"Жертвы" 9-го декрета - смерды, закупы или холопы?

Максим Знак, "БелГазета"

19 февраля 1861г. император Александр II провозгласил манифест "О земле и воле".

7 сентября 1956г. принята Женевская конвенция "Об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством". 25 сентября 1996г. Республикой Беларусь была ратифицирована конвенция МОТ "Об упразднении принудительного труда". 7 декабря 2012г. принят декрет N9 "О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности".

Белорусское общество было морально готово к изданию декрета. Юристы говорили: это невозможно, этого не будет никогда. Но общество знало: если на сцену повесили ружье, за выстрелом дело не станет.

И вот, наконец, выстрелило. Прочитав текст декрета N9, многие вздохнули с облегчением: предполагалось, что будет хуже. Многомудрые юристы кивнули и сказали: вот видите - никакого рабства! Изменились некоторые нормы Трудового кодекса, но декрет имеет большую силу, поэтому ничего страшного.

Хотя вообще-то должно быть страшно. Жуть должна брать от того, что казавшийся абсурдным правовой механизм, пусть и в измененной форме, мгновенно становится правовой реальностью. А разбираться в степенях и сортах трудовых повинностей и доказывать, что лучше быть закупом, чем, к примеру, холопом, желательно с точки зрения исторической перспективы, а не жизненных реалий.

Итак, декрет N9 устанавливает особый правовой режим для работников девяти проходящих модернизацию деревообрабатывающих ОАО:

1) Со всеми работниками заключаются контракты на срок реализации инвестпроектов, а ранее заключенные - продлеваются на этот срок (при отказе работника от заключения либо продления контракта особых правил не предусмотрено, поэтому, очевидно, действуют общие нормы - трудовые отношения прекращаются).

2) Расторжение контракта по инициативе работника возможно только с согласия нанимателя. Стоит отметить, что для контрактной формы найма увольнение по собственному желанию (ст. 40 ТК) в принципе невозможно, однако работники могли заявить требование об увольнении на основании ст. 41 ТК (нарушение нанимателем законодательства о труде, состояние здоровья или другая уважительная причина). Теперь работнику в удовлетворении такого требования могут отказать, и этот отказ работник вправе обжаловать (но не в суд, а председателю облисполкома или Мингорисполкома).

3) В дни выплаты зарплаты (о повышении которой ничего не сказано) работникам будет выплачиваться некая ежемесячная выплата в размере, определенной нанимателем, которая не входит в зарплату.

4) Если контракт с работником будет расторгнут по инициативе нанимателя (кроме случаев ликвидации организации, сокращения численности, невозможности выполнения работы по состоянию здоровья) либо по некоторым иным обстоятельствам (нарушение правил приема на работу, неизбрание по конкурсу), то работник сумму "незарплаты" (очевидно, за весь период действия контракта) должен вернуть в месячный срок. Другие причины увольнения по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (например, в связи со смертью работника), не являются основанием для принудительного возврата ранее полученных средств.

5) Если работник полученную ранее «незарплату» не вернул, наниматель может взыскать эту сумму в приказном порядке через суд и либо взыскивать с работника, устроившегося к другому нанимателю, либо, если работник нетрудоустроен, подать ходатайство о том, чтобы определением суда работник был направлен на работу к прежнему нанимателю.

6) Декрет предусматривает, что для неработающих и не вернувших "незарплату" лиц "вопросы трудоустройства... должны быть решены судом (!) в определении о судебном приказе". В течение трех дней указанные лица должны приступить к работе. "Незарплата" таким лицам больше не платится, а ранее полученная высчитывается из заработка. При этом "контроль за явкой на работу" осуществляют "наниматели и органы внутренних дел".

7) Особый правовой режим распространяется не только на работников 8 названных ОАО, но также на работников организаций, которым выпала честь быть проектировщиками и генеральными подрядчиками этих ОАО в процессе модернизации (пока не ясно, на всех работников или только на тех, кто задействован в работах по реализации инвестиционного проекта).

Как видите, «ничего страшного». Более того, наиболее яркие нормы даже не являются полноценными новеллами - обкатку они прошли после издания декрета N18 от 24 ноября 2006 г. "О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях". Там тоже условия труда неработающих лиц определялись судебным приказом, увольнение до полного возмещения расходов, связанных с содержанием детей, не допускалось, а контроль за явкой на работу осуществляли органы внутренних дел.

Впрочем, в декрете N9 используются действенные механизмы, у которых есть более давние исторические аналоги. В древности свободные смерды могли заключить с феодалом договор и стать закупами. Получив определенные материальные блага, закупы должны были работать у феодала до полной отработки своего долга.

Долг возникает в силу увольнения работника в размере всех ранее полученных средств, независимо от даты увольнения. Таким образом, даже если в последний день действия контракта наниматель увольняет работника за имевшее в течение последнего месяца нарушение (например, второе опоздание на работу после сделанного в течение последнего года замечания), то работник обязан возвратить все полученные «незарплатные» выплаты. Такие правила игры. Закупам тоже проходилось несладко.

Безусловно, парламент (2/3 от полного состава каждой из палат) либо Конституционный суд (исключительно по заявлению 5 уполномоченных субъектов) могут отменить декрет N9, но вряд ли это произойдет. Поэтому стоит признать: мы находимся в новой правовой реальности. И пока часть населения думает, как бы поехать na zakupy, другая часть имеет реальные шансы вспомнить, как стать современными закупами. Ведь если опыт мобилизации трудовых коллективов деревообрабатывающих заводов окажется успешным, почему бы его не распространить на предприятия других сфер экономики?

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров