Александр Алесин: Лукашенко хочет получить более явную поддержку Путина


Уже неважно, кто развязал калийную войну - россияне или Лукашенко. Или же "калийная война" стала плановой в белорусско-российских отношениях. Важно то, что интересы Лукашенко и Путина в калийной войне совпали; если белорусский правитель и не выполнял "заказ" российского руководителя, то оба играют явно в одной команде.

О причинах и возможных последствиях "калийной войны" в интервью "Белорусскому партизану" рассуждает аналитик еженедельника "Белорусы и рынок" Александр Алесин.

- Мне кажется, конфликт между "Уралкалием" и "Беларуськалием" отражает борьбу в российской элите: "путинские" против "медведевских". Классификация грубая, но верная.

На самом деле, как мне кажется, Путин давно хочет освободиться от людей Медведева, и для этого готов использовать любой повод – естественный либо искусственно созданный.

Кроме того, явно прослеживается разница в политических курсах двух руководителей. Путин, прежде всего, ориентируется на воссоздание российского имперского могущества, на создание зоны государств-сателлитов вокруг России, при этом он готов жертвовать финансовыми ресурсами, готов не просто давить, но и покупать. А Медведев явно ассоциируется с некоторыми группами российского бизнеса, с некоторыми олигархами, интересы которых он взялся представлять в обмен на экономическую и политическую поддержку.

В результате Путин воспользовался калийной войной (либо запланированной, либо Лукашенко развязал ее по своей неосторожности) и, думаю, он захочет освободиться от дагестанского преступного клана, и от тех "бизнесменов", которые его поддерживают материально. Думаю, на Кавказе война не могла длиться столь долго, если бы ее не "спонсировали" лица типа Керимова. Недаром говорят, что своим возвышением он обязан криминальным кланам начала 90-ых годов прошлого века. Мы видим, как поступает Путин с "нежелательными" олигархами – например, с Ходорковским.

С точки зрения государственной стабильности очевидно, что Дагестан – это заноза. Уже с этой точки зрения Керимов – лицо нежелательное.

- Если Лукашенко и не выполняет "заказ" Путина, он играет с ним в одной команде?

- Явно, что Путин подхватил игру. Выдержал длительную паузу – ждал, когда все проявятся, когда из нор покажутся все головы, которые он хочет рубить. Путин добился нужного эффекта. Кроме того, слилось много компромата – про Дворковича, про связи Дворковича с дагестанской элитой через жену, появилось много интересного.

Недаром через определенную паузу и российский Следственный комитет (он всегда работает по заказу Путина, это его дубинка) заинтересовался делами Керимова. Я подозреваю, что один из замыслов Путина – укротить олигархов, которые начинают поддерживать оппозиционное движение.

- Какие интересы в калийной войне преследует Лукашенко?

- Лукашенко хочет, чтобы олигархи не доставали его проектами, предусматривающими захват предприятий (и нефтепереработка, и химия, и МАЗ, и МЗКТ, и другие) – укоротить российских олигархов. Поставив олигархов под дамоклов меч, Лукашенко сможет навязывать им более выгодные для себя условия. Недаром директор КамАЗа Когогин сказал, что он опасается ехать в Минск. Вроде в шутку. А смотришь, приехал в Минск с проектом, невыгодным Лукашенко, - и сам окажешься в "американке" или в международном розыске. А мы знаем, как Запад относится к российскому бизнесу...

Лукашенко преследует несколько целей в калийной войне. Лукашенко рисковал (думаю, рискует и до сих пор многим), но слишком высоки ставки.

Во-первых, он хочет укротить российских олигархов, чтобы получить более выгодные условия при реализации пяти совместных проектов (сейчас на переговорах условия диктуют россияне).

Лукашенко хочет получить более явную поддержку Путина. И эта поддержка уже проявилась – в Минск приехал Сечин. Тут же главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко и представители Минсельхозпрода России заявили, что не собираются полностью прекращать поставки молочной и мясной продукции из Беларуси.

С одной стороны, Путин получил козыри от Лукашенко, но в ответ вынужден продемонстрировать поддержку Лукашенко.

- Но почему? Ведь даже чисто по-человечески Лукашенко в печенке у Путина сидит…

- Лукашенко – главный военный союзник России. Главный союзник – самая мощная армия, самое важное стратегическое направление прикрывает. Более того, Беларусь – своего рода полигон. На входе в Таможенный союз стоит Армения. Стоило России ужесточить линию по отношению к Минску, в Украине зазвучали голоса: смотрите, что Россия делает с самыми верными сателлитами! Если Москва поступит плохо с Лукашенко, это отвернет от России других потенциальных союзников.

Путин играет масштабными картами, поэтому он не хочет упускать такого важного союзника. Даже если придется платить за союзничество.

Вообще, с самого начала российско-белорусское сотрудничество – это сделка: Беларусь соблюдает геополитические о военные интересы здесь, а Россия предоставляет материальные ресурсы, чтобы Беларусь могла существовать и играть роль союзника. Мы видим, что это соглашение действует до сих пор. Разве Лукашенко хоть словом обмолвился, что он не будет проводить военные маневры, что произошли изменения в белорусско-российском военном сотрудничестве? Нет!

Я обратил внимание, что в разгар калийного противостояния Лукашенко назначил командующего Единой системой региональной противовоздушной обороны. Именно в разгар калийной войны! Минск ратифицировал соглашение еще в 2012 году, и целый год тянул с назначением командующего. Нет командующего – нельзя ни штаб сформировать, ни начать деятельность. Эту карту Лукашенко попридержал, и вытащил ее из рукава в нужный момент.

В российской политической элите особое место занимают ВПК, силовики, которые всегда поддерживали Лукашенко. Им кажется, что его манера вести государственные дела, его манера действий являются образцом для России. Естественно, они будут поддерживать Лукашенко. Но только до тех пор, пока он будет подчеркнуто верным военным союзником. Лукашенко понимает, что с олигархами ему никогда не договориться, а вот военные, ВПК, крупные промышленники, ряд региональных лидеров его могут поддержать.

Но стоит Лукашенко качнуться в сторону Запада (в России скажут: предать национальные интересы России), его не только могут лишить руководящего поста в Беларуси, но, не исключено, и устранить физически.

Целый комплекс причин определяет развитие калийной войны. Лукашенко, часто общаясь с Путиным, представляет его планы на будущее. Более того, Лукашенко поставил его в невыгодное положение. Если бы Путин поддержал коррупционеров, олигархов, которых страшно не любит российское общество (от 60 до 80% россиян, как показывают соцопросы), то обвалил бы и так невысокий рейтинг внутри России.

Совокупность причин позволит Лукашенко пережить кризис безболезненно и изменить характер белорусско-российских отношений. Они уже никогда не будут такими, как до калийной войны.

- В какую сторону?

- У же не будет жесткого наката стороны российских олигархов, попыток нахрапом захватить белорусскую собственность. Стоит ждать более тонкой игры.

Сечин приехал – заговорили, что он собирается монополизировать поставки российской нефти в Беларусь, и вообще собирается курировать все интеграционные проекты. После подарка, привезенного Сечиным, в виде прежних объемов поставок нефти, Лукашенко становится обязанным что-то отдать. А это уже игра по понятиям: ты мне, я – тебе. Сейчас уже Лукашенко должен Кремлю…

- А какой удел ждет главных фигурантов калийной войны?

- Скорее всего, Керимову придется незаметно "исчезнуть" с политической арены, и некоторое время пожить в свое удовольствие на денежки, которые наворовал и отложил. Но срочно ему нужно спрятаться! Думаю, он продаст акции "Уралкалия" - они ему руки жгут.

Если Путин решит его уничтожить и использует материалы, которые Беларусь передала в Следственный комитет России, то может "всплыть" связь между Керимовым и дагестанским фактором. События вокруг мэра Махачкалы – это начало общего наступления Кремля на дагестанском фронте. И превентивный удар перед Олимпиадой в Сочи. Недаром говорили, что боевики с Кавказа терактами могут сорвать Сочинскую олимпиаду. Это может послужить поводом для хорошей зачистки: без денег ни революции, ни терроризм невозможны.

- А что с Баумгертнером? Он остается заложником, и ему придется сыграть козла отпущения до конца?

- Думаю, да. Пока Лукашенко не получит определенных гарантий либо всего, чего добивался.

Баумгертнер важен как символ нечестной игры Керимова. Репутация России и без того порядком подгаженная, но оказалась еще больше замаранной, поэтому, мне кажется, в России через некоторое время сами придут к тому, чтобы предъявить обвинения Керимову. На этом фоне судьба Баумгертнера вообще незавидная – публичную стратегию излагал он.

Думаю, в Беларуси его не оставят, а скорее всего, отправят в Россию… Как сложится его судьба там – трудно прогнозировать.

- Давайте подведем черту.

- Путин как человек прагматичный, который просчитывает шахматную игру на много ходов вперед, понял, что может получить не только выгоду, привязав еще больше Лукашенко к себе как союзника. Но и заручиться поддержкой общественного мнения: очень сильны протестные настроения против правящей элиты, против коррупции, против засилья олигархов. Поэтому время от времени одного из олигархов надо отдавать толпе на растерзание для поднятия авторитета. После переговоров по Сирии мировой рейтинг Путина поднимется, но ему нужна поддержка внутри России. Внутри страны у Путина проблемы с поддержкой, тем более, что экономика находится в стагнации. Нужны яркие события, действия антикоррупционного плана, которые могли бы повысить его авторитет.

И здесь, как говорится, Путин с Лукашенко нашли друг друга.

Новости по теме

Новости других СМИ