Минск сделал укол в Вену

Александр Класковский, Naviny.by

Для белорусских властей одни наблюдатели — слаще меда, другие — хуже горькой редьки. 16 июля Александр Лукашенко объяснялся в любви к миссии СНГ, а тем временем глава Центризбиркома Лидия Ермошина аккуратно бросала камешки в огород ОБСЕ. Ранее по вредным европейцам гораздо откровеннее прошелся Николай Лозовик, правая рука Ермошиной. Тот даже согласился записаться… в оппозиционеры.

"Мы всегда с удовольствием приглашаем миссию СНГ и хотим, чтобы вы ее возглавили, как обычно, потому что доверие к вам очень высокое в Беларуси, притом всех институтов власти", — вот такого бальзама щедро плеснул Лукашенко на душу желанному гостю — исполнительному секретарю СНГ Сергею Лебедеву.

Зато наблюдатели от ОБСЕ — гости нежеланные. О чем в экстравагантной манере поведал на днях секретарь ЦИК Лозовик: "Пусть я покажусь оппозиционером, но я внутренне не согласен, что руководство страны решило пригласить миссию наблюдателей от ОБСЕ".

Ирония судьбы: Ермошиной — зеленый, Корнеенко — от винта!

Отметим, что такие заявления — прерогатива политиков, но не функционеров, и в любой самой демократической стране за подобные вольности аппаратчику вполне могли бы дать по шапке: раз уж начальство решило, то ваше дело исполнять, а свое мнение спрячьте поглубже.

Однако господин Лозовик явно кокетничает. Он прекрасно понимает, что по шапке не получит. Он тонко чувствует, что у начальства на уме. Тем более что высокое руководство тоже не единожды проговаривало вслух свое отношение ко всяким европейским "козлам".

В свою очередь, Лидия Ермошина, вернувшись из скандальной поездки в Вену на совещание в рамках ОБСЕ, посетовала, что там превалировало "этакое воспитательное воздействие именно на страны СНГ", а также много внимания уделили сюжету с невыпуском из Беларуси на эту же мероприятие координатора кампании "За справедливые выборы" Виктора Корнеенко.

Возникает наивный вопрос: а может, лучше не запирать в стране оппозиционеров, чем пенять на западников, которые такой дикостью возмущаются? Тем более что Европа перед этим сделала реверанс и пригласила в австрийскую столицу вообще-то невъездную в ЕС Ермошину. За что и получила болезненный укол, даже два: оппозиция заклеймила за беспринципность, а Минск демонстративно продинамил в истории с Корнеенко.

Чтобы отсечь спекуляции, отметим, что черные списки невъездных в ЕС и невыездных из Беларуси нельзя ставить на одну доску.

Евросоюз просто не хотел бы пускать в свои пенаты определенный набор персон из "последней диктатуры Европы". Можно спорить о критериях, но это право Европы (к слову, белорусские власти давно практикуют аналогичные меры, причем списки тайные).

Точно так же на бытовом уровне вы не приглашаете на чай тех, кого видеть в своем доме не желаете. И совсем другой коленкор, когда у оппонентов режима отбирают конституционное право на выезд из собственной страны (см. ст. 30 Основного закона). Это уже что-то вроде захвата заложников.

Не пустив Корнеенко в Вену (ему сказали "от винта!" в минском аэропорту), белорусские власти показали, что внутренних наблюдателей-нонконформистов в грош не ставят. Да и международных, как видим, тоже. И после этого хотят хороших оценок?

Оппозиция априори в пролете

Тем не менее, нелюбимых наблюдателей ОБСЕ и на грядущие в сентябре парламентские выборы, как и на все предыдущие, пригласили. Как раз 16 июля в Минск прибыла на рекогносцировку оценочная миссия БДИПЧ ОБСЕ.

Кто не в курсе: БДИПЧ — Бюро демократических институтов и прав человека. Сам набор слов в названии этой институции, занимающей прелестный особнячок в центре Варшавы, способен вызвать скрежет зубовный у белорусских чиновников. Естественно, ничего хорошего от конторы с такой вывеской в Минске априори не ждут.

А приглашают потому, что при всем кураже типа "нам Запад по барабану" вопрос внешней легитимности белорусскому руководству не так уж глубоко фиолетов. В чем и признался Лукашенко Лебедеву: "А главное, чтобы выборы были легитимны, а это зависит от того, насколько свободным будет волеизъявление".

К этим правильным словам не придерется ни одна вражина. Но в то, что предстоящие парламентские выборы будут свободными и справедливыми, верят, согласно июньскому опросу НИСЭПИ, только лишь 36,8% белорусов. Похоже, это самые неисправимые оптимисты. Потому что доверие к властям по самым разным параметрам падает, рейтинг Лукашенко опустился до 29,7%.

Вместе с тем, как можно прикинуть по тому же опросу, народ практически без кнута, по инерции — ну вот такие они по-советски дисциплинированные, эти белорусы! — обеспечит явку процентов около 60. И, соответственно, оставит у разбитого корыта адептов бойкота выборов из оппозиционного лагеря. Равно как и сторонников ограниченного участия или участия до конца. Они априори в пролете, потому что выборов как таковых в стране нет. Идет лишь игра, Европе предлагается имитация.

Наблюдателям впаривают "куклу"

Белорусские власти раз за разом пытаются впарить международным наблюдателям "куклу". И удивляются, когда люди из ОБСЕ, структур ЕС крутят носом.

Вот, скажем, по закону избиркомы на треть должны состоять из представителей партий и общественных организаций. Вертикаль даже перевыполняет этот показатель. Ныне из 1430 членов окружных комиссий 61% были выдвинуты общественными организациями и политическими партиями. Короче, ставь, Европа, десять баллов!

Но если копнуть глубже, то выяснится: эта квота почти целиком состоит из представителей бутафорских или вообще фейковых провластных структур. Той оппозиции, которую наверху именуют деструктивной, то есть людей зубастых, ершистых, в окружкомах опять с гулькин нос — процента три. Вот и получается, как говаривал дедушка Ленин, что по форме правильно, по существу — издевательство.

Вряд ли расщедрятся для "пятой колонны" и на места в участковых комиссиях — ведь именно там и считают (или якобы считают) бюллетени. А полнокровная агитация невозможна без мощных независимых СМИ. Власть же дает кандидатам крохи гласности и рекламирует это как разгул свободы слова. Той самой, во имя которой совершили недавно свой дерзкий плюшевый авианалет околпачившие доблестную ПВО шведы.

Аномалия в центре Старого Света

Те же Ермошина с Лозовиком любят рассуждать о слабости оппозиции, непопулярности партий. Мол, много хотят, а сами никого не представляют.

Рейтинги партий в самом деле ниже плинтуса. Силенок у оппозиции и впрямь негусто. И даже если бы в избирательные комиссии включили всех ее выдвиженцев, те бы там составили весьма скромный процент.

Но в белорусских условиях, когда за 18 лет президентской эры оппонентов власти разве что дустом не пробовали, чудом можно считать уже само существование некой оппозиции. Так что фальшиво-широким жестом приглашать ее на нынешние выборы, обещая чудеса демократии, — это то же самое, что выпускать на олимпийский стадион связанного по рукам и ногам бегуна, которому намедни еще и бока намяли. Давай, рви, ставь рекорд!

Белорусы не такие дураки и дикари, чтобы шарахаться от партий в принципе. Белорусы просто рациональные люди. Они видят, что партии выключены из реальной политики, ставить на них нет резона — все равно пролетят. Оппозиционная деятельность стараниями режима превратилась в иррациональный садомазохизм горстки чудиков.

В Европе же на партиях держится вся политика. Там они получают деньги из казны (и тогда не надо выплясывать перед зарубежными спонсорами, зарабатывая ярлык "пятой колонны"). Оппозиционер в Европе — это не маргинал в старом свитере на случай попадания на нары после митинга, а респектабельный дядя в галстуке. Вроде недавно победившего во Франции социалиста Франсуа Олланда, которого Лукашенко 14 июля поздравил с Днем взятия Бастилии (если вдуматься, это был аналог прочно обжитого белорусской оппозицией минского изолятора на Окрестина).

Заметьте: амбициозный Саркози не называл Олланда отморозком и не разгонял его митинги спецназом, а проиграв каких-то несчастных три процента, ушел как миленький. Хоть на мой взгляд бывший глава Франции куда харизматичнее, нежели его похожий на бухгалтера соперник-социалист. Но меня, естественно, никто не спрашивал, а своего президента реально выбирали сами французы. И если через некоторое время решат, что ошиблись, то на следующих выборах легко задвинут Олланда назад в оппозицию.

Минувшей осенью я наблюдал за выборами в польский Сейм: там президент Бронислав Коморовски и премьер Дональд Туск до самого вечера не знали, победит ли их "Гражданская платформа". Партия "Право и справедливость" Ярослава Качиньского наступала на пятки и в случае выигрыша получила бы право формировать правительство. Соответственно, многие тузы гадали, усидят ли в креслах. Судьбу вип-персон действительно решали простые Яцеки и Марыли.

Междусобойчик постсоветских автократий

Вот это и есть реальные выборы — со всеми механизмами обеспечения конкурентности. А теперь сравните с белорусскими реалиями, где политический ландшафт напоминает мертвую марсианскую пустыню.

Дело не во вредности ОБСЕ, а в том, что выборов в нормальном европейском понимании в Беларуси нет. Наблюдатели же от СНГ хороши тем, что всегда готовы подтвердить: жизнь на этом белорусском политическом Марсе есть!

Авторитарные постсоветские правители сами упрекают СНГ за аморфность, превращение в клуб. Но закрывать этот клуб не спешат, потому что рука руку моет. Режимы по очереди суррогатно легитимируют друг друга, расхваливая якобы выборы в той или иной законсервированной системе — российской ли, казахской или белорусской. Ворон ворону глаз не выклюет.

Хорошо французам — они свою Бастилию взяли давно!

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров