Лукашенко предложили ездить за зарплатой в Кремль

Александр Класковский, Naviny.by

"Второго кризиса белорусская система не переживет". Это сказал не оппозиционер, а российский посол Александр Суриков в интервью агентству "Интерфакс-Запад". И сказал вот в каком контексте: "Надо возвращаться и к вопросу введения единой валюты".

Оба-на! В последнее время официальные лица с обеих сторон твердили, что этот вопрос в обозримой перспективе не актуален, и вдруг — такое заострение.

И вообще дипломат союзной страны наговорил кучу весьма неприятных для белорусского начальства вещей. Представляющих собой, однако, горькую правду. Типа того, что без реформ в экономике инвесторы в Беларусь не придут. Что вскоре синеокая республика может "стать совсем неконкурентной и потерять даже наш, российский, рынок". Здесь господин посол позволил себе легкую иронию: "И останутся только братские отношения".

Да, белорусские деятели сами замусолили эту фразеологию, хотя в подкорке другое: сомнительное братство на хлеб не намажешь; сто лет нужны эти поцелуи с Азиопой, если за них не дают дешевого газа и нефти!

Алхимия "братских отношений"

Тем временем исподволь назревает и конфликт на почве сотрудничества Беларуси с китайцами. Тот же Александр Суриков дал понять, что планы наладить у нас выпуск китайских автомобилей не вызывают у Москвы ни малейшего восторга.

А между тем на днях Александр Лукашенко подписал указ о создании под Минском китайско-белоруссского индустриального парка. Причем ему на полстолетия даруется статус особой экономической зоны. Хотя согласно соглашениям в рамках ЕЭП все СЭЗы к 2017 году должны исчезнуть. Россия вряд ли закроет глаза на такой игнор.

Посол Суриков дважды за последние дни затронул также скользкую тему колоссального роста экспорта растворителей и разбавителей из Беларуси. 14 июня этой темой выстрелили и московские "Известия". Заголовок красноречив: "Белоруссия химичит с экспортом российских нефтепродуктов".

Короче, в Москве сгущаются подозрения, что здесь имеет место хитрая схема неуплаты таможенных платежей в российский бюджет. Минск устами главы Государственного таможенного комитета Александра Шпилевского это отверг. Таким образом, схватка в публичном пространстве разгорается.

"Недавно был замечательный визит Путина, все пели и плясали, — иронизирует белорусский обозреватель-международник Андрей Федоров, — и вдруг посыпались неприятные для Минска заявления". С чего бы это? О той же "химии" с реэкспортом нефтепродуктов аналитики пишут уже полгода, а Кремль резко прозрел только сейчас.

"Подтверждается прогноз, что Москва будет усиливать давление на Лукашенко после инаугурации Путина", — заявил аналитик в комментарии для Naviny.by.

Последний рубеж белорусской автократии

При этом Андрей Федоров убежден, что белорусский руководитель будет особенно яростно сопротивляться единой валюте (читай: введению у нас российского рубля).

Напомню, что общие деньги с двуглавым орлом планировалось ввести еще в 2005 году в рамках Союзного государства. Но тогда Лукашенко встал на дыбы. И даже призвал во временные союзники ушедшего в оппозицию либерального профессора Станислава Богданкевича, известного противника единой валюты.

Короче, тогда наскок Кремля отбили плечом к плечу, забыв о взаимных ярлыках, "промосковский диктатор" и "пятая колонна". При всем антагонизме их роднит понимание: российский рубль — это капец суверенитету.

В периоды эмоционального возбуждения Лукашенко еще не раз возвращался к этой теме и повторял, что за зарплатой "на поклон в Кремль" ездить не собирается.

Почему Суриков поднял этот вопрос именно сейчас, когда Россия вроде бы старается не спугнуть белорусского партнера, заманивая поглубже в проект евразийской интеграции?

"Москва учитывает, что Беларусь довела себя до изоляции в отношениях с цивилизованной Европой и Америкой, что вся финансовая помощь идет из России, туда же в основном сбывается продукция белорусской обрабатывающей промышленности", — отметил в беседе с автором этих строк Станислав Богданкевич.

По его мнению, ситуацией, когда Лукашенко "барахтается у стенки", Кремль логично решил воспользоваться, чтобы продавливать единую валюту, приватизацию, а в перспективе — полное поглощение Беларуси.

Но, может, не так уж и страшен российский рубль? Может, напротив, это благо и спасение? Нет, подчеркнул профессор Богданкевич в интервью для Naviny.by. Бывший руководитель Национального банка убежден: "Нам невыгоден переход на валюту, которая, как показывает кризис, неустойчива, которая лежит на сырьевой компоненте".

Главное же — угроза навсегда застрять в путинской модели евразийской интеграции, предполагающей "восстановление в какой-то форме СССР", говорит эксперт. При этом Богданкевич подчеркивает: Беларуси важно сохранять с Россией хорошие отношения, но — не поступаясь суверенитетом, как это делала маленькая Финляндия.

Когда возможна валютная капитуляция?

Минские стратеги действительно освоили геополитическое маневрирование. Однако белорусский режим не готов к финляндизации отношений с Россией, поскольку ментально не приемлет рынок и демократию, на которых поднялись к процветанию упорные финны.

Остается подписывать бумаги по ЕЭП и уповать на то, что Путин еще долго будет добрым, как дедушка Ленин. Но Россия, по мнению независимых белорусских экспертов, уже посылает сигналы, что малина кончается.

"Переход на российский рубль — это последнее, что сделает Лукашенко в плане уступок Москве", — говорит Андрей Федоров. Он прогнозирует, что если вопрос перейдет в практическую плоскость, дожать белорусского руководителя будет нелегко, но возможно.

Не исключена ситуация, когда для того будет «что в лоб, что по лбу», считает эксперт. Или коллапс экономики и народный бунт — или валютная капитуляция.

Остается добавить, что положить белорусскую экономику для Москвы — дело техники.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров