Калякин: Среди тех, кому отказали, я не видел людей, поддерживаемых властями

UDF.BY

30 августа завершилось рассмотрение Центризбиркомом жалоб претендентов на решения окружных комиссии об отказе им в регистрации кандидатами в депутаты Палаты представителей. По итогам трехдневного заседения из 53 жалоб удовлетворены были всего одиннадцать.

После заседания ЦИК на вопросы пресс-службы кампании "За справедливые выборы 2012" ответил национальный координатор кампании Сергей Калякин.

- Сергей Иванович, вчера завершилось заседание Центральной избирательной комиссии, на которой рассматривались жалобы тех претендентов на депутатский мандат, которые не были зарегистрированы. Каковы результаты рассмотрения жалоб?

- Заседание было длительным -- шло три дня с перерывами. За это время было рассмотрено 53 заявления претендентов на депутатский мандат. В ходе рассмотрения 11 человек были восстановлены, а 42 отказано.

- Отказы, на ваш взгляд, были объективными или прослеживались какие-то политические признаки?

- Думаю, политические предпочтения были, ведь среди тех, кому отказали, я не видел людей, поддерживаемых властями. В основном это категория независимых претендентов, тех, кого называют самовыдвиженцами.

Что касается мотивов для отказа – их было два. Первый – подписи признавались недействительными. Второй – неточно составленные декларации.

Кстати, что касается подписей, то никого из заявителей, не зарегистрированных по этому признаку, так и не восстановили. И тут есть большая проблема! По моему мнению, вина за то, что эти люди не стали кандидатами, лежит на окружных избирательных комиссиях. Ведь едва ли не важнейшей обязанностью комиссий, согласно закона, является содействие претендентам: окружные комиссии «содействуют организации выдвижения кандидатов в депутаты» (ст.42 п.5 избирательного Кодекса РБ).

На деле все получается наоборот. Вот пример: гражданке Коляка из Смолевичского района отказали потому, что она не сдала в окружную комиссию заявление о согласии баллотироваться. То есть, если исходить из буквы закона, когда упомянутая гражданка Коляка принесла в окружную комиссию документы, ей должны были сказать: от вас требуется еще заявление о согласии баллотироваться! А если не принесете, то мы вас не зарегистрируем. И если бы гражданка Коляка не поняла, то соответствующее должностное лицо из комиссии должно было бы нужное количество раз повторить ей, пока бы гражданка Коляка не поняла.

Но нет, у нас все иначе. Люди из окружных комиссий как хищные ГАИшники: они сидят в засаде в плотоядном ожидании – пусть бы кто-то что-то нарушил! Но содействовать – нет. То есть, наверное, они кому-то и содействуют – тем, кто проходит по спискам от власти…

Еще пример: выдвигавшаяся по спискам ОГП Марина Хомич, сдавая документы на регистрацию, подала в комиссию декларацию за 2012 год, хотя нужно было за 2011-й. Но потом спохватилась и принесла за 2011 год. А ее не приняли! Потом заместитель председателя ЦИК Николай Лозовик сказал: вот если бы она забрала все документы, а потом опять принесла, у нее должны были бы принять…

Так почему ей никто не сказал, как именно нужно поступить? Этого Лозовик объяснять не стал. Факт остается фактом :к ней, законопослушной гражданке, отнеслись как к пойманному на хищении преступнику.

А ее поддержали более чем 1000 человек, поставивших в ее поддержку свои подписи – они, значит, тоже не в счет?

Не могу не сказать о том , что изобретен новый вариант фильтра для претендентов на депутатский мандат. Придумали, так называемую, экспертизу, которая утверждает, что подпись и дата поставлены одной рукой. На этом основании комиссии выбрасывают подписи и набирают необходимое количество процентов чтобы не зарегистрировать претендента…

- Но вы высказывали свое мнение?

- Да, мы представители демократических организаций, имели только право совещательного голоса. Но пользовались им в полной мере.

- А была сама возможность использовать ваше право совещательного голоса?

- Мы могли пользоваться всеми правами и во всем участвовать, изучать все документы – тут претензий нет. Но реально влиять на решение мы не могли – в голосовании не участвовали.

Участвовали все остальные, хотя, за исключением двух человек, они вообще отсиживались. Ни во что не вникали, не задавали вопросов, а только, по команде председателя, поднимали руки при голосовании.

Хотя, казалось бы, не участвовать не возможно. К примеру, был вопиющий случай: все вопросы к претенденту, выдвинутые окружной комиссией, на заседании ЦИК были отметены. Но зато возник другой вопрос: у претендента судимость. Да, у него была судимость, даже две. Но человек отбыл срок наказания, судимости с него сняты. То есть юридически он теперь не судим. Однако "по соображениям высшей целесообразности" ЦИК приняла незаконное решение о нерегистрации этого человека. Потому что, как выразился заместитель председателя комиссии Николай Лозовик – "он рецидивист".

Я бы на месте этого человека, подал в суд за клевету – во-первых. А во- вторых, Ермошина не голосовала за это решение. То есть, она призвала всех голосовать, но сказала, что она-то, как председатель ЦИК за незаконное решение голосовать не может. Такие чудеса!

Кроме прочего, на заседании вскрылось, что многие нормы избирательного законодательства, во-первых, не однозначны. Во вторых, стали анахронизмом. Приведу несколько примеров.

Есть в документах такая графа – место жительства. Кандидаты, вполне резонно, понимают так, что это место где они постоянно живут. При том, что место регистрации может быть другим. Но комиссии трактуют так, что это обязательно место регистрации. Нигде это не написано, они сами придумали и сами трактуют.

То есть, человек зарегистрирован на жилплощади, скажем, родителей, но сам там не живет – тесно. Он снимает квартиру, в которой живет. Вот в процессе избирательной кампании ему нужно заполнить графу: место жительства. Он, естественно, указывает адрес, по которому живет. За это его не регистрируют…

А все просто: уважаемые власти, воспользуйтесь правом законодательной инициативы и напишите: место регистрации и есть место жительства. Или – место жительства и есть место регистрации. Но нет, все остается по- прежнему, и возникает всякий раз путаница.

То же самое с местом работы. Место работы там, где человек работает и получает вознаграждение. Но они трактуют так, что место работы должно быть обязательно записано в трудовой книжке…Двусмысленность.

А что касается анахронизма: многим отказано потому, что у них была машина которую они давным-давно продали…Эта машина уже сгнила…А человеку отказывают в регистрации, потому что она была, но не указана.

Есть у человека машина, нет – как это влияет на отношение к нему с точки зрения избирательных прав? Может быть, 25 лет назад наличие или отсутствие машины определяли общественный статус. Сегодня это ничего не значит. Или наличие гаража, нескольких соток, на которых стоит дом…Человек не указывает эти сотки – его не регистрируют. Это что – сокрытие доходов? Тогда что говорить о депутатах с особняками, зарубежными счетами ?

Должна же быть какая-то логика в подаче этих сведений. Но по Беларуси работают тысячи людей – запрашивают, систематизируют… Собирают эти пустые сведения, единственная, по-моему, задача которых – создавать препятствия тем, кем недовольна власть.

Суммируя все сказанное: самая большая проблема избирательных комиссий Беларуси в том, что комиссии из органа, который "содействует организации выдвижения кандидатов в депутаты" превращен в орган, который препятствует этому.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров