Что потребует Путин от Беларуси за дешевые газ и нефть?

Андрей Сакович, "Завтра твоей страны"

Владимир Путин готовится вновь официально занять президентское кресло. Усилится ли после этого экономическое и политическое давление России на Беларусь, будет ли российский бизнес действовать более агрессивно и смогут ли белорусские власти всему этому противостоять?

Россия уже начала делить "белорусский пирог"

Директор компании "Sinkevich Technologies", экономист Александр Синкевич считает, что давление на Беларусь с целью приобретения россиянами выгодных активов уже началось.

— Российский олигархат и бизнес помельче вложился в выборы, а теперь ждет дивидендов, — говорит эксперт. — Наверняка им обещаны сладкие куски пирога, в том числе и в Беларуси. Вполне вероятны такие рейдерские операции, как сейчас с "Белавиа".

Александр Синкевич ожидает эскалации экономической напряженности в России будущим летом. Там намечено очень серьезное скачкообразное повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги, на электроэнергию, транспорт. Ожидается рост цен на топливо. Все это больно ударит как по российскому бизнесу, так и по населению, и неизбежно будет транслировано на Беларусь.

— Будет такая позиция в отношении Беларуси: "Нам и без того тяжело, куда еще нахлебников содержать", — отмечает экономист. — За дружбу придется рассчитываться.

Первый скачок напряженности эксперт прогнозирует уже нынешней весной, но особенно усилятся эти процессы осенью.

Российский бизнес начнет энергично выполнять операцию по передаче в его собственность (полностью или частично) немногочисленных, но перспективных и прибыльных предприятий самых привлекательных секторов экономики: нефтепереработки и нефтепроводов, "Беларуськалия", "БелАЗа", — считает Александр Синкевич.

Беларусь будет мешать интеграционным планам Путина

По мнению старшего аналитика Белорусского института стратегических исследований Дениса Мельянцова, главной линией раскола и напряжения в белорусско-российских отношениях станет создание Евразийского союза.

— Путин уже поставил цель создания и развития такого союза, это вошло в его предвыборную программу, — отмечает эксперт. — Так или иначе после утряски внутриполитической ситуации в России, он к этому вопросу вернется.

Политолог прогнозирует давление и на Беларусь, и на Казахстан, чтобы форсировать создание этого союза.

— Но Беларусь и белорусский президент будут упираться до конца, пытаться нивелировать усиливающуюся зависимость от России, хотя реальных рычагов все меньше и меньше. После прошлогодних соглашений Беларусь стремительно теряет суверенитет, — констатирует Денис Мельянцов.

Политолог отмечает, что основные противоречия будут касаться унификации тарифов, пошлин и других вопросов. Кроме того, Россия потребует безусловной геополитической лояльности.

Но такой политический вопрос, как признание Южной Осетии и Абхазии, уже потерял актуальность и не так важен для России. По словам эксперта, это было очень важно в 2008 году, когда решался вопрос политической легитимности. Он уверен, что Россия хотела бы как можно быстрее забыть этот вопрос, потому что в ином случае "всплывет, что их признали в основном карликовые государства за какие-то дивиденды". А это — серьезные имиджевые потери для России.

Вместо этого российские власти будут настаивать на более тесной интеграции (в том числе и военной) на постсоветском пространстве.

— И вот здесь будет много вопросов, потому что Лукашенко будет цепляться за каждый кусочек суверенитета, который у него будут пытаться забрать, — подчеркивает Денис Мельянцов.

Директор по исследованиям "Либерального клуба" Евгений Прейгерман ожидает, что Путин после окончания электорального цикла начнет выстраивать реальные программы, в том числе и интеграционные.

— Похоже, есть большие проблемы с формированием Единого экономического пространства, о которых никто публично не говорит, - отмечает эксперт. – И проблемы эти исходят от Беларуси. Есть неподтвержденные данные, что наша страна ратифицировала не все, что обязалась. Если это действительно так, то мы напрямую подрываем деятельность ЕЭП — этот большой проект Путина.

Впрочем, белорусская экономическая модель в принципе несовместима с тем, что заложено в ЕЭП, поэтому неизбежны конфликты наподобие прежних "молочных" или "газовых" войн.

Белорусско-российские конфликты носят системный характер

Экономист Сергей Балыкин не уверен, что с возвращением Владимира Путина возникнут новые противоречия между Беларусью и Россией, так как Путин все эти годы "все равно оставался реальным руководителем страны".

Белорусско-российские конфликты всегда были конфликтом экономических систем. Хотя и с известными оговорками, Россия все-таки идет по пути рыночной экономики. Беларусь, к сожалению, стремится сохранить экономику плановую, основанную на социалистических методах управления.

— Беларусь всегда пыталась паразитировать на российской экономике в обмен на обещания каких-то политических дивидендов, — отмечает эксперт. — Однако на самом деле она создавала России больше проблем, чем приносила пользы. Россияне неоднократно указывали, что неплохо бы и самим зарабатывать, предлагали методологическую помощь в реформировании экономики. Но белорусское руководство в ответ начинало обвинять официальных лидеров России в попытках навязать свое мнение.

Исходя из этого, белорусско-российские конфликты могут возникнуть в любой сфере и в любое время в зависимости от текущей ситуации и изменения условий хозяйствования, считает экономист.

По его мнению, если бы Беларусь приняла рыночные принципы, то таких проблем не возникало бы. Ведь даже с государствами, которые не позиционируют себя как пророссийские, конфликтов у России гораздо меньше.

Беларусь не сможет противостоять российскому давлению

Нынешняя белорусская система неспособна противостоять давлению России, считает Александр Синкевич. Власти сдают позицию за позицией, "отдают все, что у них требуют, хотя и огрызаются".

Ведь "Белтрансгаз" — это ключевой фактор национальной безопасности. По мнению эксперта, на очереди – "Белавиа" и нефтяная отрасль.

— У Беларуси нет сил, никто ее не поддерживает, — отмечает Александр Синкевич. — Похоже, Европа махнула на нас рукой. Деваться нам, судя по всему, некуда, все очень мрачно. Хотя белорусское руководство всегда отличалось способностями к политическим манипуляциям и какой-нибудь неизвестный козырь в рукаве может держать и сейчас.

После продажи "Белтрансгаза" Беларусь получила определенную отсрочку, однако не сумела ее правильно использовать. Государство по-прежнему разбазаривает деньги на так называемые социальные программы, дотируются цены на бензин и другие товары и услуги.

— У Беларуси был благоприятный момент для того, чтобы мобилизоваться и аккумулировать деньги на такие проекты, которые могли бы стать стратегически важными, например, на формирование альтернативной экономики, развитие высоких технологий, — оценивает Александр Синкевич. — Это могло снизить риски зависимости от внешних контрагентов, уберечь от кризисных явлений. Но все продолжается по накатанному пути: опять обещают зарплату 500 долларов в конце года, а реальных действий по росту производительности труда и технологической революции не предпринимается.

По мнению экономиста, Беларусь избрала неправильную стратегию. Он считает, например, что сотрудничество с Китаем "пагубно отражается на экономике страны". Китайцы грамотно осуществляют экономическую экспансию в стиле "плана Маршалла". Однако, как сказал Александр Синкевич, такую же экспансию должны были проводить и белорусские компании. Ведь структура экономики двух стран похожа, несмотря на разные масштабы — она основана на экспортоориентированных сложных производствах.

— Какое может быть сотрудничество? Конкуренция должна быть на самом деле. Надо развивать сотрудничество в своем экономическом пространстве, а не на другом конце Земли. Такие искусственные образования всегда заканчиваются крахом. Нам надо работать в естественной экономической среде — с Польшей, странами Балтии, Украиной, Россией. Невозможно с ними ругаться, а с Китаем дружить. Это Албания 1950-х годов, — сравнивает экономист.

Евгений Прейгерман согласен, что ресурс сопротивления у белорусских властей крайне ограничен. Недавно тихо разрешился "молочный скандал", так как Беларусь сдалась быстро и отказалась от поставок в Россию сухого молока. Непонятно, закончилась или нет "авиавойна", и что в итоге произошло. Правда, пока Беларусь тоже приняла все условия, которые изначально выдвигала российская сторона.

Если будут возникать более серьезные ситуации, можно ожидать и большего давления на белорусские власти, считает эксперт. У России есть мощные рычаги. Никто не помешает ей изменить условия выгодных для Беларуси многолетних соглашений по газу и нефти. Страна зависит от своевременного выделения кредитов Антикризисного фонда ЕврАзЭС. Россия сможет манипулировать и кредитом на строительство АЭС.

поделиться

Новости по теме

    Введет ли Беларусь российский рубль?

    Введение в Беларуси российского рубля в качестве платежного средства может стать одним из самых серьезных белорусско-российских конфликтов. Монетарная уния: почему она сулит головную боль России и отчего белорусские власти заинтересованы вподробности

Новости партнёров