Валерий Карбалевич: Идея стабильности превратилась в тиранию статус-кво

политолог Валерий Карбалевич, "Свободные новости плюс"

Новогодний праздник ценен еще и потому, что вынуждает людей, даже вопреки их привычкам и желаниям, подводить итоги, осмысливать прошлое, заглядывать в будущее.

В этом смысле прошедший год дал обильную пищу для рефлексий, анализа и оценок.

К его началу Беларусь оказалась в точке бифуркации, на исторической развилке. В 2011 году страна пережила глубокое социально-экономическое потрясение. Но, как известно, любой кризис — это не только крах прежнего пути развития, но и обретение новых возможностей, перспективы возрождения на новой основе. Надо только воспользоваться ими. Год прошел, можно подводить итоги.

Главным героем года можно считать Нацбанк. Вопреки самым мрачным прогнозам, массовым девальвационным ожиданиям населения, ему удалось удержать обменный курс белорусского рубля, предотвратить его падение. Хотя мало кто в это верил. Национальный банк смог выдержать достаточно жесткую кредитно-денежную политику, несмотря на давление промышленных лоббистов и правительства.

Обратной стороной жесткой посадки экономики, привыкшей к обильному бюджетному вливанию, стало резкое торможение роста ВВП. Вместо плановых 5—5,5%, достичь удалось только около 2%, т. е. меньше половины. Оказалось, что без значительных государственных субсидий, финансирования больших госпрограмм белорусская экономика развиваться не может. И это стало очевидным даже для обывателей, которые смотрят БТ. Они видят, что в последнее время на какое бы предприятие А. Лукашенко ни приехал, там полный провал, президенту приходится принимать чрезвычайные меры. А ведь раньше глава государства посещал только передовые предприятия.

Еще более наглядным свидетельством кризиса белорусской социальной модели для населения стал тот факт, что зарплаты в Беларуси стали вдвое меньше, чем в соседних странах (России, Латвии, Литве, Польше), а цены на потребительские товары — выше. Как следствие, в этом году продолжился массовый выезд из страны квалифицированных работников. Впервые со времени краха СССР в Беларуси выявился дефицит рабочих рук.

Оказавшись перед серьезным вызовом, руководство государства могло продолжить постепенную экономическую либерализацию, начатую еще в 2008 году. Тем более, что под нее была подведена правовая база, еще 31 декабря 2010 года принята президентская директива № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь».

Однако, оказавшись на развилке, в ситуации исторического выбора, А. Лукашенко принял решение вернуться к административно-командным методам управления, взял курс на закручивание гаек. В марте была приостановлена приватизация государственных активов. Началось возвращение в госсобственность тех предприятий, которые были акционированы в 1990 годы и стали акционерными обществами. В отношении двух кондитерских фабрик ("Коммунарка" и "Спартак") это было сделано грубо и публично. Введено "крепостное право" на деревообрабатывающих предприятиях.

А. Лукашенко не стал искать чего-то нового, а просто решил вернуться в 1990 годы, обратиться к тем методам, которые в то время давали большой эффект. Тогда, в первые годы президентства Лукашенко, народу нравилось, что он ездит по стране и, как принято говорить, осуществляет личное руководство на месте.

Также в 1990 годы А. Лукашенко активно демонстрировал образ защитника простого люда от злых начальников. Тогда "народный президент" устраивал сеансы публичной порки руководителей различного уровня, показательные аресты, лишение должности и др. Посещение А. Лукашенко ОАО "Камволь", в ходе которого он публично, перед телекамерами уволил директора предприятия, а также руководство концерна "Беллегпром", а нового директора напутствовал словами: "Не сделаешь предприятие — сядешь", — это попытка второй раз войти в ту же реку.

Еще одним следствием кризиса белорусской модели стало падение доверия общества к власти. Что особенно ярко выявилось в ходе выборов в Палату представителей. Прежние механизмы легитимации нынешнего политического режима (например, повышение зарплаты до $500) перестали работать и влиять на рост рейтинга.

Во внешней политике выявился полный тупик во взаимоотношениях с Западом, о чем свидетельствует и дипломатическая война с ЕС, и изгнание посольства Швеции.

Единственным спасением в трудной ситуации стала политика России. Фактически никогда ранее российская помощь Беларуси не была такой огромной. Она составляет по разным оценкам 13—16% белорусского ВВП. Фактически Россия взяла Беларусь на содержание.

Белорусская оппозиция за два года после 19 декабря 2010 года так и не выбралась из ямы, в которую ее затолкали власти. Парламентские выборы давали ей хорошую возможность продемонстрировать обществу политическую альтернативу. Но она ею не воспользовалась.

Что год грядущий нам готовит? Судя по всему, он будет для нас не слишком счастливым. И не потому, что заканчивается на цифру 13.

Прежде всего, на следующий год приходится пик выплаты внешней задолженности. Платить нечем, поэтому власти озабочены рефинансированием долга, пытаются взять новые кредиты, чтобы выплатить старые. Сооружается кредитная пирамида.

Сальдо внешней торговли, лишившись "растворительного" бизнеса, быстро пойдет в минус, что может повлечь за собой падение обменного курса белорусского рубля.

Чтобы сохранить нынешнюю социальную стабильность, российская помощь должна все увеличиваться. Но возможности РФ не безграничны. Нынешний конфликт по условиям поставок нефти стал очень показательным симптомом нарастания противоречий, нежелания Москвы брать на себя все новые обязательства по отношению к союзнику.

Массовая эмиграция наиболее квалифицированной рабочей силы является очень опасной тенденцией, миной замедленного действия под будущее Беларуси. Если этот процесс наберет темп, то в стране останутся только сотрудники силовых структур да пенсионеры. Страна окажется в ловушке бедности, как многие государства Африки.

Для А. Лукашенко в этом есть свои плюсы. Ведь уезжает в основном электорат оппозиции, т. е. те, кто недоволен положением дел в стране, уровнем жизни.

Последние решения А. Лукашенко свидетельствуют о том, что, похоже, правящий режим миновал точку невозврата. Идея стабильности превратилась в тиранию статус-кво.

В итоге мертвящий застой грозит превратиться в постепенную социально-экономическую деградацию, разложение, загнивание, а Беларусь может пополнить ряды тех стран, которые в мировом сообществе получили хлесткое название "failed states" ("неудавшееся государство"). Цена власти А. Лукашенко становится для белорусов непомерно высокой. Что ж, каждый народ — кузнец собственного несчастья.

поделиться

Новости по теме

    Три года после Площади

    Как известно, великое событие лучше рассматривать на расстоянии. Хотя от 19 декабря 2010 года нас отделяет не столь большое время, какие-то тренды все же можно рассмотреть.подробности

Новости партнёров