Эксперт: Эмоциональные всплески Лукашенко осточертели большей части правящей элиты

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Президент Республики Беларусь А. Лукашенко так и не вышел на лед завершившегося в Сочи любительского хоккейного турнира.

Интересно то, что, несмотря на укоренившуюся в спортивном мире республики примету («если президент присутствует на матче, белорусы обязательно проигрывают»), отсутствие А. Лукашенко не спасло команду президента РБ от позора. Сочинский турнир со всей очевидностью продемонстрировал, что любительского хоккея в Беларуси нет, а есть традиции махинаций с составом команды и организации договорных матчей по принципу «Ну дайте Батьке забить, что вам жалко, что ли?». Сейчас «забили» самому Батьке...

Проблема, конечно, не в «агрессивном Александре Медведеве (президенте КХЛ), как считает белорусское телевидение, а в том, что белорусы в России настолько привыкли к исключениям и уступкам в свой адрес, что когда их «ставят в строй», то сразу возникает каскад обид и скандалов.

Это очень важный признак фрагментированного политического класса – постоянные обиды и взаимные претензии. Примеров, как внутренних, так и внешних, можно привести массу. На российском векторе: обида А. Лукашенко на руководство РФ, которое не удовлетворяет его постоянно растущий валютно-ресурсный аппетит, обида белорусского политического класса на Россию, которая с одной стороны поддерживает белорусскую экономику, не давая ей окончательно развалиться, опасаясь еще больших кризисных расходов на Беларусь в рамках уже существующих интеграционных проектов, а с другой стороны, использующую Беларусь для решения своих экономических и военно-стратегических задач. Кроме этого, обида общества на Кремль, который «не убирает Лукашенко», обида населения на то, что его обманули в 1994 году и загнали в коридор безысходной нищеты, заставляющей людей покидать свои дома в поисках достойной заработной платы за рубежом и т.д. и т.п. По другим векторам еще скучнее. В общем, какая-то глобальная обида, живущая в политическом классе на психологическом уровне блокирует развитие политического рынка.


Революция

Хотя принято говорить о связке «обида - месть», в реальности обида – синдром, в общем-то, пассивный. Дело в том, что не рискуют обижать тех, кто сильный или сильнее, а слабость, как правило, провоцирует нанесения обид.

Обида очень мало стимулирует к действию (мести), вызывая скорее политическую демагогию, безудержную комплиментарность в свой адрес, и многочисленные претензии к властям и внешним силам. В результате Беларуси, ее народу и политическим силам, включая власть и оппозицию, все оказываются «должны» – Россия, Евросоюз, США и т.д. На фоне то ухудшающегося, то улучшающегося социально-экономического положения населения в контексте господства иждивенческих политических и социальных ожиданий, говорить о народном восстании или революции («когда у народа лопнет терпение»), не приходится.

Но и здесь не все безнадёжно, так как есть своеобразный политический феномен, характерный для застойных авторитарных режимов – народное сопротивление. Но о нём стоит поговорить несколько ниже…


Как свергается авторитарный режим

Авторитарный режим свергается на пике политического резонанса различных политических сил в период завершения периода полураспада властной структуры.

Период полураспада авторитарного режима – это как раз то состояние политической и социально-экономической жизни, что и рассматривалось в первой части. Проблема в том, что в белорусской ситуации нет ничего позитивного. Это необходимо объяснить. Дело в том, что авторитарный режим не сваливается на голову сам по себе. Его невозможно насильно насадить, во всяком случае, надолго. Современный авторитаризм, как правило, пуповиной связан с аграрно-индустриальной стадией развития общества. Отсюда, к примеру, бесперспективность авторитаризма в России. Российское общество давно вышло из аграрно-индустриальной стадии и авторитарные методы руководства страной не востребованы её политическим классом.

В Беларуси все сложнее: общество и политический класс остаются в рамках аграрно-индустриальной стадии. Авторитарной модернизации, по примеру Тайваня и Южной Кореи, Беларусь так и не дождалась. Возможно, белорусское руководство понимало, что если оно воспользуется практически идеальными условиями конца 1990-х – начала 2000-х годов и проведет быструю и широкомасштабную модернизацию, то режим окажется в роли собственного могильщика. Стоит только вспомнить судебные процессы над южнокорейскими диктаторами.

Вместо модернизации строили ледовые дворцы, резиденции, покупали самолеты и составляли финансовую базу «семьи». Когда необходимость модернизации стала очевидной, когда оказалось, что уйти от нее невозможно, то организовали пропагандистскую кампанию, призванную создать впечатление, что Беларусь вступила в стадию модернизации.

Важнейшим условием свержения авторитарного режима является потеря им легитимности. Как правило, это объективный процесс, так как основой авторитаризма являются несменяемость власти и декоративность выборов. Общее недоверие к любым, возможно даже относительно честным выборам, буквально разрушает электоральную легитимность. Бесконечная череда президентских сроков просто съедают имидж главы государства, востребованного народом.

С разрушением легитимности в Беларуси все в порядке. Рушится на глазах. Гораздо сложнее с правящей группировкой. Есть несколько условий, необходимых для свержения режима и связанных с ситуацией внутри самой власти. Прежде всего, мы должны видеть внутренние конфликты, наметившиеся расколы правящей элиты. Появление внутренних «отступников» и «предателей», которые выходят на внешние силы (только внешние!). Важнейшим индикатором можно считать получение силовыми ведомствами статуса политических игроков.

В нашем случае для анализа внутренней ситуации в правящей группировке РБ не хватает информации. По косвенным признакам понятно, что верхушка власти не едина, в ней есть различные мнения и даже противоположные геополитические ориентации. Силовые ведомства не дружат друг с другом и борются за доступ к ресурсам. Нестабильность политики и эмоциональные всплески главы государства осточертели большей части правящей элиты

Элита озабочена сохранением и преумножением уже появившихся состояний и стабильности политической ситуации. Ей хочется легальности, свободного передвижения по миру, приема в сливки европейского общества, гарантий для будущего детей и наследников. Враг этой мечте – Александр Лукашенко со своей маниакальной привязанностью к креслу президента и постоянными угрозами и выходками в духе повести М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города». Все устали… Людям хочется покоя и стабильности. Им хочется зайти в кабинет с уверенностью, что не вылетишь из него через пару часов, да еще с наручниками, а спокойно закончишь рабочий день. Им не хочется краснеть перед семьями, когда те видят на экране, как их дорогому человеку тычут в лицо и обещают «посадить». Понятно, что А. Лукашенко ненавидят, и многие из его окружения думают, что они «справились бы лучше».

Естественно, важным условием для свержения режима должно являться народное сопротивление в стиле площади Тахрир или набегов киргизского плебса на комплекс правительственных зданий в Бишкеке. На фоне непризнания итогов выборов эти факторы могут привести к варианту «цветной революции». Но для этого необходима боеспособная оппозиция, не являющаяся структурной по отношению к авторитарному режиму, ориентированной на борьбу, а не на «скрытое» сотрудничество в различных формах.

Все эти внутренние условия должны сочетаться с согласованным давлением со стороны внешних сил, способных создать своеобразный внешнеполитический вакуум вокруг авторитарного режима, блокирующий попытки запустить механизм «маятникового движения». Примером такой блокады можно считать согласование позиций США и России в отношении судьбы режима Бакиева в Киргизии.

Однако стоит сразу отметить, что внешние силы, естественно, могут подталкивать или стимулировать формирование внутренних условий, но крайне осторожно. В этом случае, как правило, экономические и геополитические интересы доминируют. Так что выборы не признаются, но посольства остаются и президенту вручают верительные грамоты новые послы. Торговля идет бойко, а санкции носят демонстрационный характер.

В рамках данной, очень упрощенной парадигмы, можно обвинять в поддержке режима как Россию, поставляющая в Беларусь дешевую нефть, так и Евросоюз, радостно покупающего за столь нужную А. Лукашенко конвертируемую валюту белорусские нефтепродукты. Естественно, ЕС и не помышляет о закрытии энергетических рынков для импорта белорусских углеводородов, что, однако, не очень беспокоит белорусскую оппозицию…

В итоге, можно констатировать, что пресловутого политического резонанса, при котором режим может быть уничтожен, в Беларуси пока не наблюдается.

Зато есть белорусское общество, которое в той или иной степени довольно А. Лукашенко, а также есть политический класс, который воспринимает авторитаризм как нечто естественное. До сих пор в Беларуси популярны мнения, что «сильная рука» обеспечит и безопасность и благосостояние. И ничего, живут, а некоторые даже неплохо…


Кому при Лукашенко жить хорошо?

Многим. Многие, воспользовавшись созданной при первом президента РБ квартирной пирамидой, обзавелись за годы его власти жильем, да не одним. Солидная часть населения, веря официальной пропаганде, уверена, что А. Лукашенко сдерживает коммунальные расходы и рост цен на продукты питания. При этом большинство жителей республики продолжает истово верить в то, что вокруг, а тем более в России, живут еще хуже…

Банкиры, обслуживая финансовые потоки «семьи», практически освобождены от изнурительной конкуренции и качают деньги с каждого привлекаемого кредита, с каждой тонны и кубометров поступающих в страну углеводородов.

Олигархат, выступая в роли доверенных лиц «семьи» в финансовой и бизнес-сфере, защищен всей мощью государства, что позволяет ему и себя не забывать.

Директорат, с легкостью отбив во многом декоративный натиск приватизации 2011 года (приватизационные обещания А. Лукашенко в преддверии получения кредита ЕврАзЭс), продолжает окутывать государственные предприятия сетью фирм-однодневок, высасывающих ресурсы, поступающие на поддержание госсектора.

Силовики ориентируются исключительно на получение от государства различного рода бонусов и привилегий, демонстрируя готовность выполнить любой приказ «семьи».

Более-менее здравомыслящая часть белорусского общества, понимает, что А. Лукашенко выполняет крайне сложную и политически бесценную для современной Беларуси роль попрошайки – скандалиста, вытягивающей из России столь необходимые для выживания Беларуси ресурсы и обеспечивающий доступ к российскому рынку. Творчески перемежая шантаж с мольбами, белорусский президент в реальности кормит страну за счет соседней державы и её народа (дотации, как правило, ложатся на российский бюджет). Необходимо отметить, что и политический класс Беларуси и население прекрасно понимают за чей счет банкет, но даже самим себе признаться в этом не могут.

Однако здесь тоже возникает политико-психологическая проблема. Автор этих строк в конце 1980- годов (1988-1990) имел возможность пообщаться со значительным количеством представителей белорусского общества. Абсолютное большинство было уверено, что в случае получения Беларусью независимости, республика «заживет». Эти иллюзии на политическом плане проявились очень быстро. Беларусь первая ввела собственные деньги («зайчики»), раньше Литвы, Латвии и Эстонии обзавелась таможнями в стиле «к нам вези, от нас – не вези»…

С 1991 по 1994 год высшее руководство страны фактически обкрадывало Россию, используя экономические рудименты советской эпохи, включая еще принимаемый в Москве советский рубль, но в целом иллюзии постепенно развеялись. Жить стало не за что…

Дилемму «как выжить, чтобы за белорусскую экономику отвечала Россия, но при этом Беларусь осталась суверенной и независимой» взялся решить А. Лукашенко («запущу заводы») при помощи долгоиграющей интеграции, годами меняя обещания на реальные ресурсы.

И это многих устроило.

Но с годами выросли аппетиты, захотелось жить, по меньшей мере, как в Польше, а не в Болгарии. Получаемая из России финансовая, ресурсная и поддержка стала привычной и планируемой. И зачем тогда А. Лукашенко? И так Россия все поставит… Неблагодарность народа – фактор, который должен учитывать любой правитель…

Население Беларуси не готово к реформам, не принимает и не примет тяготы с ними связанные. А свержение режима в любом случае такого рода реформы, которые давно прошли «менее удачливые соседи», «завидующие белорусам», делает неизбежными. Продвинутая часть белорусского общества понимает, что реформ не избежать, но им хочется, чтобы за них заплатил кто-то другой и реформы прошли как по волшебству: проснулся утром, а на месте Минска новый Манхеттен и все на «Мерседесах»… А соседи опять завидуют-завидуют…

А. Лукашенко этими фантазиями как раз и играет…

И все-таки, остается масса вопросов:

- почему внешний фактор не является ведущим в процессе ликвидации белорусского авторитарного режима?

- присутствует ли на внутреннем политическом поле серьезный противник правящего режима?

- роль политического форс-мажора и его последствий для будущего Беларуси?

- кто заменит А. Лукашенко?

И это ещё не все…

Новости по теме

Новости других СМИ