Победит ли Александра Лукашенко жена Николюка?

Александр Класковский, "Белорусские новости"

В оппозиции ломают копья вокруг процедуры определения единого кандидата на президентские выборы 2015 года.

По мнению ряда экспертов, таким образом телегу ставят впереди лошади: сначала следовало бы определить стратегию, а уж потом процедуру.

Во многом проблема упирается в недоговороспособность лидеров, а также непопулярность политической оппозиции, неверие демократически настроенного электората в ее потенциал.

ОГП: праймериз встряхнут сторонников перемен

Единого кандидата на выборы-2015 следует избрать на конгрессе демократических сил, заявил на недавнем сойме Партии БНФ ее лидер Алексей Янукевич. «Проведение конгресса — живая процедура, которая продемонстрировала бы обществу наличие у кандидата сильной команды», — аргументировал Янукевич, назвав утопичной идею праймериз, которую давно продвигает лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

Тот, в свою очередь, 1 февраля на круглом столе в столичном офисе ОГП снова подчеркнул: «Участники праймериз могли бы проводить такую же активную работу с населением, что и оппозиционные кандидаты в президенты на выборах 2010 года, но не на протяжении полутора месяцев, а например, года».

Иными словами, в ОГП хотят таким образом решить проблему втягивания в активную политику тех, кому не нравится нынешняя система, но кто остается на сегодня наблюдателем. Ведь понятно: когда бойцов раз-два и обчелся, то оппозиционным генералам хоть тресни, а бастион режима не взять.

«Людей, которые активно занимаются политикой, в Беларуси тысяч десять», — такую не очень вдохновляющую арифметику привел председатель экспертного совета при ОГП Александр Добровольский. Праймериз, по его мнению, дадут людям возможность из наблюдателей превратиться в действующих лиц.

Лезть на рожон белорус не любитель

Упования на мобилизующую роль праймериз вызвали скепсис у ряда участников круглого стола. Откуда что возьмется?

Вспомним: в свое время Александр Милинкевич, другие оппозиционные лидеры практиковали вояжи по регионам, но эффект не впечатлял. Выше пояса не прыгнешь: милиция и спецслужбы прессингуют, народ боится, максимум успеха — какой-нибудь обрывочный диалог с дюжиной случайных собеседников на местном базарчике.

При этом текст того или иного политика в интернете сегодня за час способны прочесть сотни, тысячи. И пламенных текстов в Сети навалом, но — почему-то не жгут! Не проблема и видеообращение к нации выставить, выпрашивать эфир у властей — прошлый век.

В общем, все режимоборческие фразы уже сказаны. Каких откровений, какой сверхправды народ еще, по-вашему, не слышал? Кто знает волшебное слово «мутабор»?

Так не мифологизирована ли эта живая коммуникация с массой, якобы из-за дефицита которой у оппозиции не получается повести за собой многих? Может, загвоздка в другом: люди не очень доверяют оппозиции и в принципе не верят, что режим можно свалить?

Политолог Валерий Карбалевич, дискутируя на круглом столе, выразил сомнение в том, что даже демократический электорат массово захочет участвовать в праймериз. Многие, полагает аналитик, могут подумать и так: зачем оппозиционные лидеры перекладывают ответственность на меня, пусть лучше сначала разберутся в своем кругу.

Высказывался и такой аргумент: для голосования на праймериз (в реале или виртуально) понадобится засвечивать паспортные данные, что чревато попаданием под колпак «органов». Стоит ли овчинка выделки с точки зрения рядового гражданина?

Надо учитывать, что белорусы весьма рациональны и при всей нелюбви к режиму не склонны лезть на рожон — рисковать работой, учебой, психологическим комфортом близких людей — в ситуации, которая воспринимается как «против лома нет приема».

А сегодня, с одной стороны, власть демонстрирует силовой кулак и готовность пускать его в ход без душевных терзаний, с другой — оппозиция уже много лет показывает бессилие и разобщенность. Ее риторика девальвировалась, не находит широкого отклика. И непонятно, почему именно агитация на праймериз — те же слова из уст тех же людей — может всколыхнуть массу.

И потом, куда она, всколыхнутая пойдет, в каких формах может выразить свою активность? По какому поводу? Площадь возможна именно в день выборов, когда власть качается, а просто так подставлять хребет под дубинки охотников немного.

А может, избрать супругу политолога?

К идее избрать единого кандидата на конгрессе склоняются Партия БНФ, движение «За свободу» и кампания «Говори правду!». Эта процедура тоже не идеальная. После конгресса, прошедшего перед выборами 2006 года, недовольные тем, что победил не их человек, саботировали работу на Милинкевича.

Кроме конгресса (или Всебелорусского съезда, как предлагал Владимир Некляев) и праймериз, есть еще один способ, самый простой и экономичный — под условным названием «кулуары».

Речь идет о том, чтобы лидеры пяти-семи крупнейших политических сил (остальные на погоду вообще не влияют) определили единого кандидата путем консенсуса. Примерно так (пусть и не без внешнего давления) обстояло дело в 2001 году, когда выбор пал на Владимира Гончарика.

Постфактум эту фигуру много критиковали, называли «деревянной» (мол, не ахти какой оратор и все такое), но факт то, что рекорд Гончарика: почти 16% голосов по официальной версии и около 30% по данным независимых социологов — так и не побит.

Надо полагать, тогда сработал именно эффект единого, о котором политолог Сергей Николюк любит говорить в юмористической форме: мол, изберите единым кандидатом мою жену — и она автоматом набирает 25%, то есть практически все голоса протестного электората.

А вот если возникают хотя бы два оппозиционных кандидата, то априорный показатель каждого неизбежно падает, потому что начинается сравнение. В 2010 году девять соперников Александра Лукашенко вообще разорвали голоса протестного электората на мелкие клочки.

Этот урок на словах усвоен почти всеми. Политики твердят: чтобы не повторить ошибок, следует проявить политическую волю и избрать единого, причем пораньше, чтобы тот успел раскрутиться. По мнению Алексея Янукевича, лучше сделать это не позже конца нынешнего — начала следующего года, до местных выборов.

С другой стороны, тогда и у власти больше времени для дискредитации этой фигуры. К тому же сильнейшего конкурента могут просто не зарегистрировать.

Сначала — стратегия, потом — процедура

Сергей Николюк призывает вообще не впадать в организационный фетишизм: пока общество спит, никакая оппозиция не способна его разбудить.

Но так ли все ныне беспросветно? Важно, что есть критическая масса сторонников перемен, отмечает Валерий Карбалевич. Единый кандидат от оппозиции имеет шанс сразу забрать протестный электорат, а это до 30%.

Заметьте: примерно на таком же уровне сейчас популярность Лукашенко. Несомненно, поближе к выборам-2015 он попытается накачать рейтинг привычными популистскими приемами. Но загвоздка в том, что форсированный подъем заработков, как показал опыт прошлого года (рост доходов более чем на 20%), уже не работает.

Таким образом, подлинно единый кандидат способен быстро превратиться в фигуру, сравнимую по весу с действующим президентом. И вот это может стать спусковым крючком активизации сторонников перемен, а также вызвать брожение в номенклатуре, понизить лояльность силовиков.

Однако Карбалевич убежден, что «на первое место надо ставить не процедуру, а договоренность о единой стратегии между основными политическими игроками». Причем договоренность должна быть железной.

«Сначала — стратегия, потом — процедура. Иначе у нас будет столько единых кандидатов, сколько процедур», — говорит политолог.

Без политической воли любой механизм мертв

Бытует мнение, что на выборах-2015 власть не станет регистрировать всех подряд, как в 2010 году, а отсечет самых сильных и оставит двух-трех-четырех спарринг-партнеров Лукашенко. То есть могут пролететь как раз таки «единые», определенные по разным процедурам.

Конечно, для ЦИК и настоящего единого пробросить — дело техники. Но так грубо выбивать из игры фигуру с 30-процентным рейтингом было бы очень рискованно. Вот такой скандал и может стать толчком для «превращения диффузного недовольства в институциональное» — именно об этой задаче говорили политики на круглом столе в офисе ОГП.

Коронный тезис верхушки ОГП звучит так: на выборах-2015 главное — не играть по правилам власти, а навязать ей свою игру. Звучит абсолютно резонно. Но какой должна быть своя игра — на этот вопрос внятного ответа пока нет. Праймериз — это ведь только подсобный инструмент.

На взгляд автора этих строк, никакого патентованного рецепта победы над режимом в сегодняшних условиях вообще не существует. Но есть ряд элементарных действий, без согласованного выполнения которых — иначе говоря, без хотя бы азбучной консолидированной стратегии и реализации некой предварительной программы-минимум — оппозиции в принципе нечего ловить на выборах-2015.

А совместной политической воли к этим действиям пока явно недостает.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров