Зачем Лукашенко нужен конфликт с церковью и костелом в годовщину крещения Руси?

Валерий Карбалевич, "Радыё Свабода"

Сначала скандал был небольшим. Лукашенко всего лишь не поехал в Киев на празднование 1025-летия крещения Руси. СМИ довольно активно обсуждали причины этого жеста. Выдвигали самые различные версии. Писали о конфликте с президентом России, президентом Украины, президентом Сербии (самая экзотическая версия), что "не так" пригласили и др. Хотя, на мой взгляд, самая очевидная причина лежала на поверхности. Это был демарш в адрес руководства Русской православной церкви (РПЦ). Ведь именно она была инициатором и организатором празднования.

Но для Лукашенко просто так не приехать в Киев показалось маловато. Если уж идти на скандал, то он должен быть громким и заметным для всех. А то даже СМИ не поняли. И он подготовил подсказку. А заодно и подарок вместе с поздравлением по случаю юбилея РПЦ.

Как раз в то время, когда в Киеве происходили праздничные торжества, Лукашенко в минском аквапарке выступил с заявлением о необходимости реформы православной церкви. И тем самым бросил информационную бомбу, переключил внимание СМИ на себя, оказался в центре сообщений СМИ.

Что же сказал Лукашенко?

Прежде всего, он увидел большие изъяны в деятельности православной церкви. "Слава Богу, наша церковь не болеет той заразу, на которую заболела церковь на Западе. Об этом все слышали: и педофилы, и "голубизна", и "розовые", там черт знает что сегодня делается. Но болеть мы уже начинаем. И я думаю, что православная церковь здесь, в том числе и с государством, недорабатывает". Таким образом (не будем обращать внимания на упоминание черта), православная церковь начинает заболевать "западной заразой".

Второй момент. Лукашенко сделал хотя и очень осторожный, но достаточно прозрачный упрек в адрес патриарха Московского и всея Руси Кирилла: "И если он сейчас потеряет время и не убедит свое окружение, паству, что нужно потихоньку реформироваться, наверное, не скоро мы вернемся к этому вопросу".

А в самом конце своего юбилейного спича президент Беларуси произнес очень двусмысленную фразу: "И в Беларуси мы над этим подумаем". Ее можно понять так, что мы не будем ждать, пока иерархи РПЦ дозреют к реформам, а начнем реформировать Белорусскую православную церковь (БПЦ) автономно. Намек очень прозрачный А как известно, для РПЦ нет ничего страшнее, чем жупел автокефалии.

Таким образом, подарок и поздравление к юбилею от ближайшего союзника вышли просто шикарные. Скандал разразился на славу.

Более сложный вопрос - причины этого конфликта. На поверхности лежит тема о преемнике, преемника Филарета на посту главы БПЦ. В октябре прошлого года произошел загадочный визит патриарха Кирилла в Минск, встреча с Лукашенко. Можно предположить, что стороны не договорились. Кирилл стремится прислать нового главу БПЦ из Москвы. А Лукашенко хочет, чтобы это был гражданин Беларуси, которого назовет он сам.

Интересно, что одновременно с еще большей критикой Лукашенко обрушился на "западную церковь", которая, по его мнению, тяжело больна большими изъянами. А в понедельник на встрече с главами поместных православных церквей глава Беларуси заявил, что "мы наблюдаем глубочайший кризис морали и духовности западной цивилизации... Но именно сейчас стало понятно, что не хлебом единым будет жив человек, что не только материальные блага являются определяющими для мира и процветания людей. Сама жизнь заставляет нас снова делать выбор, искать незыблемые духовные ориентиры, определять систему ценностей". Это заявление можно рассматривать как оправдание белорусской бедности. Мол, неважно, что мы бедные, зато более духовные, чем на Западе. Хотя непонятно, на чем основывается такой вывод. Ведь процент верующих, религиозных людей в любой западной стране значительно больше, чем в Беларуси.

А тут еще шпионский скандал. Арестован священник Лазарь, который обвиняется в причастности к шпионажу. То есть Лукашенко начал войну на два фронта: и против РПЦ, и против костела.

В этом религиозно-политическом демарше как в капле воды проявился фирменный стиль Александра Лукашенко, психологические особенности его личности.

Во-первых, это стремление оказаться в фокусе зарубежных СМИ с помощью скандала.

Во-вторых, дешевый популизм, желание в любой ситуации нравиться электорату. Критика Лукашенко долгих молебнов и проповедей, которые верующие в церкви вынуждены выслушивать стоя, наверное, будет воспринята положительно многими людьми из категории "православных атеистов". А таких много и в Беларуси, и в России, и в Украине.

В-третьих, не обремененный комплексами политкорректности, он давно привык нарушать все правила и табу, делать то, что другие политики считают неприличным. Например, считается некорректным для государственных деятелей публично вмешиваться в дела церкви. Или говорить юбиляру во время празднования юбилея непотребства.

В-четвертых, стремление все контролировать, от хоккея и конкурсов красоты до религиозных дел. Он убежден, что в стране не должно быть ни одной автономной от государственного ухода и руководства общественной сферы. А вождь нации - это одновременно и главный церковный пастырь.

В-пятых, комплекс мессианства, ощущение себя крупным деятелем международного масштаба, патриархом мировой политики, абсолютная уверенность в своем праве поучать православных патриархов, как нужно реформировать православную церковь. Мол, у католиков есть Римский папа, который выполняет функцию верховного жреца. А у православных такого самого главного начальника нет. Поэтому кто-то же должен взять на себя эту функцию.

В-шестых, в его представлении мир очень прост. Например, тезис о том, что храмы должны быть небольшими, а не угнетать человека своим величием, обнаруживает непонимание самой философии христианства. Большие и роскошные церкви - это очень важное средство визуального воздействия на людей.

В-седьмых, использование шантажа как универсального политического средства. Судя по всему, официальный Минск сейчас в отношениях с Ватиканом использует ту же самую методику, что и в отношениях с ЕС. То есть брать заложников, а потом требовать выпуп за освобождение. В отношениях с ЕС эту функцию выполняют политзаключенные. Вот и в отношениях с Ватиканом теперь появился заложник - "шпион" ксендз Лазарь. Судя по всему, именно ради его освобождения в Минск недавно приезжал дипломат Ватикана кардинал Жан-Луи Торан. Но безрезультатно.

В-восьмых, конфликтность, непрерывная заряженность на борьбу. Вот и сейчас одновременный публичный конфликт с православными и католиками не имеет большого рационального смысла. Но, наверное, это его подпитывает, позволяет поддерживать хорошую форму.

Новости по теме

Новости других СМИ