Олег Волчек: Ожидаются очень серьезные коррупционные скандалы


Руководитель общественного объединения "Правовая помощь населению" (Киев, Украина) Олег Волчек оказался последним из белорусских правозащитников, кого бросили под пресс налоговиков. Все остальные правозащитники уже прошли через налоговый ад.

Инспекция Министерства по налогам и сборам по Фрунзенскому району Минска потребовала предоставить декларацию о доходах и имуществе за десять лет.
Постановление подписано 27 сентября – в этот день Олег Волчек находился на конференции ОБСЕ в Варшаве.

Олег Волчек рассказал "Белорусскому партизану" о причинах внимания налоговых органов к своей персоне.

- Я ожидал, что налоговая потребует с меня декларацию о доходах. Как законопослушный гражданин, я ничего не боюсь – я просто хочу разобраться в законности выставленного требования. Не обязан я, как пишут на форумах, ежегодно предоставлять в налоговую декларацию о доходах, поскольку не отношусь к категории этих людей. Не обязан!

На форумах пишут, что у меня есть некий фонд в Киеве, через который крутятся деньги, поэтому Волчек и боится. Нет, фонда у нас нет – у нас есть частное учреждение "Правозащитный центр "Правовая помощь населению", имеющая статус общественного объединения. Этот статус формальный, никаких финансовых операций не провожу, никаких грантов не получаю. И доходов тоже не имею.

- Так что же Вас возмутило?

- Закон о декларировании носит дискриминационный характер; не только по отношению ко мне, к оппозиции, но и вообще ко всем гражданам Беларуси. Все права у налоговой, соответственно, у граждан прав практически нет. Мало того, что прав нет, так еще не указано, как можно защитить себя в судебном порядке. В каких случаях налоговая может требовать декларацию за 10 лет – тоже не указано. Поэтому моя задача, задача правозащитника – добиться изменения этого закона. Возможно, буду обращаться в парламент.

Срок исковой давности – три года. Почему в этом законе – до 10 лет? По своей правозащитной практике знаю, что все отказные материалы по факту смерти хранятся в РОВД пять лет. Смерть человека ничтожнее налогов?..

Для меня понятна задача этих претензий – отвлечь внимание общественности от громких скандалов. Ожидаются очень серьезные коррупционные скандалы. На фоне экономического кризиса начались подковерные разборки между господствующими в стране кланами, поэтому налоговую будут направлять не на борьбу с коррупцией, а на правозащитников, наши семьи, журналистов. А в это время коррупционеры во власти делят недвижимость, землю.

Это не пустые слова. Во время президентской кампании мы получили список госчиновников, которые имеют коттеджи стоимостью свыше миллиона долларов. Мы подготовили статью «Коттеджи: ловушка для чиновников». В статье указывались фамилии 50 чиновников, живущих в «золотом селе» в Дроздах, где дома стоят минимум 500 тысяч долларов. Но прокуратура не отреагировала на мою статью – решили выяснять отношения с правозащитниками.
На самом деле, я налоговой не нужен, не интересен, потому что налоговая давно знает все мои доходы – последние доходы она проследила через ОНТ, БТ, киностудию. И то мне уже туда дорогу наглухо перекрыли.

Задают вопросы, почему мы не работаем. Напомню: в 2003 году власти нас закрыли, здесь зарегистрироваться не дали, поэтому мы пошли в Украину. В 2003, в 2006 году я подвергался избиениям, потерял здоровье, а отсидки в этом году усугубили мое здоровье. Я вынужден дважды в год лечиться, а потому, считаю, не обязан доказывать, почему я работаю или не работаю…

Я готов отчитаться, если мне предъявят законные основания; не боюсь декларирования – у меня нет имущества, подлежащего декларированию. Я последние три года собирал всяческие квитанции и готов по ним отчитаться. Но для начала попробуем разобраться – если я не обязан платить, значит, в отношении меня есть некие материалы. Здесь вступают в силу сразу три закона: Конституция – я имею право знакомиться с этими материалами, закон об обращениях граждан и Кодекс об административных правонарушениях.

Я намерен начать кампанию переписки с госорганом, затем с юристами обратимся в парламент с требованием расширить права граждан, дать право обжаловать подобные решения, убрать срок в 10 лет – даже в рамках уголовного дела нет таких сроков по этой статье.

Все спрашивают: а что правозащитник Волчек сделал? Напомню: наша организация вела дело о трагедии на Немиге, по исчезнувшим, давали юридический анализ дел кандидатов в президенты Козулина и Санникова, Автуховича, Байковой, дела по теракту 11 апреля, доклад по делу Алеся Беляцкого. Не говоря уже о том, сколько «рядовых» дел мы помогали решить. А последняя победа – закрытие Центра изоляции правонарушителей на Окрестина.

У нас достаточно большой послужной список. А налоговую используют, как использовали милицию, чтобы засадить меня на сутки.

Естественно, я ездил за границу по приглашению международных структур. Вот посмешище будет, когда будут направлять запросы в ОБСЕ, ООН – а кто оплачивал дорогу Волчеку?... Я не скрываюсь, никуда не уезжаю. Но я требую к себе уважения.

Мне предъявили это требование с тем, чтобы я не участвовал в работе экспертной группы по модернизации юстиции и судебной реформе. Это единственный мостик, который дает возможность и гражданскому обществу легально работать в Беларуси, и власти – власть тоже не отрицает, что в определенном направлении намерена сотрудничать с Европейским Союзом. Поэтому, я думаю, мне пытаются помешать активно работать в составе экспертной группы.

Интерес к наработкам нашей группы есть – мы сделали более двадцати публикаций. Мы видим интерес к нашим идеям, поэтому, возможно, власть не хочет видеть в нас полноправных партнеров Европейской комиссии.

- Странная модернизация получается…

-Пошла уже работа на низах. Офицеры поняли: реформа должна начаться. Они хотят избавиться от неопределенности, которая длится уже полтора года. И они заинтересованы получить помощь от Евросоюза на модернизацию – от России ее не стоит ждать.

Наши правоохранительные органы, пограничники, структуры по борьбе с торговлей людьми, с наркотиками, транзиту работают очень тесно с Интерполом, другими международными структурами. И офицеры уже видят полезность такого общения. Поэтому, естественно, нас хотят и с этого поля вытеснить.

- Претензии налоговой к правозащитнику Олегу Волчеку – единичный случай или тенденция?

- Практически все региональные и минские правозащитники уже прошли через это сито. В этом списке – я последний. Сергей Устинов ("Правозащитники против пыток") со своей семьей в августе-сентябре проходил через это, руководитель Центра по правам человека Раиса Михайловская летом завершила эту процедуру. Я уже не говорю про Стефановича, Ревяко – они постоянные "клиенты"…

Пока я занимался ЦИПом – меня не трогали. Как только выдались две недели,
относительно свободные для работы по модернизации, меня и дернули. Кстати, постановление налоговая подписала 27 сентября, когда я был на Варшавской конференции ОБСЕ.

Возможно, хотят лишить меня поездок…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров