Владимир Некляев: Мы ищем "новое лицо"

Денис Лавникевич, "БГ-деловая газета"

Лидер кампании "Говори правду" Владимир Некляев дал развернутое интервью "БГ-деловая газета" о текущем политическом моменте и вариантах развития ситуации, обусловленной предстоящими президентскими выборами в 2015 году.

Чтобы определить расклад сил на политическом поле, выяснить существующие альянсы и амбиции, а также узнать личное отношение политических лидеров к выборам-2015 и по возможности – прояснить их планы в этом направлении, БДГ сделала и теперь представляет серию интервью с ними. Через каждые полгода мы будем повторять этот эксперимент – и наблюдать, что изменилось. Итак, первый в нашем списке – Владимир Некляев.

Владимир Некляев – белорусский поэт, прозаик и политик, – был одним из наиболее ярких участников президентских выборов 2010 года. Репрессированный после событий 19 декабря (статья 342 УК "Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них", два года лишения свободы с отсрочкой исполнения на два года), он не покинул Беларусь и продолжил руководить общественной кампанией "Говори правду". Сегодня Владимир Некляев – один из ключевых лидеров белорусской оппозиции. Именно поэтому БДГ обратилась к Владимиру Прокофьевичу с просьбой помочь обрисовать сегодняшний расклад политических сил в стане оппозиции.

- Есть политики, которые в 2015 году однозначно пойдут на выборы самостоятельно, есть те, кто будет строить альянсы. Есть "неприкаянные" политические партии и движения и те, кто будет действовать сообща. Помогите мне нарисовать общую картину расклада сил на политическом поле.

- На сегодняшний день планы идти на выборы 2015-го имеет, к примеру, рух "За свободу". Не отказывается от таких планов и кампания "Говори правду". Мы достаточно активно сотрудничаем с рухом "За свабоду" и партией БНФ. И на нескольких встречах выдвигалось предложение о совместном поиске того, кого можно было бы назвать «новым лицом». Речь идет о выдвижении единого кандидата от группы политических сил – "За свободу", "Говори правду", БНФ и, может быть, Социал-демократической "Грамады". То есть, имеется такое намерение, и я, кстати, за то, чтобы оно осуществилось: новое политическое лицо – это было бы совсем не плохо.

- Но Милинкевич, наверное, имеет собственные политические амбиции?

- Вполне возможно. Хотя когда мы разговаривали об этом, никто из нас не высказался напрямую о своем участии либо неучастии в выборах. Но и поиски "нового лица" оказались делом совсем не простым. Скажем, одна из причин, по которым мы активно участвовали в парламентских выборах, была связана с надеждой на то, что по результатам этой кампании обозначится новый лидер. Ну а как еще его определить? Но к единому мнению мы ни по какой персоне пока не пришли.

Тут надо четко понимать еще одну вещь. Если исходить из ситуации сегодняшнего дня, то ни старое, ни новое лицо не сможет на выборах себя ярко проявить. Потому что ситуация такова, что большинство общества (я не имею в виду оппозицию) удовлетворено тем положением вещей, которое существует. Ну или тем общественным договором, который есть. "Подписанный" социальный договор между государством и обществом преимущественно выполняется. В таких условиях как бы ни концентрировала свои усилия оппозиция, результата не будет. В 2010 году экономическая ситуация в стране была хуже, чем сейчас, и хуже, чем на выборах 2006 года, которые были для оппозиции вообще бесперспективны, поскольку режим находился на пике благополучия.

Словом, если исходить из сегодняшнего момента, то цель вряд ли достижима, а потому так вяло все делается. Условно говоря, если я понимаю, что социальный договор между государством и обществом преимущественно выполняется, а стало быть, большинство общества меня не поддержит, то что мне делать на выборах? Просто бороться ради борьбы?.. Другое дело, что до 2015 года все еще может измениться – и резко.

(Выражение "социальный договор" используется в политике для обозначения негласного соглашения между руководством государства и его гражданами. Социальный договор в Беларуси был сформулирован Александром Лукашенко в знаменитом выражении «чарка и шкварка». Подразумевалось, что государство обеспечивает гражданам определенный уровень жизни в обмен на неучастие граждан в публичной политике. – прим. БДГ).

- А юридическая возможность баллотироваться лично у Вас есть?

- Сейчас нет, я потому везде и оговариваю этот момент. Впереди суд – и у режима есть разные варианты, как со мной поступить. Например, посадить для исправления в тюрьму. И это одна из причин, по которой мы достаточно активно занимаемся внутри нашей структуры (и не только) поисками человека, который мог бы исполнить роль лидера.

- Одну группу политических сил мы обрисовали. Теперь давайте посмотрим на левых.

- Да, калякинцы. Они объявили об объединении левых сил – это "Справедливый мир", профсоюзы, "зеленые"… Пока вот эта тройка обозначилась. Они, видя, что на нашем фланге что-то начинает формироваться, тоже начали объединяться. А вот с персонами, с лидерами дела у них обстоят не очень. Калякин давно участвует в политике, но никогда не заявлял себя как человека, претендующего на пост президента.

- А что христианские демократы?

- По итогам парламентских выборов обозначилась коалиция: ОГП, БХД и "Европейская Беларусь". Это третья группа, те, кто "бойкотировал" парламентские выборы. Но это все не четко оформленные объединения, а, скорее, их "скелеты".

Важно не объединяться только с целью найти от каждой группы своего кандидата в президенты. Надо объединяться для того, чтобы общество понимало: вот эти силы – это левая платформа, вот это – правая платформа, это – центристская платформа. Но на сегодняшний день у нас в политике этого практически нет.

Вообще, когда я в 2010 году попал в оппозицию, то с удивлением обнаружил, что она структурно никак не организована. Есть просто такая колеблющаяся масса людей, где постоянно происходит какая-то диффузия, миграция, насыщение одной структуры за счет другой… То ли в какой-то организации возникают большие финансовые возможности, то ли более притягательный лидер появляется. И только сейчас обозначилось то, что должно было свершиться давным-давно.

Вообще, по сути своей, оппозиция едина. И левые, и правые, и центристы стремятся к одному: избавиться от действующего режима.

- Есть ли интрига, связанная с династией Гайдукевичей?

- Есть. Они уже заявили о своем участии в президентских выборах. И вполне возможно, что баллотироваться будет младший, Олег Гайдукевич. Ведь понятно, что он не мог перейти с того места, где он был (Фрунзенский РУВД Минска) на то место, где он сейчас находится (зампредседателя ЛДПБ), без консультации если не непосредственно с самим Лукашенко, то по крайней мере с его сыном Виктором. Это, как любит говорить лидер российских либерал-демократов, "однозначно", иначе бы его уже "законопатили".

Какова цель участия ЛДПБ в выборах? Раз решение принято, значит, должна быть какая-то цель. Понятно, что участие ЛДПБ нужно власти для демонстрации конкуренции, демократичности выборов и т. д. Но в итоге все будет зависеть от конкретного сценария, который власть подготовит на предстоящие выборы. Думаю, сценарий 2010 года – "идите все, кто хочет" – не повторится, в 2015 году будет жесткий отсев кандидатов в президенты. И в этой ситуации Гайдукевич может стать для власти альтернативой единому кандидату от демократических сил.

И еще одна функция, которая уже просматривается, может быть возложена на ЛДПБ: компромат на лидеров демократических партий и движений, их дискредитация, идущая как бы изнутри оппозиции, поскольку формально ЛДПБ к ней относится. А вообще за время, которое я занимаюсь политикой, у меня выработалась устойчивая точка зрения, что ЛДПБ была создана не для политики, а для политического бизнеса.

- Кто еще?

- Да в общем-то все. Повторюсь: если сохранится экономическая ситуация, которую мы имеем на сегодняшний день, то мы получим просто политическое шоу с предсказуемым результатом.

- Что можно сделать, чтобы переменить ситуацию?

- Вряд ли что-нибудь можно сделать. Разве что разрушить пропагандистский миф о "белорусском чуде". Но как?.. У нас нет никаких уникальных обстоятельств, у нас все происходит по тем же схемам, как это происходило в других странах. Обычно перемены наступают при критической экономической ситуации – и то не всегда. Почему у нас должно быть иначе? Только потому, что Лукашенко не нравится? Да, он не нравится очень многим. Он просто надоел. Но мало ли кто кому надоел! Скажем, мужу не нравится жена, жене не нравится муж. А экономическая ситуация в семье такова, что развестись они не могут. И разведутся они только тогда, когда найдут выход из этой ситуации в лучшую.

Словом, если обстоятельства будут складываться так, что возникнет шанс победить на этих выборах, тогда это будет одна ситуация. Будет борьба за выдвижение в кандидаты между сильнейшими, будет динамика, энергетика. Если же будет видно, что сделать ничего нельзя, будет совсем другая картина. Очередной спектакль, в котором могут принимать участие самые разные актеры, в том числе и женщины. Потому что спектакль с женщиной всегда интереснее, чем спектакль без нее.

- Если ОГП все-таки будет настаивать на проведении праймериз, Вы будете в них участвовать?

- Мы не будем в них участвовать. Я, во всяком случае. Участвовать в праймериз в белорусских условиях нет смысла, поскольку провести праймериз так, чтобы результаты не подверглись сомнению и оказались приемлемы для всех оппозиционных сил – невозможно. Если провести интернет-голосование еще можно, то ситуация, когда мы ходим с ящиками для голосования по квартирам и предлагаем людям, записывая данные их паспорта, выбрать того, кто будет против Лукашенко, сегодня просто не представима.

Если судить по нынешнему состоянию оппозиции, то невозможно и выдвижение единого кандидата. Поэтому я еще полгода назад заявил, что мы отказываемся от всяких публичных переговоров по этому поводу. Поскольку практически это сделать сейчас нельзя, то незачем забалтывать объединительную идею, превращать ее в анекдот.

Новости по теме

Новости других СМИ