Михалевич: Проблема Беларуси – в отсутствии конкуренции элит и выборов

Александр Власкин, TUT.BY

Экс-кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич два года тому назад первым ввел в политический лексикон Беларуси слово "модернизация". События декабря 2010 года, казалось, надолго сделали неактуальными любые разговоры о реформах и модернизации.

Однако недавно начатый экспертный диалог может надолго вернуть понятие "модернизация" в повседневный лексикон белорусов. И, конечно, востребованной может оказаться и программа модернизационных реформ, с которой Алесь Михалевич шел на выборы. Об этом мы с ним и поговорили.

- Алесь, как вы считаете, проект "Диалог о модернизации", начатый в рамках инициативы ЕС, имеет шансы на успех? Особенно в условиях, когда от участия в нем отказались органы государственной власти Беларуси.

- Да, шансы на успех этого проекта есть, и очень высокие. И реализовать проект, конечно, надо, потому что в Беларуси и за рубежом есть множество экспертов, к чьему опыту обращаются белорусские органы госуправления.

Вообще же в Беларуси существует ситуация серьезного кадрового голода и недостатка экспертов. Поэтому зачастую даже органы госуправления вынуждены собирать сторонние мнения. Более того, если существует какой-либо готовый и хорошо проработанный документ в интересующей их области, они зачастую берут его в готовом виде и затем используют в своей работе. И именно поэтому, я считаю, реализация проекта имеет смысл.

Конечно, у "Диалога о модернизации", как и всех проектов, есть и свои недостатки. Так, с самого начала создавалось впечатление, что это – скорее пропагандистский проект, инициатива политиков, которая только после начала реализации начала наполняться реальным содержанием. И уже сейчас наличие содержания и перспектив очевидно и я очень надеюсь, что действия в рамках этой инициативы перейдут на реальный и конкретный уровень.

- У вас предвыборная программа называлась "За модернизацию"...

- Она называлась "Программа эволюционной модернизации".

- Спасибо. Хотелось поинтересоваться, остается ли эта программа действий актуальной до настоящего времени? Ведется ли работа над ее развитием и пополнением. И, наконец, не собираетесь ли вы "инвестировать" ее содержание в "Диалог о модернизации"?

- Да, конечно, как вы сказали, моя программа будет "инвестирована" в результаты "Диалога о модернизации". Программа постоянно дополняется и дорабатывается, над ней постоянно работают эксперты из различных областей знаний.

Что касается актуальности моей предвыборной программы, то я с сожалением вынужден констатировать, что Беларусь не пошла ни на какие экономические преобразования и серьезную приватизацию. Поэтому программа становится еще более актуальной, чем раньше. К сожалению, полученные белорусским правительством евразийские кредиты позволяют им думать, что никакие перемены не нужны и, что можно оставить все как есть. Что та система, которая существовала и работала на протяжении последнего десятилетия, будет продолжать работать и дальше.

Из-за этого Беларусь загоняет себя во все больший тупик и создает себе проблемы в будущем, отказываясь от экономических реформ.

- Правильно ли я понимаю, что в белорусской ситуации сперва должны проводиться экономические реформы, а затем, вслед за ними, политические? Сперва базис, затем надстройка, в стиле трудов классиков?

- Вообще, в идеале реформы должны проводиться комплексно, т.е. одновременно и в области экономики и политического устройства. Вообще, очень сложно реформировать экономику без одновременных параллельных политических реформ. Например, экономика не сможет работать эффективно без независимой судебной системы.

Однако в сегодняшней белорусской ситуации экономическая либерализация – это тот минимум, который ожидают от властей в самой Беларуси, а также западные партнеры, например, МВФ. Кстати, МВФ мог бы предоставить серьезную экспертную поддержку властям в области проведения либерализации и экономических реформ. Но пока к опыту их экспертов никто в правительстве не обращается, и о начале каких-либо реформ тоже говорить не приходится.

- Если говорить о реальных реформах. Раз уж правительство решило не принимать участие в "Диалоге…", есть возможность того, что экспертные группы и оппозиционные силы сойдутся на конечном варианте какого-нибудь плана или документа, который позже можно будет использовать как основу для будущих реформ?

- Я думаю, что появится не один план или документ. Появятся разные предложения, а уже конкретные политические силы, которые будут реализовывать реформы в Беларуси, будут принимать решение, какими из этих документов воспользоваться.

Кроме того, появятся различные тексты по различным областям реформирования: политика, экономика, внутренние дела, многое другое.

Сожалею, что органы государственного управления Беларуси отказались от участия в "Диалоге…". Он мог бы быть им очень полезен. Так, следующая встреча пройдет в нынешнем месяце в Эстонии, и там будет обсуждаться электронное правительство: способы и методы его введения и организации на государственном уровне. Это, я думаю, было бы очень полезно белорусскому государству даже на сегодняшнем этапе, т.к. это серьезно сокращает документооборот и экономит большие бюджетные средства. Поэтому я не совсем понимаю, почему белорусское правительство отказывается принимать участие в таком диалоге. Даже если оно не желает сейчас проводить политические и экономические реформы, есть множество других областей деятельности, где использование западного опыта приведет к повышению эффективности работы и экономии средств. А в сегодняшних белорусских условиях это было бы совсем не лишним.

В сентябре этого года выходит первый номер журнала Brainstorm, который будет посвящен вопросам реформирования Беларуси. Я как редактор этого журнала искренне хочу, чтобы он стал эффективной площадкой для обмена мнениями между разными экспертами, в том числе из государственных структур.

- Да, понятно, что решение правительства о неучастии – скорее констатация позиции и эмоциональный шаг. А какие вопросы уже обсуждались в рамках диалога или планируются к обсуждению?

- До настоящего момента прошла только встреча в Варшаве, где речь шла о приватизации. Теперь, как я уже говорил, в Эстонии планируется обсуждение электронного правительства.

Тем не менее работают экспертные группы во многих областях и я уверен, что в будущем будут проводиться встречи по самым разным тематикам. Что касается меня, то я лично заинтересован в обсуждении административной реформы и местного самоуправления.

Есть также интересные вопросы реформирования социальной сферы. Возьмем Германию, которая традиционно сильна не только в области технологий и производства, но и в области именно социальной политики. И мне кажется, что белорусским властям было бы важно изучить и использовать германский опыт в этой области даже в текущий момент. Потому что, несмотря на то, что, безусловно, социальная политика в Беларуси существует и она всегда оставалась приоритетом для правительства, тут есть чему поучиться у Запада. В первую очередь – эффективности использования средств в рамках этой политики. Понятно, что у Беларуси средств для ее реализации значительно меньше, чем, например, в Германии. Потому эффективность использования этих средств могла бы стать большим подспорьем.

- Если говорить о практической стороне реформ. Если бы у вас была возможность начать реформы в Беларуси прямо завтра, с чего бы вы начали? Первые шаги?

- Сразу вспоминается фраза: "Да тут всю систему менять надо!" Хотя, конечно, в первую очередь нужно было бы сбалансировать политическую систему. Обеспечить реальное разделение властей, ввести местное самоуправление.

Пока в стране не будет эффективной системы принятия решений на всех уровнях, сложно будет говорить и об экономических реформах, в страну не пойдут инвестиции.

Поэтому я бы начал с реформы политической системы, обеспечив наличие сильной и независимой судебной системы, одновременно проводя экономические реформы. Здесь я имею в виду классическую либерализацию, без которой в Беларуси невозможно создание конкурентной эффективной экономики.

- У нас на портале проходило обсуждение политической реформы в стране. Большинство читателей склонилось к парламентской демократии. Вы недавно писали о необходимости нового Аденауэра для Беларуси. К какой системе – президентской или парламентской - больше склоняетесь вы и почему?

- В 1994 году, когда мы первый раз избирали президента, белорусам хотелось видеть "сильную руку" во власти, настолько они были сыты говорильней в Верховном Совете. Теперь ситуация обратная, всем кажется, что парламентская демократия будет спасением. Думаю, что Беларуси надо оставаться президентской республикой, естественно, с существенным усилением роли парламента и судебной власти. Сильное местное самоуправление, независимость судебной власти – вот что должно стать основой демократии в Беларуси. Но в условиях нашей страны необходимо, чтобы был человек, который чувствует личную ответственность за происходящее. В парламентской демократии ответственность размывается, что позволяет соседним странам или лоббистским группам достигать свои цели в ущерб национальным интересам. Проблема Беларуси не в наличии должности президента, а в отсутствии конкуренции элит и реальных выборов.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров