Лебедько: Моя партия не получает с Запада ни копейки

Алесь Пилецкий, Еврорадио

Лидер ОГП рассказал, почему предлагал евродепутатам подсчитать "белорусские деньги" и что минимальный месячный бюджет его партии - 5000 долларов.

На Евронесте в Брюсселе председатель Объединенной гражданской партии неожиданно предлагает проверить помощь, которая выделяется демократическими странами на поддержку гражданского общества в Беларуси. По словам Анатолия Лебедько, есть независимые медиа, есть правозащитники, есть политические структуры. Но создаются и какие-то псевдо-демократические организации. Еврорадио поговорило с политиком о заявлении, которое рискует породить кучу ссор в демократическом сообществе.

- Анатолий, ваше заявление о необходимости мониторинга средств, выделенных Западом в качестве помощи белорусскому независимому обществу, уже наделало много шума. Не думаете, что такой подход может в итоге привести к преследованию? Вроде того, с которым столкнулся Алесь Беляцкий.

- Думаю, мы говорим о разных вещах. Откуда появился этот вопрос? Во время рабочей группы Евронеста стал вопрос, каким образом помогать свободным медиа. Без заявлений о том, что все мы любим свободу слова и свободу прессы. Что конкретно сделать, чтобы в Беларуси независимая пресса чувствовала себя более комфортно и работала более эффективно. Это была моя рефлексия - что следует делать? На мой взгляд, надо определить приоритеты. Потому что есть работа с Беларусью, есть помощь, но не определены приоритеты. Неизвестно, что главное на сегодняшний день. Давайте об этом поговорим. Для меня лично в приоритет попадает независимая пресса. Потому что без работы через медиа с людьми невозможно добиться перемен в ближайшей перспективе. На мой взгляд, огромная помощь идет на непонятные и неясные проекты. Они, как минимум, не работают. Это не является инвестицией в демократию, это в лучшем случае инвестиции в каких-то конкретных людей. Возможно, в перспективу какого-то следующего тысячелетия.

- Вы можете привести конкретные примеры - когда кто-то не получает средства. а кто-то получает слишком много?

- "Белсат". Единственный спутниковый независимый белорусский канал, он не имеет помощи из ЕС. Не имеет. Только от правительств отдельных стран - Польши, Швеции. Когда Лукашенко говорит, что оппозиция получает сотни миллионов - у меня это вызывает улыбку. А когда чиновники из Евросоюза говорят, что помощь Беларуси выросла в разы - я этого не понимаю. Хочется понять. Если эта помощь есть, то хочется знать, куда она идет. Это мое заявление - не для заявления. Оно имеет практические последствия. Сариуш-Вольский, руководитель рабочей группы по Беларуси, подхватил эту идею. И он обещал, что следующие дебаты пройдут именно на эту тему с участием еврочиновников и бюрократов.

- Какие направления, на ваш взгляд, больше всего требуют средств?

- Независимая пресса, правозащитные организации. Их существование позволит и политическим организациям работать лучше. Направлений может быть и больше, это только мое мнение. Но я думаю, что мы должны это делать в первую очередь. Надо говорить с евродепутатами. У нас нет большого влияния на Запад. А они могут делать запросы, контролировать. Надо делать аудит. Вот, нам говорят, пять миллионов направлено. Так давайте хотя бы посмотрим, куда. Не будем называть конкретные организации, имена - назовем направления. И скажем, что 20% денег идет на поддержку независимых медиа, еще 20% - на защиту людей, пострадавших от репрессий. Тогда будет понятно. А если выяснится, что на это все идут лишь какие-то проценты, а остальное - непонятно на что, то будут вопросы. Возможно, они идут на тех же еврочиновников, которые сидят в Брюсселе, на какую-то логистику. Может и такое быть.

- Кто наиболее эффективно может провести такой аудит?

- Если мы говорим о каких-то конкретных лицах - то здесь могут быть вопросы. Каждый имеет какие-то свои привязанности. Я говорю об институте парламентаризма. Европарламент может принимать взвешенные решения. И они могут привлекать к своей работе независимые структуры, которые занимаются аудитом. Возможно, они смогут все проанализировать и сделать выводы.

- Если Запад открыто скажет, куда идут деньги и почему именно туда, это может вызвать очередное усиление пропаганды. Вдруг станет известно, что деньги получают политические партии и структуры? Будет скандал.

- Повторю еще раз: необходимо определить приоритеты. Второе - эффективность. Я не хочу, чтобы сказали, сколько и какая организация получает денег. Нет. Этот вопрос не поднимался и такой цели я не вижу. Хотя что касается политических партий, все просто. Никаких средств из Польши, из Брюсселя или хоть из Франции Объединенная гражданская партия не получает. Ни копейки. Я думаю, что то же самое в большинстве политических структур. Вот сегодня мы встречаемся в Вильне с партнерами из Швеции. Здесь у нас семинар. И это их инвестиции в нашу партию. Мы говорим о пенсионной реформе, шведы привезли к нам своих экспертов. И в этом их поддержка. Мы не хотим знать, кто сколько получает. Мы хотим, чтобы были определены приоритеты в оказании помощи. Хотим знать, на какой вид деятельности выделяется помощь.

- Вы говорите, что ОГП и другие политические партии не получают денег с Запада. Соответственно, возникает вопрос: за что они существуют? Деятельность, пусть себе и в сложных условиях, все равно требует финансовых средств.

- Пока в Беларуси многое можно сделать с помощью волонтеров. Избирательная кампания в одном округе в Украине стоит больше, чем вся президентская кампания в Беларуси. Это для сравнения. Там все держится на бюджете, в Беларуси сохранилось волонтерство. Если вы даете человеку деньги на бак бензина и на бутерброд - это не заработок и не финансирование. В Беларуси можно проводить какую-то деятельность, которая не требует большого бюджета или не требует его вовсе. И за счет этого выживают политические партии. У них просто смешной бюджет. В ОГП есть система взносов. Они не обязательные и не ежемесячные. Но в принципе мы собираем деньги с членов партии. Это немного, но это есть. И еще у нас есть помощь от мелкого и среднего бизнеса. Когда-то ОГП создавалась как партия, отстаивающая его интересы, и сохранилась помощь от таких людей. Но это закрытая тема, мы не будем ее обсуждать. Когда-то помощь бизнеса была подавляющей, сегодня она уменьшилась. Но сохраняется.

- Сможете ли назвать месячный бюджет ОГП?

- У нас 11 офисов по Беларуси. ОГП - одна из немногочисленных организаций, которая сохранила сеть. Мы выплачиваем зарплаты. И нам надо на них около пяти тысяч долларов. Все остальное - это дополнительные затраты, которые могут быть меньше, могут быть больше. Их нельзя как-то оценить, подсчитать. Минимальный бюджет нам необходим для поддержания партии, для существования. Все другое, если получаем, идет на разного рода деятельность.

Новости по теме

Новости других СМИ