Владимир Мацкевич: Калийный конфликт экономикой не исчерпывается

Петр Кухта, "ЕвроБеларусь"

Конфликт, на самом деле, очень принципиальный и затрагивающий геополитические судьбы Беларуси и России. Только большинство элементов пазла скрыто от глаз общества.

Глава Рады Международного консорциума "ЕвроБеларусь" Владимир Мацкевич подчеркивает, что избегает комментариев и оценок конфликта, начинавшегося как громкий "развод" "Уралкалия" с "Беларуськалием", а ныне — после ареста в Минске главы "Уралкалия" Владислава Баумгертнера — перешедшего в стадию если не торговых войн, то предвоенного состояния.

— Ситуация сложная и какие-то простые версии событий здесь не очень правильны и уместны. И официальный Минск, и официальная Москва в этой ситуации очень осторожны и аккуратны. Ни одна из сторон не спешит к эскалации событий. Несмотря на то, что ситуация с арестом Владислава Баумгертнера увязывается, скажем так, с целым рядом других экономических и политических вопросов, ни у кого нет однозначного решения и однозначного понимания этой ситуации. Понятно, что сама по себе стычка "Уралкалия" и "Беларуськалия" в единой "Беларусской калийной кампании", которая была создана с политическими и частично с экономическими намерениями не исчерпывает всего конфликта, который сейчас возник.

Вполне ожидаемо, как считает Владимир Мацкевич, что конфликт будут пытаться решать на глобальном экономическом уровне.

— Например, с помощью торговли. Мол, ах вы нам тут здесь арестовываете Баумгертнера? Ну тогда мы перекроем вам кислород на бензиновом или молочном рынках. Это все элементы торговли, но на этом уровне, думаю, решить его невозможно. Скорее всего, это проявление фундаментального противоречия между отношением Беларуси и России к интеграционным инициативам, то есть к самоопределению этих двух стран относительно мирового разделения труда и дальнейшей судьбы каждой их этих стран. Поэтому я бы ни в коем случае не торопился давать такую вот простую интерпретацию этих событий. Здесь, видимо, сошлись на одном человеке и ситуации многочисленные планы межгосударственных отношений, затрагивающих интересы, может быть, более чем только двух стран — России и Беларуси. Здесь так или иначе смешиваются все проблемы европейской политики добрососедства, программы "Восточное партнерство" и пр. И без учета всех этих планов разобраться с ситуацией, наверное, не представляется возможным.

Мацкевич поясняет, что его призыв к осторожности в оценках и интерпретациях конфликта обусловлен "рядом вопросов, которые остаются за пределами внимания общественности".

— Ведь, например, документы относительно стратегического военного партнерства Беларуси и России до сих пор не опубликованы. И очевидно, что Александр Лукашенко пошел на обострение этой ситуации через арест Баумгертнера потому, что он имел в виду очень большую зависимость Москвы от стратегических договоренностей, которые не являются публичными, связанными с размещением военных баз в Беларуси, опять же вот этого военного стратегического партнерства и т.д. И эти рычаги, которые не становятся предметом внимания СМИ и общественности, Минском будут использоваться. Мы же, скорее всего, о них ничего не узнаем, потому что они вряд ли будут обнародованы. Думаю, что Минск учел все эти козыри-джокеры, которые есть у него в этих взаимоотношениях, и поэтому попытка, скажем, переключить внимание на демарш со стороны Онищенко по поводу молочного рынка, на ожидаемый транш в 400 миллионов долларов и прочее — это все попытки отвлечь внимание от глубинной сущности конфликта. А конфликт, на мой взгляд, очень принципиальный и затрагивающий просто-таки геополитические судьбы наших стран. Пока мы не сложим все составляющие этого пазла, очень трудно делать какие-то выводы и умозаключения. Главное сейчас, я считаю, не торопиться с преждевременной и упрощенной интерпретацией событий. Наши выводы, версии, интерпретации — очень и очень вероятностны в этой ситуации.

Новости по теме

Новости других СМИ