Чем будет сражаться белорусская армия, если завтра война?

Александр Алесин, Naviny.by

Руководство государства и армии периодически с пафосом говорит о ее мощи. На самом деле белорусская экономическая ситуация не позволяет модернизировать вооруженные силы (ВС) в соответствии с современными требованиями.

Потенциал белорусской армии, являющейся основой региональной группировки войск Беларуси и России, необходимо поддерживать на уровне, обеспечивающем отражение любой агрессии. Такое заявление Александр Лукашенко сделал 21 февраля, заслушивая доклад о замысле белорусско-российских стратегических учений "Запад-2013".

Двумя днями ранее на пресс-конференции, посвященной Дню защитника отечества, министр обороны Юрий Жадобин уверил широкую публику, что "белорусская армия готова к действиям по защите суверенитета и территориальной целостности государства в любых условиях обстановки".

Между тем в кругах независимых экспертов неоднократно высказывалось мнение о том, что белорусские ВС уже не в полной мере отвечают требованиям современной войны. Даже несмотря на то, что структура и принцип комплектования ВС Беларуси в общем и целом соответствуют принятым в Европе. Да и по выучке, подготовке солдат они в числе самых боеспособных на континенте.

При этом одна из главных проблем белорусской армии — старение вооружений и военной техники, а также инфраструктуры. Ведь почти все оружие — еще советское, с течением времени его состояние ухудшается, требуется все больше средств на ремонт и модернизацию.

Это косвенно подтверждается и рядом высказываний главы государства в конце прошлого года на встречах с министром обороны и председателем Государственного военно-промышленного комитета.

Из того, что просочилось в СМИ, можно понять, что государство на сегодняшний день не в состоянии осуществлять оборонные расходы в соответствии с нуждами армии. Если сопоставить темпы их роста с темпами инфляции, то окажется, что ассигнования остались на прежнем уровне или даже уменьшились.

Это при том, что современные вооружения стоят баснословно дорого: один зенитно-ракетный комплекс типа С-300 (о С-400 и мечтать нечего) — порядка 700 млн. долларов, боевой самолет — 50 млн. долларов, танк — 3-5 млн. долларов.

Даже высокопоставленные военные вынуждены признавать, что темпы перевооружения недостаточны. Все упирается в деньги. Предпочтение поневоле отдается модернизации имеющихся образцов. Закупки новой боевой техники носят (и в перспективе, скорее всего, будут носить) преимущественно точечный характер.

На упомянутой пресс-конференции Юрий Жадобин обрисовал положение дел в этой сфере дипломатично: хотя "вооруженные силы Беларуси не обладают оружием завтрашнего дня, они обладают оружием, которое позволяет выполнять поставленные задачи". По словам министра, неисправных образцов вооружения и военной техники в подразделениях нет. Все своевременно ремонтируется и восстанавливается.

Что же касается перехода на современные системы и образцы вооружения и военной техники, развития военной инфраструктуры, то сейчас в этом направлении реализуют только те проекты, которые могут дать стратегический результат. Это прежде всего создание автоматизированной системы управления ВС, обеспечивающей управление войсками в реальном масштабе времени в условиях огневого и радиоэлектронного воздействия противника.

Кроме того, предусмотрено перевооружение зенитных ракетных войск, радиотехнических войск, создание беспилотных авиационных комплексов и разработка отечественной объединенной системы навигации, связи и опознавания. Еще один важный вектор развития — перевод перспективных образцов вооружения и техники на колесную базу отечественного производства.

В ближайшей перспективе предусматривается перевооружение ряда войск новыми многофункциональными ракетными и артиллерийскими комплексами, оснащение их автоматизированными системами управления, использование перспективных средств разведки противника и на их основе — создание разведывательно-огневой системы, охватывающей все общевойсковые уровни от батальона до объединения.

В 2012 году в вооруженные силы Беларуси принято 35 новых образцов военной и специальной техники. В первую очередь новые образцы поступили на вооружение сил специальных операций, ВВС и войск ПВО, войск связи, частей и подразделений разведки, войск радиоэлектронной борьбы, соединений и воинских частей постоянной готовности.

Как считает глава белорусского военного ведомства, ныне для руководства ВС "первичны средства опознавания, связи, управления, навигации". А вот танки, БМП, БТР — "для нас сегодня это вторично". И очередь до их обновления, надо понимать, дойдет еще не скоро.

"Если бы я ставил перед собой задачу на седьмые сутки форсировать Луару, то танк Т-72Б был бы для этого несколько устаревшим. Но я планирую вести оборонительные бои на своей территории, и этот танк абсолютно подходит для выполнения этой задачи. И так же по каждому другому образцу", — сказал Жадобин.

Однако ряд экспертов полагают, что нельзя столь явно пренебрегать модернизацией средств физического поражения противника, в частности танков и бронетехники. Специалисты указывают на их вопиющее отставание по боевым свойствам от усовершенствованных аналогов не только у потенциального противника, но и в армиях некоторых бывших советских республик.

Как следует из недавней публикации в газете «Известия», командование Западного военного округа ВС России предлагает руководству Минобороны отказаться от закупки модернизированных танков версии Т-72Б-3. По итогам их эксплуатации на учениях и во время повседневной боевой подготовки выявлены серьезные недостатки.

По мнению строевых офицеров, этот танк может бороться лишь с противником образца начала 1990-х годов, а современная бронетехника (и даже грузинские Т-72-SIN1, модифицированные израильтянами и украинцами) "просто разорвет его на части".

Из всех новшеств в Т-72Б-3 добрых слов заслужили лишь белорусский прицел "Сосна-У" и современные цифровые системы связи. Все остальное — позавчерашний день.

В доработанных заводом-изготовителем танках нет приемников ГЛОНАСС/GPS, при помощи которых танкисты могли бы определять свое местоположение в условиях плохой видимости. Нет практически обязательной в современных условиях системы автоматического сопровождения цели, которая цепко держит противника на мушке даже во время движения. Кроме того, у танка старые метеодатчики, датчики износа ствола и другие важные агрегаты и механизмы.

При этом, заметьте, по ряду параметров российская программа модернизации считается более продвинутой, чем белорусская.

И речь не только о танках. Отстают от современных требований также БМП и БТР. Да и самым новым артсистемам белорусской армии по 30-35 лет. Не предвидится скорой замены и ряду типов боевых самолетов белорусской армии, ресурс которых на грани исчерпания (Су-27) или уже истек (Су-24).

В итоге напрашивается вывод, что в своих реляциях о состоянии вооруженных сил политическое и военное руководство Беларуси выдает желаемое за действительное.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров