"Поводом для иска о закрытии СМИ теоретически может стать даже грамматическая ошибка"

Петр СТАРОБИНЕЦ, Zautra.by

В январе текущего года Белорусская ассоциация журналистов направила в парламент пакет предложений, касающихся либерализации условий для работы СМИ, — об этом в интервью с заместителем председателя БАЖ, юристом Андреем Бастунцом.

— Андрей, с какими предложениями БАЖ обращалась в Палату представителей Национального собрания?

— Наше обращение в Палату представителей касалось Закона о средствах массовой информации. Мы предлагали ввести в этот акт определенные изменения. Основные проблемы, на которые мы обращали внимание, связанные с деятельностью журналистов-фрилансеров, доступом к информации, а также с незащищенность журналистов и медиа-организаций (в том числе в связи с почти неограниченными возможностями Министерства информации через суд прекратить деятельность СМИ).

Возьмем журналистов-фрилансеров. Сегодня тем, кто не связан договором с конкретной редакцией, почти невозможно легально работать. Они не могут подтвердить свой статус, потому что журналистские удостоверения могут выдавать только редакции СМИ (а удостоверения журналистских организаций властями не признаются). Это вызывает проблемы с работой на массовых акциях или при обращении за информацией. Не говоря уже о возможности получить аккредитацию.

Кстати, аккредитация которая рассматривается властями как разрешение на журналистскую деятельность, один из барьеров, который надо взять, чтобы работать в Беларуси журналистам. Но свобода поиска и распространения информации гарантирована Конституцией и международными соглашениями (в том числе ратифицированным Беларусью Международным пактом о гражданских и политических правах), и отсутствие аккредитации не может перечеркивать Конституцию. А у нас получается, что белорусские граждане, сотрудничающие с зарубежными СМИ, осуществляя свои конституционные права по поиску и распространению информации, должны получать аккредитацию в МИД и преследуются силовыми структурами, если ее не имеют.

Еще одна проблема, на которую мы пытались обратить внимание Палаты представителей, связана с тем, что сегодняшний Закон о СМИ почти не содержит норм, которые бы гарантировали доступ журналистов к информации. А ряд других правовых актов только ограничивает этот доступ. Я имею в виду законодательство о госсекретах. Или законодательство в области государственной службы, которое запрещает государственным чиновникам давать информацию в СМИ без согласования ее с руководством.

И, наконец, еще один блок вопросов связан с возможностью давления и вмешательства органов власти в деятельность СМИ. Сегодня Министерство информации может обратиться с иском о закрытии СМИ после двух предупреждений редакции в течение года, независимо от того, насколько серьезное нарушение, по мнению министерства, совершила редакция. В результате поводом для предупреждения, а в дальнейшем и иска о закрытии СМИ, теоретически может стать даже грамматическая ошибка.

Свои выводы и предложения БАЖ направил в Постоянную комиссию по правам человека, национальных отношений и средств массовой информации Палаты представителей.

— И в отведенный срок вы получили ответ, в котором было что-то про "нецелесообразность и неактуальность"?

— Почти. Через месяц мы получили ответ, в котором нам уважительно, на белорусском языке, сообщили, что члены комиссии посоветовались с Министерством информации и там ответили, что ничего менять не надо. Между тем, значительная часть предложений касалась именно сокращения функций Мининформации. Более того, мы обращали внимание депутатов, что Министерство информации вышло за пределы своих полномочий и своим постановлением установило требования по регистрации СМИ, не предусмотренные законом. Но и это осталось без внимания депутатов.

Замечу, что речь в нашем обращении шла не о внесении изменений в закон здесь и сейчас, а об обсуждении ситуации в области СМИ с участием представителей "профильной" комиссии Палаты представителей и БАЖ — как первый шаг. На который депутаты оказались неспособными. Во всяком случае, пока.

— Андрей, а вам не кажется, что эти обращения — замкнутый круг? БАЖ и ее эксперты не первый и не второй раз готовят предложения, присылают их в соответствующие органы власти, но воз, как говорится, и ныне там? Есть ли смысл в этой деятельности?

— Во-первых, я считаю, что все возможности, которые существуют, надо использовать.

Во-вторых, я не согласен с тем, что разработки БАЖ не имеют смысла. Если бы мы этого не делали, сегодняшний Закон о СМИ выглядел бы еще хуже.

Напомню, что когда законопроект попал в Палату представителей, наши эксперты успели подготовить свои предложения — несмотря на то, что мы узнали об этом буквально за день до рассмотрения. И семь из наших предложений в итоге были приняты. Наибольшим достижением я считаю то, что удалось "отбить" норму об обязательной перерегистрации СМИ после смены адреса редакции (а такая норма была скрытая в тексте законопроекта за рядом ссылок). Представьте, какой бы появился механизм давления на редакции, и какой проблемой для каждого СМИ стала бы обычная смена юридического адреса!

Поэтому работать в законодательном направлении нужно. Другое дело, что отношение к нашим предложениям со стороны власти зависит от политической конъюнктуры и от целесообразности — с ее, власти, точки зрения.

— Осуществление тех предложений, которые вы озвучили, сегодня безусловно важно для белорусских СМИ. Но это только первые шаги. Если допустить, что перечисленное сделано — что необходимо дальше? Например, создать равные условия для государственных и негосударственных СМИ?

— Первые очень важные шаги можно сделать уже сегодня, даже не меняя законодательство. Например, вернуть негосударственные СМИ в киоски "Союзпечати" и в подписку через отделения "Белпочты". Напомню, что теперь почти половина независимых изданий находится вне государственных систем распространения. И чтобы исправить положение, указанным госпредприятием нужно только заключить со СМИ соответствующий договор.

Если же говорить об идеальной ситуации, я вообще не обсуждал бы тему создания одинаковых условий для государственных и не государственных СМИ. Потому что уверен, что государственных средств массовой информации вообще не должно быть. Могут существовать только частные и общественные. А государству достаточно иметь информационные бюллетени, с помощью которых оно сможет информировать общественность о своей работе и принятых актах, как это происходит, например, в соседней Литве.

Вот идеальная ситуация, к которой необходимо стремиться. Но, понятно, что на сегодняшний день к этому идеалу нужно пройти большой путь.

— А вдруг сейчас, когда, кажется, власть заинтересована в оттепели в отношениях с Западом, получится "протолкнуть" те или иные предложения, которые улучшили бы жизнь независимых СМИ? Или, как первый шаг, обсудить текущую ситуацию и актуальные вопросы с представителями государства, того же министерства? Например, в рамках программы "Диалог о модернизации с Беларусью"?

— Ситуация со СМИ на одном из первых мест в диалоге Беларуси с Западом. И понятно, что властям проще вести диалог на тему СМИ, чем о политзаключенных. Поэтому, думаю, и были предприняты определенные шаги по нормализации ситуации (на очень низком уровне), поэтому и была приглашена в страну представитель ОБСЕ по вопросам свободы слова Дунья Миятович...

Кстати, мы это уже проходили, и ситуация в области СМИ сегодня напоминает ту, которая сложилась в конце 2008 — начале 2009 годов. Тогда, помните, в киоски и в подписку вернули "Народную Волю" и "Нашу Ниву". Тогда же состоялись два круглых стола с участием представителей органов госуправления и представителя ОБСЕ по свободе СМИ, на одном из которых со стороны высокопоставленного чиновника Администрации президента прозвучало обещание, что интернет в Беларуси будет свободным. (Между прочим, то, что до сегодняшнего дня не разработан нормативный акт о регулировании деятельности интернет-СМИ и их регистрации — я считаю конкретным результатом того круглого стола).

А в этом году мы видим прекращение уголовных дел журналистов Анджея Почобута и Антона Суряпина, преследование журнала "Arche"...

Но и сейчас, и в 2008 — 2009 г. мы обращали внимание, что не происходит системных изменений в ситуации. Если в каких-то конкретных случаях со стороны власти есть уступки, то на системном уровне, на уровне законодательства, все движется в противоположном направлении. И мы видим, например, расширение полномочий милиции и КГБ или запрет госслужащим давать информацию в СМИ без согласования.

Официальный Минск считает, что если он пригласил в страну Миятович — это и есть шаг вперед. А мы считаем, что это лишь повод для обсуждения возможных дальнейших шагов.

— Андрей, какие меры для продвижения своих предложений БАЖ собирается совершить в ближайшем будущем?


— Надо использовать все возможности. Мы будем и впредь пытаться донести до властей информацию о существующих проблемах и о наших предложениях по решению этих проблем. Помощь европейских структур, встречи с Дуньей Миятович тут вовсе не излишни. Надеюсь, что и спецдокладчика ООН по Беларуси Миклоша Харашти в страну все же пустят...

Новости по теме

Новости других СМИ