзЭС. Это означает, что будут введены четыре свободы, как в Евросоюзе — свободное перемещение товаров, услуг, людей, капиталов. И это означает, что будет создаваться единое рыночное пространство, которое будет включать Беларусь, Россию и Казахстан. Развитие довольно предсказуемо. Кажется, что белорусское руководство будет не слишком жаждать такого уклона интеграции, но соглашения подписаны и сейчас это будет руководство единого рыночного пространства, более или менее успешного.

- А почему белорусское руководство не хочет этой интеграции?

- Если принять во внимание последнюю встречу Лукашенко с Путиным на заседании ЕврАзЭС, то негативные высказывания относительно будущего ЕврАзЭС сделал именно белорусский президент. И сразу после этого мы получили конфликты в области авиасообщения — когда Россия, базируясь на подписанных соглашениях, требовала одинаковых условий для "Аэрофлота" и "Белавиа". То, что противоречило межгосударственным соглашениям, но было в полном согласии с соглашениями, подписанными Лукашенко в рамках Евразийского союза. Мне кажется, такие конфликты будут возникать, потому что белорусские компании, белорусские заводы в открытой конкуренции, не имея государственной поддержки, будут проигрывать.

- Как, на ваш взгляд, будут развиваться энергетические отношения между нашими странами?

- Продав "Белтрансгаз", Беларусь получила скидку на два года. Два года подряд мы будем получать самый дешевый газ в Европе. Потом этот вопрос снова встанет, но за эти два года Беларусь должна пройти путь к полноценному строительству Евразийского союза и к полноценному строительству ЕврАзЭСа. От того, будет ли пройден этот путь, зависят и цены на газ. Если этот путь не будет пройден, то все льготы могут быть довольно легко отозваны, поскольку условие сегодняшних дешевых цен — подписанные Лукашенко в декабре прошлого года соглашения.

Что же касается нефти, то говорить, что белорусская экономическая независимость базируется на российской нефти — означает признать отсутствие какой-либо экономической независимости. Будет искаться баланс — либо через схемы купли-продажи, либо через схемы господства нефти. Но когда встает такой вопрос, главное — построение доверия между тем, кто поставляет нефть, и тем, кто ее перерабатывает, тогда может быть разработана формула, чтобы удовлетворить обе стороны.

- Нет ли в этом угрозы для белорусской независимости?

- Мне кажется, что угроза — в отсутствии отношений доверия. В сегодняшней конфигурации белорусской независимости без России не существует. Это значит, что Россия так или иначе является гарантом белорусской независимости, потому что если ей надоест, она тут же ее закроет. Дело в том, что Россия построила обходные газо- и нефтепроводы, они строились с 2006 года. Не стоило доводить до того, чтобы эти обходные пути строились, но сейчас это уже свершившийся факт и надо просто смотреть в глаза реальности.

- Возвращаясь к Евразийскому союзу и интеграционным планам, к месту ли здесь было бы сравнение с Евросоюзом? Будет ли этот проект выгоден для Беларуси?

- Пока что этот проект не разработан. В своем сегодняшнем виде он имеет определенную выгоду и для Беларуси, и для России, и для Казахстана. Эта выгода базируется на том соображении, что товарооборот между Азией и Евросоюзом составляет около 6 триллионов долларов. И если будет предложен торговый путь, альтернативный морскому, который будет вдвое быстрее, на этом можно будет зарабатывать деньги и делить их между тремя странами. Это идея заработка. Остальные вещи вроде строительства общего рынка, согласования ценностей, соединения культурного пространства, просто не затронуты, о них никто даже не думал. А в этом могут базироваться куда большие деньги, чем в услугах транзита. Но пока российские, казахстанские и белорусские элиты думают только о транзите и иного наполнения Евразийского союза нет.

- Есть еще такой вопрос, как центр принятия решений. Будет ли Евразийский союз столь же демократичным, как Евросоюз?

- Евросоюз проходил путь от Европейского объединения угля и стали до создания европейских наднациональных органов около сорока лет. Я уверен, что Евразийский союз будет развиваться быстрее. Во-первых, речь идет о строительстве общего рынка, по которому могут передвигаться товары, люди. Значит, это будет закрытое или полузакрытое от внешнего мира пространство внутренней конкуренции, где необязательно конкурировать со всем миром. Прежде чем говорить о наднациональных органах, надо просто дать этому пространству состояться, каким-то субъектам конкуренции ощутить свою силу — точно так же каждая страна, которая входила в Евросоюз, либо теряла свою промышленность, либо доказывала, что ее промышленность чего-то стоит. В Евразийском союзе условия будут немного мягче. Только после этого может идти разговор о каких-то наднациональных органах, но сегодня речи и мысли у национальных элит об этом нет. При том, что когда осенью придет вторая волна кризиса, все об этом вспомнят.

- Как вы считаете, хороши ли для Беларуси предлагаемые сейчас интеграционные процессы?

- Существует очень простой ответ. Качество жизни зависит от того уровня распределения труда, в который вовлечена страна. Имея население меньше 10 миллионов человек, при таком распределении труда Беларусь может рассчитывать собственными силами на уровень жизни середины XIX века. Если говорить о сегодняшних стандартах, страна должна быть включена в распределение труда примерно на 300 миллионов человек. Евразийский союз до этого не дотягивает, Европейский союз дотягивает. В рамках того же Евразийского союза качество жизни худо-бедно, но может быть гарантирована на уровне 60-70-х годов XX века. Возможно, это будет также какой-то возрастной ресурс, поскольку другие восточноевропейские страны также будут искать для себя менее конкурентные рынки, нежели европейский. Так что здесь определенные перспективы, конечно, есть. Сказать, что это хорошо, можно будет, когда возможности будут использованы. Плохо будет, если эти возможности пройдут мимо. И, конечно, будет плохо, если это будет лишь игра элит, которая никак не затронет качество жизни общества.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров