Три проклятых вопроса белорусской власти


Три проклятых вопроса белорусской власти

Три проклятых вопроса белорусской власти Если внимательно наблюдать за тем, как освещается и комментируется визит высокой белорусской делегации в Индонезию и Сингапур, напрашивается очевидный вывод - от этой поездки все ожидают появления денег. "Поехал за деньгами" - заключают экономисты и политологи.

До этого "за деньгами" белорусские делегации ездили в Мьянму, Вьетнам и другие места, где "нас пока не знают". Этот лихорадочный поиск средств приводит к парадоксальному выводу: что бы ни делалось за последние 10 лет на государственном уровне, в этих действиях можно усмотреть попытку решить три вопроса. Первый: "Где взять денег"? Второй: "Как при этом ничего не делать?" То есть деньги нас интересуют не вообще, но как некий метод консервации ситуации. Денег мы ищем не на модернизацию производств, а как раз на то, чтобы никакой модернизации - ни производств, ни политической системы, никогда не случилось. Поскольку Европе наши агрегаты и машины уже не нужны ввиду их устарелости, мы ищем рынки сбыта далеко-далеко, где, может, еще не до конца понимают степень морального устаревания белорусских агрегатов. Третий вопрос, который стоит за любым государственным усилием последних десяти лет: "С кем нам еще дружить, чтобы Россия ревновала?"

За любой официальной инициативой, визитом, контрактом или высказыванием вы увидите именно эту интенцию. Размещение евробондов, освобождение политзаключенных, диалог с ЕС, прекращение диалога с ЕС (в надежде на российские кредиты) - все это попытки найти денег. И при этом ничего не делать. Венесуэльский нефтяной проект, дружба с Каддафи и Ираком, всплеск китайских инвестиций в Минске - это в разной степени изящные решения третьего вопроса.

Мир движется вперед. Окружающие нас страны бьются над проблемами постсоветского транзита, активно решают вопросы, связанные с национальной парадигмой (кто мы? на каком языке нам говорить?), историей, геополитикой. Где-то ищут не углеводородное топливо. Где-то создаются межконтинентальные консорциумы по развитию высоких технологий. Где-то осваивают солнечную энергию. Все страны на Земле думают о будущем. О том, как бороться с голодом в условиях растущего населения. О том, какие вызовы бросает урбанизм. О том, как противостоять имплозии.

Для нас это - пустой звук. Как пустой звук - "транзитивность", "европеизация" и "переосмысление советского прошлого". Для нас пустой звук - "венчурные инвестиции" и даже "поиск альтернативных источников электроэнергии". Вся страна, вся система лихорадочно держатся в русле трех вопросов.

Энергетика? Наш ответ - получить любой ценой кредит на АЭС, после которого снова можно ничего не делать. Разгосударствление? Нас оно интересует исключительно в срезе завышения цены на активы, чтобы продать один актив, а потом долго-долго ничего не делать. А потом отобрать и снова продать. Но уже дороже.

Мы не беремся утверждать, что это белорусское сужение повестки дня страны до трех простеньких запросов - ошибка. Может, так и надо. Может быть, реформы, окружающая среда или, например, демография - действительно неважны. Может быть, действительно, главное - деньги, сохранение советского status quo и игра на нервах восточной соседки, позволяющая разом получать и деньги, и право на ничегонеделанье.

Однако, когда читаешь зарубежные газеты, в которых о пересадке легкого, например, сообщают как о рутинной операции, сделанной в больнице крохотного городка, не покидает ощущение, что мы, со своими тремя вопросами, стремлением ничего не делать, не продавать и не реформировать, рискуем не заметить, как все остальное население Земли переместится, например, на курорты Луны. А мы будем продолжать держаться за свои заводы, за свои мажоритарные выборы и свои пещеры, в которых зимой мучают сквозняки, но, в принципе, можно потерпеть.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров