Единый-2015: путь в никуда?


Единый-2015: путь в никуда?

У проекта "Единый кандидат" слишком много подводных камней.

Переговоры по определению единого кандидата от демократических сил застопорились. Впрочем, и до этого позитив можно было найти, пожалуй, лишь в том, что на сей раз этот процесс начался раньше обычного – аж за три года до выборов, а не за полгода-год, а то и по ходу дела, как бывало раньше.

На этом плюсы заканчиваются. И начинаются минусы, связанные с бесполезностью и бессмысленностью действа в целом.

Постараюсь пояснить. Итак, сперва, так сказать, организационные вопросы. Поскольку, если в процессе переговоров и консультаций удастся выявить, выбрать, назначить – неважно – фигуру единого, далее неизбежно должно следовать объединение оппозиционных структур и организация их совместной работы.

И вот тут приходит время серьезных, скажем так, фундаментальных осложнений. Дело в том, что под брендом «оппозиция» у нас формально объединена масса разновекторных политических сил, у каждой из которых, в общем-то, свои цели и задачи, свое видение ситуации. В чем-то они сходятся, в чем-то – нет. Чаще, кстати, нет. И этого нельзя не учитывать.

Собственно, объединяет оппозиционеров лишь одно – они выступают против существующего порядка вещей и находятся вне системной политики.

Все. Далее – суп, каша, винегрет – от национально-ориентированных БНФ и БХД и либеральной ОГП справа до калякинцев слева. Добавим сюда различные движения и объединения – от «Молодого фронта», через Рух «За свободу» до «Говори правду» и независимых профсоюзов.

А еще многие из партий и движений имеют свои молодежные структуры, которые далеко не всегда и не во всем разделяют позиции старшего поколения. Представляете себе объемы центробежных процессов в этой разнородной массе?

Особо заметим, что за последнее десятилетие количество оппозиционных политических партий и движений не только не уменьшилось, но, напротив, существенно возросло. То есть налицо процесс не объединения, а дробления. Сие связано с множеством факторов, анализ которых выходит за рамки этой статьи. Так что просто примем этот факт как данность.

Все эти силы зачастую не могут договориться между собой о том, в какую сторону идти колонной в ходе рядовой ежегодной акции. А на президентских выборах на кону стоят гораздо более значимые вещи.

Единый-2015: путь в никуда?

Теперь допустим, что в результате каких-то переговоров в верхах появляется фигура единого. Кстати, уже минус – неизбежно это будет компромиссная фигура, соответствующая разным интересам разных сил. То есть с большой вероятностью – фигура заведомо слабая. Потому как сильные лидеры в ходе компромиссов не рождаются.

Но дальше начинается как раз самое «интересное», поскольку подразумевается, что все имеющиеся в стране демсилы будут работать на единого кандидата. И вот тут уже, простите, ха-ха три раза. Вы представляете себе коммуниста, изо всех сил работающего на победу кандидата от БНФ или БХД? Кто-то мне скажет, что коммунисты Калякина это уже не совсем коммунисты, а скорее – социал-демократы. Пусть так, но цели и задачи социал-демократов тоже далеки от либеральной системы ценностей.

Начинается бойкот – активный, или, что хуже, ползучий, неявный, и оттого подавляемый с гораздо большими трудностями. Если подавляемый вообще, потому как тут уместно вспомнить про коня и трепетную лань.

Ну да Бог с ней, с идеологией. В конце концов, идея «победы над режимом», казалось бы, должна способствовать свертыванию идеологических дискуссий хотя бы на время. Оно, может, и так, да вот только ключевыми, как показывает практика, становятся даже не идеологические, а местнические факторы. Бороться с которыми гораздо труднее.

Местничество – это, в нашем случае, выяснение отношений между региональными активистами демсил на предмет того, кто и с кем ни при каких условиях рядом не сядет. И вот тут пиши пропало.

Отчасти их, наверное, можно понять – в непростых условиях они день ото дня возятся в своем городке, продвигая демократические ценности, рискуют карьерой, благополучием своей семьи, свободой, в конце концов. А тут, при делении должностей в местном штабе, выясняется, что командовать будет какой-то Вася, а не он, Петя. Почему?! Чем Вася лучше? Обида, нервы, переживания, палки в колеса Васе и явные или подковерные попытки доказать столичным, что он, Петя, справился бы с задачей гораздо лучше.

Результат – бардак и неуправляемая ситуация в данном регионе. При полном отсутствии какой-либо полезной деятельности.

Скажете, преувеличиваю? Ничуть. Находясь в центре событий на выборах в 2001 году, автор этих строк имел возможность наблюдать эти процессы своими глазами. И начались они аккурат после появления единого кандидата.

Центральный штаб в итоге тратил огромную часть времени и сил на то, чтобы замирить между собой регионалов, погасить конфликты, уговорить их хоть как-то работать. Агитационная продукция все это время благополучно гнила в чьем-нибудь гараже.

Но и это не самое страшное. Повторюсь, явный бойкот лучше, чем тихий. Это когда регионалы бодро рапортуют, что у них все отлично, газеты розданы, листовки разбросаны по почтовым ящикам. «Все хорошо, прекрасная маркиза», а на деле выясняется, что все листовки были спалены в большом костре, потому как «чего это мы должны помогать такому кандидату?». Читай между строк: «тем более что не мы тут главные?». И такие деятели тоже были не редкость.

И ключевыми были все же не идеологические расхождения, хотя ими порой прикрывались, а именно выяснение того, кто есть первый парень на деревне.

Подобных, похожих, больших и малых конфликтов хватало и в 2006 году. Хотя тогда единого кандидата по сути-то не было. Не формально, а именно по сути. Разновекторные силы имели возможность выбирать между Козулиным и Милинкевичем. В итоге кое-как разошлись по разным штабам, и кресел более-менее всем хватило.

Не было единого и в 2010 году. Тем не менее, отзвуки противоборства штабов и кандидатов доносятся до сих пор – кто, откуда куда пошел и кого надо было задержать еще до похода... Думаю, если бы штаб был один, ситуация была бы еще хуже. В отличие от 2001 года, когда свои структуры худо-бедно были только у Гончарика, Домаша и Калякина, в 2010-м каждый из кандидатов имел за собой некую более-менее организованную и структурированную силу. И примирить всех этих активистов между собой было бы еще труднее.

На деле все дебаты о едином – это сродни попытке собрать некое транспортное средство из «ЗИЛа», «Жигулей», телеги и швейной машинки «Зингер». Ездить оно, может, и будет, но на ралли точно не победит.

С чего вдруг должна быть уверенность в том, что к 2015 году что-то изменится, и в оппозиции победит здравый смысл и идея взаимопомощи?
Хотя допустим даже, что случится чудо и это произойдет. Допустим. Ну и что с того?

Ведь это были пока всего-навсего оргвопросы. Безусловно, важная, но не ключевая часть условной Стратегии-2015.

Едем дальше. Тут начинается территория, где в ответ на такие заявления наверняка получишь гнев и неприятие от многих активистов оппозиционной тусовки. Но, по моему глубокому убеждению, факт появления и не появления единого кандидата ни на что не влияет. Почему?

Дело в том, что, вследствие комплекса причин, – от собственных ошибок до усилий властей, – оппозиция сегодня маргинализирована по максимуму.

Тут и уход из системной политики, и пропагандистские кампании власти, и многое другое. Всего понемногу, но вывод один – набрать необходимые для победы 50% плюс один голос ей не под силу ни при каких обстоятельствах. Причем вне зависимости от успеха или неуспеха проекта с единым кандидатом.

В итоге может быть процентов 20-25. На одного единого или по сумме не единых. Причем это в случае честного подсчета голосов. Думаю, что это потолок, выше которого прыгнуть никак не удастся. Потому как победа на мажоритарных выборах заключается в том, чтобы взять «болото». То есть «непродвинутую», политически неструктурированную, аморфную, закостеневшую между «совком» и «социально-ориентированной рыночной экономикой» часть общества, которая панически боится оппозиции. Боится радикалов, маргиналов, революций, реформ и вообще любых действий.

Эти люди, может, и нынешнюю власть не особо любят. Но оппозицию не любят гораздо больше. Ни в едином виде, ни в разрозненном.
Что делать? Гораздо реалистичнее смотрелся бы сценарий, при котором всеми силами осуществлялся бы поиск кандидата, способного стать своим для этого «болота». Который мог бы работать в этом электорате, заходя, в том числе, в ареалы, где обитает провластный избиратель. Этот кандидат не должен пугать номенклатуру, поскольку она существенно влияет на процесс. Хорошо это или нет – в данном случае дело десятое. Просто таковы условия задачи. Для того, чтобы вырабатывать свои правила, надо победить по существующим.

Голоса оппозиционно настроенной части электората отойдут к такому кандидату по умолчанию – ну не за действующего же они будут голосовать.

Причем любая помощь от оппозиции для такого кандидата – смертный приговор, поскольку она тут же втягивает его в маргинальную область политического пространства с точки зрения очень уж существенной части электората. И значительной части той же номенклатуры. В сумме это делает шансы на победу более чем призрачными. Похожий сценарий уже пытались реализовать – я имею в виду кампанию Александра Козулина.

Где брать такого кандидата и как его раскручивать? Это уже другой вопрос. И адресовать его надо не журналистам, а политикам и политтехнологам.
Но при всех других сценариях, и сценариях с единым или не едиными в том числе, говорить о победе не приходится.

Р.S. Вне всякого сомнения, позиция автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров