Оружейный бизнес Беларуси: власти знают, какую линию нельзя переступать

Алексей Золотницкий, Naviny.by

Беларусь еще ни разу не была документально уличена в незаконных сделках на рынке вооружений. Хотя подозрения в ее адрес периодически возникают. Чаще всего это можно назвать побочным эффектом недемократического правящего режима и сложившейся практики поставок оружия в страны со сходной системой власти.

В конце 90-х Беларусь входила в десятку ведущих стран-экспортеров оружия. Такого положения на рынке страна добилась, реализуя оставшиеся на своей территории после развала Советского Союза, как сейчас принято говорить, излишки. Понятно, что покупателей на морально устаревающую и требующую модернизации технику можно было найти только среди тех, кто не мог себе позволить современные образцы вооружений. Именно поэтому в списке покупателей оружия из белорусских арсеналов, в основном, значатся страны Ближнего Востока и Африки. В том числе и те, на территории которых шли или продолжаются до сих пор военные действия.

Это обстоятельство не раз приводило к тому, что официальный Минск попадал под подозрение в нелегальной торговле оружием или в нарушении введенных ООН санкций. Чаще всего вопросы вызывало военно-техническое сотрудничество Беларуси и Судана, на территории которого уже несколько десятилетий идет перманентная гражданская война, ставшая причиной гуманитарной катастрофы в провинции Дарфур в середине 2000-х.

Организация Объединенных Наций в 2004 году ввела эмбарго на поставки оружия в Судан. Однако характер эмбарго не исключал возможности для торговли с официальными властями Судана полностью. Основным поставщиком вооружений в Судан в последние несколько лет была Россия. В некоторые годы на ее долю приходилось более 90% всех поставок оружия в Судан. Однако и Беларусь воспользовалась интересом этой африканской страны к закупкам вооружений. По неподтвержденным данным, только в 2008 году Беларусь поставила в Судан вооружений на 72 млн. долларов.

Согласно данным Регистра ООН по обычным вооружениям, Беларусь продавала Судану различные артиллерийские системы, разведывательно-дозорные машины, бронетранспортеры, боевые машины пехоты. То есть, те самые излишки, которые сокращаемой белорусской армии не требовались. А также устаревающую боевую авиацию — самолеты и вертолеты, которым в модернизируемых Вооруженных силах применения уже не находилось.

Один из первых резонансных скандалов вокруг поставок оружия из Беларуси в Судан вспыхнул в июле 2007 года, когда газета Sudan Tribune со ссылкой на собственный источник сообщила о том, что с территории Беларуси в Судан в обход санкций было поставлено 12 истребителей МиГ-29. Источник суданской газеты не уточнял, была ли Беларусь продавцом или только посредником.

Тогда и МИД Беларуси, и Совет безопасности от комментариев скандальной информации отказались. По данным же Регистра ООН по обычным вооружениям, в 2007 году Беларусь продала Судану только два модернизированных бронетранспортера.

Кроме того, официальный Минск при каждом удобном случае неизменно подчеркивает, что в вопросах экспорта вооружений действует в строгом соответствии с международными обязательствами. Однако это не избавило белорусские власти от подозрений в нечистоплотности в дальнейшем.

Так, в марте этого года разразился новый скандал. По данным агентства "Франс Пресс", проданные Беларусью в Судан еще в 2008-2010 годах пятнадцать штурмовиков Су-25 были задействованы в боевых действиях в Дарфуре, что противоречит требованиям санкций ООН. Фактически нарушителем санкций было правительство Судана, но Минск тоже вынужден был оправдываться.

Последний на данный момент "подозрительный" случай военно-технического сотрудничества Беларуси и Судана касается фронтовых бомбардировщиков Су-24М, недавно замеченных на суданской авиабазе Вади-Сайюдна (той самой, где в 2007 году приземлились якобы реэкспортированные из Беларуси МиГи).

По данным алжирского блога secret-difa3, двенадцать бомбардировщиков вместе с летным и техническим составом прибыли из Беларуси.

В начале 2012 года Су-24 были выведены из состава Вооруженных сил Беларуси. Для отечественной армии оказалось дешевле вообще отказаться от этих самолетов, летный ресурс которых был фактически исчерпан, а затраты на поддержание боевой готовности — неоправданно велики.

И логично предположить, что из двух вариантов — пустить на металлолом или продать — Минск выбрал наиболее экономически выгодный вариант. И пусть большие деньги за выпущенные еще в 70-х Су-24 не выручишь, но это лучше, чем ничего. Тем более что вместе с непосредственно бомбардировщиками покупателю можно продать еще и услуги по техобслуживанию.

Такая маркетинговая стратегия вполне вписывается в требования главы государства. Как заявил Александр Лукашенко 20 августа на совещании по развитию Вооруженных сил, от излишков продукции военного назначения "надо избавляться, пока эта продукция не устарела и нужна кому-то, не нарушая международных обязательств".

Однако информация о продаже Беларусью военных самолетов Судану вновь вынудила экспертов заговорить о возможных нарушениях официальным Минском эмбарго Совета безопасности ООН и даже о возможности ответных санкций со стороны ООН в отношении Беларуси.

Как отмечает старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс) Денис Мельянцов, "за последние пару лет это не первая подобная дезинформация, цель которой — выставить Беларусь в качестве злостного нарушителя международных режимов безопасности". Однако, подчеркивает эксперт, "каждый раз эти вбросы не находили фактологического подтверждения".

Действительно, белорусских "торговцев оружием" много раз пытались словить за руку, но кроме громких заголовков в СМИ это ни к чему не приводило. А однажды Организации Объединенных Наций даже пришлось приносить Минску официальные извинения. Эксперты миссии ООН в Кот д’Ивуаре ошиблись, поспешив приписать Беларуси поставку в эту страну в обход эмбарго боевых вертолетов.

"Как бы кому ни хотелось, правительство Беларуси, будучи рациональным и прагматичным, очень хорошо понимает, где находится та красная линия, которую не стоит переступать и от которой необходимо держаться подальше", — отметил Денис Мельянцов.

Аналитик BISS пояснил, что даже если новость о белорусских Су-24 в Судане подтвердится, то говорить об однозначном нарушении эмбарго ООН не приходится.

Введенное в 2004 году эмбарго Совбеза ООН на поставку оружия в Дарфур (резолюция 1556) касалось исключительно поставок оружия неправительственным организациям. В 2005 году эмбарго ООН было распространено также и на правительство Судана, но территория действия ограничивалась провинцией Дарфур (резолюция 1591). В 2006 году Комитет ООН по санкциям уточнил, что эмбарго позволяет поставки оружия и военного оборудования правительству Судана за пределами Дарфура.

"В 2010 году Совет безопасности несколько ужесточил требования к документации (резолюция 1945), сопровождающей поставки оружия, но суть санкций осталась прежней", — подчеркнул Денис Мельянцов.

В общем, чтобы торговать оружием с Суданом, эмбарго — не помеха. Ведь правительство этой страны заинтересовано в поставках вооружений, а значит все сделки можно проводить легально. Другое дело, что в этой ситуации встает этический вопрос — можно ли продавать оружие туда, где идет гражданская война и фактически нет гарантий, что урегулирование тем или иным способом текущего вооруженного конфликта не станет причиной возникновения нового.

Оружейный бизнес в принципе аморален по сути и крайне циничен по методам. Ведь речь идет о 60 млрд. долларов — в такую сумму оценивается ежегодный оборот рынка вооружений. Когда делится такой гигантский куш, о принципах морали обычно не вспоминают. Именно поэтому дипломатам ООН потребовалось семь лет усилий, чтобы согласовать и вынести на одобрение Договор о торговле обычными вооружениями.

Принятый в апреле этого года документ сразу же назвали историческим. Правда, договор не содержит механизмов, обеспечивающих его соблюдение. Однако, как считает советник по политике в сфере вооружений международной гуманитарной организации Oxfam Мартин Бутчер, "страны будут испытывать огромное моральное давление".

"Не следует недооценивать силу морального давления, — подчеркивает эксперт. — Оно может заставить государства изменить свое поведение".

Беларусь, кстати, при голосовании за договор воздержалась и к документу пока не присоединилась.

Новости по теме

Новости других СМИ