Минск поигрывает расстрельным пистолетом

Артем Шрайбман, Naviny.by

В геополитический торг с Европой, судя по всему, включается вечный козырь белорусских властей — вопрос отмены смертной казни. Пока дальше обнадеживающей риторики дело не идет, но и этого может быть достаточно политически беззубому Совету Европы.

Наличие смертной казни, наряду с дефицитом демократии, отдаляет Беларусь от Европы. Отменить этот вид наказания или, по крайней мере, ввести на него мораторий предлагает группа экспертов под руководством доктора юридических наук Михаила Пастухова, подготовившая проект реформ в сфере юстиции и внутренних дел в рамках "Европейского диалога о модернизации с Беларусью". Но пока к голосу проевропейской общественности страны чиновники глухи.

При этом 21 и 27 июня белорусские депутаты обсуждали проблему смертной казни с европейскими чиновниками: сначала на круглом столе "Религия и смертная казнь" в Минске, а затем на заседании комитета ПАСЕ по политическим вопросам и демократии в Страсбурге.

Представители официального Минска говорили об открытости к диалогу, существовании рабочей группы по этому вопросу в парламенте, неприемлемости давления и настроениях общества, по их мнению, поддерживающего существование смертной казни.

Представители Совета Европы посетовали на три смертных приговора, вынесенных в Беларуси с начала года, и напомнили, что решение о моратории или отмене смертной казни может быть принято и вопреки мнению большинства. Именно так поступали другие европейские государства.

Реальных препятствий нет

Объясняясь перед журналистами и европейскими критиками за существование в стране этого жестокого, по мнению многих — варварского, наказания, власти приводят стандартный аргумент: так хочет народ, решение референдума не перечеркнешь. Имеется в виду референдум 1996 года, когда, согласно официальным данным, за сохранение смертной казни высказались 80,4% участвовавших в голосовании.

Удивительно, но камня на камне от этого и других доводов в пользу сохранения смертной казни не оставил Конституционный суд Беларуси (КС), вынесший еще 2004 году решение № 3-171.

В нем КС подчеркнул, что референдум 1996 года был рекомендательным, и сделал вывод, что решение об отмене смертной казни может принять парламент или президент.

По мнению суда, общественные настроения с 1996 года могли существенно измениться, особенно если учесть, что тогда, до введения в уголовный кодекс пожизненного заключения, самой строгой альтернативой расстрелу был тюремный срок всего в 15 лет.

Судьи также четко дали понять, что наличие или отсутствие смертной казни никак не влияет на уровень преступности. Напомнили они и о прискорбной возможности неисправимой судебной ошибки и об еще одном красноречивом факте: Беларусь — единственная в Европе страна, сохранившая смертную казнь.

Что касается общественного мнения, то, по данным социологов из НИСЭПИ (Вильнюс) на сентябрь 2012 года, 49,1% респондентов выступали за смертную казнь, 40,7% — против. А в марте того же года, когда казнили обвиненных в теракте в минском метро Коновалова и Ковалева, цифры были еще более впечатляющими: против — 49,7%, за — только 40,8%.

Как видим, доли сторонников и противников сейчас сравнимы. Если бы власть хотела отменить смертную казнь, то, со своим массированным присутствием в СМИ, могла бы склонить мнение общества в пользу такого решения в считанные месяцы. Тем более что, по тем же опросам НИСЭПИ, сторонники смертной казни в большинстве своем и являются электоратом действующего президента, а значит — прислушиваются к нему.

Таким образом, перед властями не стоит ни правовых, ни социальных препятствий к отмене смертной казни. Затягивание решения этого вопроса, вопреки мнению собственного Конституционного суда — очевидный политический торг.

Минск учитывает влияние СЕ на ЕС

Совет Европы — организация специфическая, узко заточенная на вопросы демократии и защиты прав человека. Казалось бы, зачем официальному Минску вступать в такой диалог, если никаких экономических пряников он не сулит.

По словам старшего аналитика Белорусского института стратегических исследований (BISS) Дениса Мельянцова, торг ведется из репутационных соображений.

"Европейский союз постоянно напоминает, что Беларусь — единственное государство на континенте, не входящее в Совет Европы, что в Беларуси существует дикая процедура смертной казни", — поясняет эксперт.

Причем, риторикой дело не заканчивается. "Евросоюз прислушивается к оценкам Совета Европы и часто выносит свои решения на их основании", — добавляет собеседник БелаПАН.

По мнению наблюдателей, в отношениях Минска и Брюсселя назревает потепление, а значит снять с повестки дня такой раздражитель — по большому счету, в интересах властей.

Откупиться малой кровью

Руководитель Центра правовой трансформации (Lawtrend) Елена Тонкачева подчеркивает: "Ситуация со стороны белорусского правительства остается на том же уровне — уровне поддержания риторики".

Сам факт создания в парламенте рабочей группы по вопросу отмены смертной казни преподносится наблюдателям как значительный шаг вперед. На деле имеет место имитация активности, чтобы смягчить огонь критики.

Собеседница БелаПАН с сожалением отмечает: "С правозащитными организациями коммуникация не ведется". Более того, со времени создания рабочей группы в феврале 2010 года общественность так и не увидела плодов ее работы.

"Нам бы хотелось, чтобы результаты деятельности рабочей группы были публичными, чтобы парламент четко высказал в письменном виде свою позицию по проблеме и, в случае положительного решения, представил соответствующий план действий", — добавляет Елена Тонкачева.

Но власти отнюдь не торопятся выполнять требования Совета Европы. "Вряд ли Минску интересно членство в этой организации — тогда придется выполнять решения Европейского суда по правам человека", — отмечает Денис Мельянцов. А в том, что властям от этого суда может сильно достаться, мало кто сомневается.

Что могло бы заинтересовать официальный Минск, так это статус спецприглашенного при ПАСЕ, отобранный у белорусского парламента в 1997 году. "Для этого власти могут ввести фактический мораторий на исполнение смертных приговоров", — считает аналитик.

К слову, для получения этого статуса никаких формальных требований в уставе Совета Европы не предусмотрено. "Сам факт неприменения смертной казни там могут посчитать достаточным", — убежден Мельянцов.

Власть прекрасно чувствует мягкий подход Совета Европы. Эта организация действительно не имеет реальных рычагов давления и готова приветствовать и поощрять любой мало-мальски заметный прогресс.

И если остро понадобится разморозить западный вектор, а для этого — снять напряжение в отношениях с Советом Европы, в ход могут пойти скромные уступки в вопросе смертной казни.

Новости по теме

Новости других СМИ