Беларусь и Швеция разругались надолго?

Андрей Тихомиров, Naviny.by

Конфликт, спровоцированный "плюшевым десантом", быстро не рассосется. Если смотреть в корень, то проблемы в белорусско-шведских отношениях вызваны несовпадением ценностных и политических установок руководства двух стран.

Двусторонние отношения стали налаживаться после официального признания Швецией независимости Республики Беларусь 19 декабря 1991 года. Достаточно быстро — 14 января 1992 года — были установлены дипломатические связи.

В том же году в Минске побывала Маргарета аф Угглас, возглавлявшая шведский МИД, состоялись Дни Швеции в Беларуси и было положено начало формированию договорно-правовой базы двустороннего сотрудничества.

Правда, после этого белорусско-шведские отношения утратили динамику, а во второй половине 1990-х годов, когда Швеция поддержала имиджевые санкции ЕС в отношении Беларуси, двусторонний политический диалог и вовсе оказался в замороженном состоянии. Впрочем, трудности общения не воспрепятствовали открытию в Стокгольме посольства Республики Беларусь в 1999 году.

В первой половине 2000-х годов контакты между официальными структурами в Минске и Стокгольме оживились, но преимущественно по дипломатической линии. В 2005 и 2007 годах обмен визитами осуществили парламентарии. В 2006—2007 годах Минск несколько раз посещал председатель комитета по иностранным делам Риксдага Швеции Урбан Алин.

В 2003 году Стокгольм решил открыть в Минске отделение посольства Швеции, назначив главой Стефана Эрикссона. В конце 2007 года было решено создать в Беларуси полноценную дипломатическую миссию. На должность чрезвычайного и полномочного посла был назначен тот же Эрикссон. Формальные полномочия со стороны шведского правительства он получил в июне 2008 года, верительные грамоты Александру Лукашенко вручил в сентябре, в условиях оттепели в отношениях Беларуси и Евросоюза.

В 2008 году Швеция вместе с Польшей инициировала проект ЕС "Восточное партнерство" и высказалась за подключение к нему Беларуси. В июне 2009 года шведская сторона поддержала предложение о предоставлении Беларуси статуса наблюдателя в Совете государств Балтийского моря, в 2010 году помогла подключиться к проекту ЕС "Северное измерение".

Впрочем, согласие Швеции на подключение Беларуси к "Восточному партнерству" и работе ряда региональных организаций не означало готовности признать в полном объеме белорусские внутриполитические реалии. Официальный Стокгольм продолжал критиковать политику режима, находя ее недостаточно демократичной, и много внимания уделял поддержке гражданского общества.

В январе прошлого года руководство Швеции выразило намерение сократить политические контакты с государственными структурами Беларуси, сославшись на отход Минска от демократического пути развития. В минувшем году шведские политики и правозащитники требовали освобождения белорусских граждан, арестованных и осужденных за причастность к выступлениям протеста в декабре 2010 года, осуждали брутальный разгон "молчаливых" демонстраций в Минске летом 2011 года, выступали против ареста и вынесения обвинительного приговора белорусскому правозащитнику Алесю Беляцкому.

В декабре прошлого года министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт заявил, что в Беларуси постоянно попираются права и основные свободы человека. Шведские политики вновь подчеркнули готовность поддерживать белорусскую общественность, выступающую против политики Александра Лукашенко.

Заявления такого рода вызывали в Минске раздражение, но до поры белорусские власти воздерживались от антишведских выпадов, отдав предпочтение борьбе с Польшей. В феврале нынешнего года шведское посольство в Минске даже получило возможность переехать в новое здание.

Однако "плюшевый десант" 4 июля, за которым стояло шведское пиар-агенство Studio Total, существенно ухудшил двусторонние отношения. Плюшевые мишки с лозунгами в защиту демократии, сброшенные над Ивенцом и на окраине белорусской столицы, не только нанесли удар по самолюбию Александра Лукашенко, но и ухудшили позиции белорусского руководства в торге с руководством России. Ведь до лета нынешнего года тезис о неприступности белорусских границ весьма активно использовался официальным Минском для давления на Москву.

1 августа МИД Беларуси объявил о непродлении аккредитации Стефана Эрикссона. Позже, когда скандал вылился в публичную сферу, Минск заявил, что деятельность шведского посла была направлена "не на укрепление белорусско-шведских отношений, а на их разрушение". В белорусских официальных СМИ посла обвинили в причастности к ввозу в Беларусь нелегальной литературы, инструктажах радикальной оппозиции. Позднее Александр Лукашенко де-факто поставил в вину Эрикссону хорошее владение белорусским языком и стремление как можно глубже приобщиться к культуре Беларуси.

Шведская сторона ответила ударом на удар. 6 августа МИД Швеции объявил о нежелательности прибытия в Стокгольм нового белорусского посла и отозвал вид на жительство в Швеции у двух сотрудников белорусского посольства.

Однако последнее слово все же осталось за белорусскими властями, которые приняли решение об отзыве из Стокгольма всех сотрудников посольства (то есть фактическом закрытии дипмиссии) и предложили шведской стороне пойти по такому же пути.

В заявлении, озвученном белорусским МИДом 8 августа, говорилось, что "возвращение двустороннего взаимодействия на прежний уровень непосредственного дипломатического присутствия в столицах двух стран возможно лишь в случае, если шведская сторона в диалоге с Беларусью вернется к соблюдению международно-признанных принципов взаимоуважения, суверенного равенства государств и содействия развитию дружественных отношений".

Шведское посольство должно полностью прекратить работу в Минске до конца августа, а визовые вопросы уже с 20 августа взяла на себя дипмиссия Эстонии.

Прекращение работы посольств явно не будет способствовать расширению взаимодействия между Беларусью и Швецией в сферах, напрямую не связанных с политикой. Шведы принимали активное участие в реализации культурных проектов, делились опытом в вопросах экологии, местного самоуправления, взаимодействия между бизнесом и государством. Можно предположить, что начатые совместные проекты будут доведены до конца, но перспективы новых проектов в сложившихся условиях вызывают сомнения.

Что касается бизнес-связей, то здесь ситуация выглядит более стабильной. Нужно заметить, что в 1990-х годах Швеция не входила в число крупных торгово-экономических партнеров Беларуси. Лишь в первой половине 2000-х годов объем торговли увеличился.

В 2006 году он приблизился к 500 млн. долларов. Затем цифра существенно колебалась. В 2007 году товарооборот сократился до 212 млн. долларов. В 2008 году — увеличился до 262 млн. долларов, в 2009-м вновь сократился до 223 млн., в 2010-м достиг 252,8 млн., в 2011-м — 309 млн. Таким образом, за последние два года ситуация несколько улучшилась, но рекордного показателя 2006 года достичь не удалось.

Впрочем, тот рекорд основывался главным образом на поставках белорусских нефтепродуктов. Сокращение этих поставок в последующие годы подрезало весь товарооборот и породило отрицательное для Минска сальдо. В 2007 году минус составил 57,9 млн. долларов, в 2008-м — 69,6 млн., в 2009-м — 78 млн., в 2010-м — 97,6 млн., в 2011-м — 126 млн.

Рост отрицательного сальдо не означал существенного сокращения белорусского экспорта в Швецию. Так, в 2008 году его объем составил 96 млн. долларов, а в прошлом году — 91,5 млн. Однако в целом увеличились закупки шведской продукции. В 2007 году объем импорта составил 135 млн. долларов, в 2008-м — 165,6 млн., в 2009-м — 150,6 млн., в 2010-м — 175,2 млн., в 2011-м — 217,5 млн.

В прошлом году Беларусь экспортировала в Швецию преимущественно калийные удобрения, торф, шины, горячекатаные прутки из углеродистой стали, круглые лесоматериалы, проволоку из легированной стали, ручные пилы, соль, топливную древесину, прокат из легированной стали, льняные ткани, мебель и ее части, изолированные провода, кабели.

Основу шведского импорта в Беларусь составили электрогенераторные установки, седельные тягачи и грузовые автомобили, легковые автомобили; аппаратура связи и части к ней, плоский прокат, паровые котлы, воздушные насосы, полимеры этилена, искусственные и готовые воски, нефтепродукты, кислоты, промышленные масла и спирты, арматура для трубопроводов, духи и туалетная вода, оборудование для сельского хозяйства.

За время политической оттепели Швеция увеличила экономическое присутствие в Беларуси. Ныне здесь представлены 24 шведские компании, в том числе "Эрикссон", "Вольво", "ИКЕА", "АББ", "Орифлейм", "Сандвик". Более активными стали контакты между белорусскими и шведскими деловыми кругами.

Шведская сторона выражала готовность наращивать сотрудничество в области лесного хозяйства, производства торфобрикета, в энергетической сфере (прежде всего в области использования альтернативных источников энергии). В декабре 2009 года шведский банк Swedfund открыл белорусским предприятиям малого и среднего бизнеса кредитную линию в объеме 3 млн. долларов сроком на пять лет. Помощь Беларуси предоставляло Шведское агентство международного развития (СИДА).

В новых условиях можно предположить, что интересы крупных шведских фирм в Беларуси существенно не пострадают, но взаимодействие по линии малого и среднего бизнеса станет более сдержанным.

В целом же можно отметить, что за прошедшие годы Беларусь и Швеция не смогли выработать формулы взаимовыгодного и взаимоприемлемого сотрудничества, а сейчас и вовсе оказались на грани разрыва дипломатических отношений.

По всей видимости, эта грань преодолена не будет, однако неготовность обеих сторон поступиться принципами не позволяет рассчитывать на существенное изменение качества их отношений в обозримом будущем.

Поддержка Швеции Евросоюзом существенной роли не сыграет, поскольку за последние годы пребывание в условиях имиджевых санкций перестало не только пугать, но даже волновать официальный Минск. А пойти на более серьезные шаги европейцы не готовы…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров