Коррупция как коррекция

Родион Раскольников, "БелГазета"

23 мая, принимая госсекретаря Совбеза Леонида Мальцева, президент потребовал от правоохранительных органов усилить работу по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией. С коррупцией в Беларуси борются с 14 декабря 1993г., когда после скандального выступления о хищении ящика гвоздей руководителем Верховного Совета Станиславом Шушкевичем вся страна узнала о молодом депутате-антикоррупционере Александре Лукашенко.

Любопытно то, какие формы приняло понятие "коррупция" по прошествии 20 лет.

Втой части общения Александра Лукашенко с Леонидом Мальцевым, которое попало в медиа, президент особенно обращал внимание на недостаточность борьбы с коррупцией со стороны прокуратуры и МВД. "Меня очень настораживает то, что у нас фактически этой проблемой занимается КГБ, а остальные на лаврах почивают и считают, что это не их проблема. А ведь прокуратура у нас - главная структура, которая должна заниматься борьбой с коррупцией, курировать и контролировать эту работу", - заявил он.

По его мнению, "МВД имеет возможностей намного больше, чем КГБ", более того, "участковые милиционеры и вообще милиция знают всё, что творится в стране. Но от МВД я подобных действий пока не вижу". При этом он попросил у правоохранителей "не выхватывать шашки", т.к. "уровень коррупции в Беларуси заметно ниже, чем в других странах".

Что особенно интересно, глава государства обратил внимание на социальную полезность борьбы с коррупцией и экономическими преступлениями: "Недопустимо, когда в справедливой, честной и порядочной стране существуют такие правонарушения. Мы не можем допустить, чтобы через экономические правонарушения у нас произошло расслоение общества. Оно уже сегодня есть: он имеет полтора каких-то магазинчика, а семья ездит на трех иномарках, купленных по миллиону долларов. Откуда, если прибыли очень маленькие у этих полутора магазинов?"

По мнению президента, полтора магазина в честной и порядочной стране не могут обеспечивать доход, которого бы хватило на три иномарки: "Значит, где-то скрывают, занимаются левыми схемами, скрывают от налогообложения доходы и так далее. Я специально утрирую и беру этот мелкий пример. Но у нас есть "киты" похлеще, которые уходят от налогообложения".

Основной вопрос, который остается после совещания президента и главы Совбеза - зачем понадобилось обращать внимание на такую, казалось бы, полностью выкорчеванную в Беларуси проблему, как коррупция. И не связано ли это с тем, что уже днем позже, встречаясь с премьер-министром Михаилом Мясниковичем, глава государства увещевал: "Все зависит от экономики. Нельзя допустить дестабилизации ситуации. Золотовалютные резервы надо сохранить, а не тратить!"?

Ясно, что от хорошей жизни такие призывы не звучат. Вместе с тем в стране вообще не осталось врагов, на козни которых можно было бы списать любые негативные проявления в экономике. Врагом не станет правительство, ибо за провал прогнозных показателей и накопление складских запасов у нас объективно не сажают. Таким врагом не станет "пятая колонна", т.к. ее вообще не осталось нигде, кроме как в головах политически озабоченных комментаторов госканалов. Таким врагом не станет Европа, т.к. все плавно идет к возобновлению контактов и сокращению "черных списков".

А потому хорошо бы иметь в запасе некий социальный громоотвод. Такой, как "коррупция". Вообще говоря, эффективная борьба с коррупцией всегда подрывает политическую стабильность в стране. В свое время покачнул Грузию Михаил Саакашвили, начав чистку милиции от проворовавшихся кадров с полного увольнения всей верхушки, ликвидации ГАИ как службы (бравшей взятки) и т.д. Но в Беларуси речь идет совсем о другой борьбе с коррупцией. Выражение "борьба с коррупцией" тут наполняется неким нетрадиционным смыслом. Мы уже видели это раньше, когда напрягавшаяся экономическая ситуация заставляла государство искать социальные "громоотводы". В "коррупционерах" побывали, например, преподаватели вузов и их администрация, хирурги, якобы "бравшие взятки", и проч. Заводились дела, начинались громкие процессы. Беларусь стала единственной страной в мире, где гнездо коррупции распознавалось то в области ЖКХ, то в средних школах, то в вдруг в энергетике - а не в силовых структурах, где коррупция живет в остальном мире (еще со времен фильма "Спрут" про легендарного итальянского комиссара Катани).

Смысл прошедшего у президента совещания исчерпывающе объясняется тематическим совмещением понятий "коррупция" и "экономические преступления". В качестве основного объекта зависти нам представлены несчастные белорусские коммерсанты с "полутора магазинами". В некотором смысле это совершенно беспроигрышная случка двух традиционных начал национальной социальной ненависти: отвращения к "вшивым блохам" и нелюбви к "коррупции" как таковой. Производится перенос фокуса общественного внимания с госаппарата, который ездит на хороших машинах и потому может стать катализатором ненависти, на коммерсантов, которые ездят на посредственных машинах, но куда более полезны в качестве объекта остракизма.

Чем это закончится, понятно уже сейчас: МВД и прокуратуре фактически поставлена задача "искать тщательней". В ближайшее время страна узнает о вопиющих случаях коррупции со стороны мелких и не очень лавочников, не плативших налоги и накопивших поэтому на роскошные автомобили. Все это предсказуемо и потому неинтересно. Что интересно, так это дальнейший маршрут изменения понятия "коррупция" в Беларуси: ящик гвоздей; полученная доктором шоколадка; "полтора магазина". Что потом?

Новости по теме

Новости других СМИ