Лукашенко на тонком льду

Александр Класковский, "Белорусские новости"

На финише 2012-го белорусское начальство раскрутило-таки Москву на дополнительную нефть. Пока, правда, поблажка выторгована только на первый квартал, но это симптоматично.

Вывод заключается в том, что Кремль хотя и делает время от времени страшное лицо, однако готов и впредь проплачивать создание Евразийского союза.

Из этого прозаичного обстоятельства вытекает весь прогноз внешней и внутренней политики белорусского руководства. Пока из московского краника что-то каплет, в Минске не разгонятся делать реформы и замиряться с проклятым Западом. При этом некие символические телодвижения возможны.

Год бережливости: ремейк брежневского застоя

Политический аналитик Юрий Дракохруст считает, что главным вызовом для руководства страны в наступившем году станет неустойчивое экономическое положение, усугубленное необходимостью погашать значительную задолженность.

"Сама по себе она не катастрофична, но может стать соломинкой, переломившей спину верблюда", — отметил эксперт в комментарии для Naviny.by

Примечательно, что 2013-й официально объявлен Годом бережливости. В переводе на простой язык это означает: ребята, извините, деньги кончились. Так Леонид Брежнев, когда стали истощаться ресурсы советской системы, провозгласил: "Экономика должна быть экономной".

Симптоматичен в этом плане спич Анатолия Тозика в парламенте 20 декабря. Вице-премьеру выпала миссия сообщить белорусам пренеприятнейшее известие: вас-де разбаловал патернализм, нечего так широко разевать рот на бюджетные блага.

В принципе, доля сермяжной правды здесь есть. Но следует добавить, что долгое время патернализм насаждала сама держава.

Между кнутом и пряником

Правящему классу и сегодня выгоднее держать население в рамках казенной экономики, чтобы не рыпалось и смиренно благодарило за пайку. Поэтому тормозится приватизация, а рыночные реформы трактуются как заговор империалистов во главе с МВФ.

Но модель административно-командной экономики становится все более затратной, анахроничной, а Москва дозирует подкормку и требует продажи активов. Чтобы свести концы с концами, белорусским властям воленс-ноленс надо идти на непопулярные меры, сокращать социальные обязательства государства.

А это входит в противоречие с основополагающим мифом о народном президенте. В 2012 году, отмечает Юрий Дракохруст, и так был зафиксирован интересный феномен: рост зарплаты перестал порождать рост популярности власти. "Зарплата почти вернулась на докризисный уровень, рейтинг — нет", — подчеркнул аналитик.

Народ явно подустал от бессменного лидера, подрастерял веру в его чудотворные способности. И перед Лукашенко встает неблагодарная задача — в Год бережливости неким чудом спасти рейтинг, сползший до уровня, просто неприличного для харизматика-популиста. Подрисовать денег или — тьфу-тьфу — не трогать печатный станок? Ослабить рубль во имя экспортеров или не пугать обывателя, который ломанется в сберкассы и обменники? Как совместить несовместимое?

В итоге политика президента будет разъезжаться в немыслимом шпагате на тонком финансово-экономическом льду. По мнению экспертов, мы будем наблюдать уже привычное метание между кнутом и пряником. Системных реформ ни в 2013-м, ни вообще при Лукашенко ожидать не стоит, убежден директор по исследованиям "Либерального клуба" Евгений Прейгерман.

Оппозиция в анабиозе

Возможны ли в наступившем году на фоне явного кризиса белорусской социально-экономической модели некие качественные сдвиги в общественном сознании, настроениях масс?

Скорее всего, нет, полагает Юрий Дракохруст: "Ведь это год без выборов, на которых обычно фокусируется политическая активность".

А поскольку электоральной кампании не предвидится, то политическая оппозиция, согласно преобладающему прогнозу экспертов, проведет 2013 год по большей части в анабиозе. Если не случится, конечно, какого-то форс-мажора. Если же случится, то оппозиция по обыкновению не успеет из анабиоза выйти.

Третий сектор, прежде всего в лице Национальной платформы гражданского общества, будет подпирать вождей партий и движений неприятными вопросами типа: у нас стратегия есть, а у вас? В ответ будет слышаться: да вашим ходульным выкладкам грош цена! Вдобавок и в самом третьем секторе не обойдется без внутренних коллизий. В итоге каждая из сторон останется при своих интересах.

Очень похоже на то, что и через год у политических оппонентов Лукашенко не будет ни дееспособной мегаструктуры, ни согласованной концепции. Политизированная публика продолжит фрустрировать в интернете. Широкая же масса останется пассивной, атомизированной и погруженной в нелегкий быт.

Кремль будет делать это нежно. Ну, почти нежно

Между тем в декабре Владимир Путин дал понять, что по-прежнему заточен на евразийскую интеграцию. С одной стороны, это оставляет Минску надежду на дальнейшие экономические поблажки, с другой — чревато сползанием в кремлевскую ловушку.

"Кремль попробует и далее конвертировать свои преимущества в собственность или новые соглашения", — спрогнозировал в интервью для Naviny.by политолог Алесь Логвинец.

Это означает, что от партнера потребуют ускорения ряда совместных проектов. Возможно, создадут наконец холдинг "Росбелавто" на базе МАЗа и КамАЗа, российский капитал получит доступ к ряду других привлекательных белорусских активов.

Но Лукашенко будет по-прежнему жестко торговаться, при этом Кремль, опасаясь испортить перспективу Евразийского союза, "сильно давить не станет", предполагает политический аналитик Андрей Федоров. Соответственно, у Минска, скорее всего, не возникнет особой нужды уступать Западу, пояснил собеседник Naviny.by.

Дежавю для Европы

Впрочем, из тактических соображений игры с Западом возможны. Белорусское руководство, судя по ряду симптомов, на всякий пожарный готовит под это почву.

Так, инициированы изменения в избирательное законодательство. Да, нынешний их вариант оппозиция разбила в пух, но ведь можно пообещать Европе: мы еще подумаем, только перестаньте душить санкциями и все такое.

Показательно и то, что в парламенте вновь создана группа для изучения проблемы смертной казни. Это классическое дежавю, в минувшем созыве такая группа во главе с тем же депутатом Николаем Самосейко уже была, обозначала какую-то деятельность в период оттепели в отношениях с ЕС. В общем, имитационный ремейк, но западные гуманисты готовы клевать и на это.

Наконец, последние недели перед Новым годом ознаменовались интенсивными контактами министра иностранных дел Владимира Макея с европейскими дипломатами и функционерами.

Закулисные подробности неизвестны. Во всяком случае, политолог Алесь Логвинец убежден: политзаключенные по-прежнему будут использоваться режимом как заложники.

Еще год исторического прозябания?

Но, как это ни цинично, любой товар должен продаваться, иначе он теряет цену. Реально ли, что в наступившем году Лукашенко снимет проблему политических узников, разблокирует отношения с Западом?

В принципе, это не исключено, считает Юрий Дракохруст. "Общепризнанных политзаключенных осталось немного, прямо или косвенно связанных с Площадью-2010 — всего четверо, — говорит эксперт. — Их освобождение возможно. Впрочем, еще в 2011 году констатировалось, что эти люди стали для власти скорее бременем, однако они не были освобождены".

Так или иначе, для прорывов на западном направлении нет почвы. Лукашенко и Запад — это разные галактики. В лучшем случае возможны скромные шажки к нормализации отношений с Брюсселем и Вашингтоном.

В целом Беларуси светит еще один год исторического прозябания. Впрочем, этот прогноз не фатален. Системы, подобные той, что создал Лукашенко, могут разваливаться очень быстро при выпадении одного лишь болта.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров