"Если не будет перемен, в ЕС все чаще будут высказываться о передаче наших стран России"

Руслан Горбачев, "Салідарнасць"

"Салідарнасць" узнала, что думают в Брюсселе еврочиновники и эксперты о будущем отношений Европейского союза и Беларуси.

Приводим высказывания по этому поводу еврокомиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Штефана Фюле и эксперта по политике ЕС и России в отношении Беларуси, Молдовы и Украины Института Карнеги Ольги Шумило-Тапиолы.

Ольга Шумило-Тапиола: Европейский Союз при том, что является притягательной структурой для многих стран, не видит себя как серьезного внешнеполитического игрока. Долгое время для ЕС Восточной Европы (Беларуси, Украины, Молдовы) не существовало. Мы находились в орбите России, и Евросоюзом это признавалось как легитимное право.

Но когда в 2000-х годах начали происходить определенные вещи в Украине, Евросоюз проснулся. Однако у ЕС были ложные ожидания: что Украина станет похожей на Польшу, а Беларусь после ухода Лукашенко будет той же как страны Балтии.

Штефан Фюле: В короткий период перед президентскими выборами в Беларуси 2010 года у нас было продвижение в отношениях. Были сделаны шаги навстречу из президентской администрации и с нашей стороны. Я был в Минске и разговаривал с Лукашенко. Перед выборами были выполнены некоторые из рекомендаций ОБСЕ. С нашей стороны было оптимистическое ожидание.

"Если не будет перемен, в ЕС все чаще будут высказываться о передаче наших стран России"

Если бы и выборы прошли в подобном духе, мы сделали бы Беларуси принципиальное предложение. Страны ЕС согласились с планом конкретных действий. В нем было прописано, какие шаги ЕС ожидает от Беларуси навстречу демократии, и как каждый из этих шагов Евросоюз будет сопровождать. Думаю, для белорусских властей это было бы хорошим предложением.

Первый раз у нас был для Беларуси конкретный стратегический план. Но после того, что произошло 19 декабря, он был заморожен.

Ольга Шумило-Тапиола: Декабрь 2010 года был шоком для Брюсселя и других стран-членов ЕС. То, что случилось после выборов, стало пощечиной для Евросоюза.

На сегодня мы видим в нашем регионе следующую ситуацию. Россия очень хорошо знает, чего хочет от Беларуси и Украины, в меньшей степени от Молдовы. В то же время Европейский Союз практически не конкурирует за этот регион. ЕС занят своими внутренними вопросами: как преодолеть кризис, что делать со странами-членами, которые не выполняют своих обязательств по демократическим показателям? У Евросоюза не остается времени не только на то, чтобы заниматься нашим регионом, но и на то, чтобы разобраться и понять его.

Есть лишь небольшая группа стран, которые ведут политику по отношению к Беларуси – это новые члены ЕС: Польша, страны Балтии. У них есть интерес подвинуть Беларусь ближе к ЕС. Но этих стран недостаточно.

В нашем регионе не заинтересована ни одна из больших "старых" стран ЕС: Германия, Франция, Великобритания. У них другие приоритеты: Сирия, Иран, Северная Корея, Афганистан после вывода американских войск. Т.е. те страны, ситуация в которых может привести к глобальным потрясениям.

И те, кто недоверчиво смотрел на Беларусь (голландцы, бельгийцы, испанцы, итальянцы), и те, кто смотрел с оптимизмом (те же шведы, которые вместе с поляками были локомотивом программы "Восточное партнерство"), все больше и больше склоняются к мысли, что они ничего не могут сделать с нашим регионом. Особенно с Беларусью, где общество долго мирилось с тем социальным контрактом, который предложил Лукашенко.

В ЕС не знают, как говорить с Лукашенко. Может быть, для европейских политиков это сложная фигура. Его мало кто понимает: какие у него мотивы, страхи, потребности. На сегодня Россия более четко понимает Лукашенко.

Штефан Фюле: В Беларуси и власти, и гражданское общество должны знать, что мы не поставили крест на вашей стране. Если мы говорим о странах "Восточного партнерства", то о Беларуси разговоры самые интенсивные.

Мы сами себя спрашиваем: а наша политика приносит результат, если не в краткосрочной, то в долгосрочной перспективе? Используем ли мы все возможности для того, чтобы граждане Беларуси могли узнать о Европе и нашей политике (я сейчас говорю, к примеру, о визовом вопросе)?

Ольга Шумило-Тапиола: В ЕС должны ответить на вопрос: зачем им Беларусь? Ответа на этот вопрос у них пока нет. Мне кажется, что они вообще боятся его задавать в отношении всего "Восточного партнерства".

"Если не будет перемен, в ЕС все чаще будут высказываться о передаче наших стран России"

С другой стороны я боюсь, что если страны ЕС начнут отвечать на этот вопрос, то ответы будут не в пользу Беларуси и этого региона.

Штефан Фюле: Мы следим за тем, что сейчас происходит с Беларусью, с большим разочарованием. Мы ни в коем случае не заинтересованы в том, чтобы отношения с Беларусью были ограничены санкциями. В этом году мы запускаем "Европейский диалог для модернизации Беларуси".

Ранее мы очень ясно высказывались, на каких условиях можно изменить сотрудничество ЕС и Беларуси в позитивном направлении. Это — освобождение политзаключенных и их реабилитация (восстановление в гражданских и политических правах, возможность вернуться в политическую жизнь и выдвигаться на выборах). В марте мы ясно сказали, что, если не будет никаких сдвигов по политзаключенным и будет продолжаться наступление на демократические силы, то министры иностранных дел ЕС готовы рассмотреть дополнительные меры.

Я пока не хочу говорить о том, какие шаги могут быть приняты в отношении Беларуси осенью. Много зависит от поведения властей, от проведения парламентских выборов в конце сентября.

Усталости от белорусского вопроса нет. Но есть усталость от того, что, несмотря на наши усилия, развитие Беларуси идет не в направлении демократии.

Ольга Шумило-Тапиола: В Беларуси непростая ситуация, Украина, к моему большому сожалению (поскольку я гражданка этой страны), превращается в серую зону, которой управляют бандитские группировки. Для Евросоюза, возможно, выгоднее отдать Украину России. Мы встроимся как еще одна губерния, и будем более-менее предсказуемыми… Россия на сегодня хоть и сложный партнер для Евросоюза, но предсказуемый.

Я опасаюсь, что такие мысли будут высказывать в ЕС все чаще и чаще, если в наших странах не будет никаких перемен. В головах еврочиновников и европолитиков рождается понимание: изменения должны прийти изнутри страны. Помочь можно только тому государству, которое хочет изменить себя само.

Пока же я вижу, что в Беларуси люди не готовы идти за демократию, верховенство права. Они готовы идти за восстановление социального контракта. В Украине то же самое…

В Беларуси и Украине распространено мнение, что ЕС обязан что-то сделать для нас, в том числе в вопросах соблюдения прав человека, демократии и верховенства закона. На самом деле Евросоюз ничего не должен. А странам, которые не знают, чего хотят и куда идут, помочь в принципе сложно.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров