Лукашенко "обменяет" Баумгертнера на новые условия Таможенного союза?

Змитер Лукашук, Еврорадио

Кто будет компенсировать понесенные Беларусью убытки, рассуждает доцент Московского института международных отношений Кирилл Коктыш.

Еврорадио: Кажется, Керимов все-таки продает свой пакет акций "Уралкалия". Что толкает сенатора-бизнесмена отказаться от прибыльных активов?

Кирилл Коктыш: После тех игр, которые Керимов устроил, когда обрушился рынок, и очевидно, что менеджеры "Уралкалия" на этом заработали весьма неплохие деньги — после этого он, мне кажется, получил совет "уйти в сторону". Потому что, мол, ты не совсем в те игры играешь. Такого рода советы могли быть даны Керимову довольно легко, ведь он набрал кредитов, чтобы купить "Уралкалий" в свое время, но их так и не вернул. Так что формально его бизнес может быть мгновенно конфискован банками — в первую очередь государственным "Сбербанком". У российской власти, когда она начинает играть в такие игры, много инструментов, чтобы ее "советы" были услышаны бизнесменами.

Еврорадио: Как продажа акций отразится на судьбе Баумгертнера?

Кирилл Коктыш: При таком развитии событий он становится лишним в этой цепочке — ненужным. Наиболее существенными становятся переговоры: как и на каких условиях восстановить монополию "Уралкалия" и "Беларуськалия"? Как вернуть цены на тот уровень, какими они были до объявления "Уралкалием" о начале "бракоразводного процесса"? Это будет сложно, так как вернуть четверть цен требует и времени, и усилий, и договоренностей. Но это не выглядит неразрешимой задачей, как это было неделю или полторы назад. Как только появилась информация, что Керимов будет свои акции продавать, акции "Уралкалия" мгновенно выросли на 7%. А как только на самом предприятии заявили, что никаких договоренностей насчет продажи нет, рост приостановился.

Еврорадио: Нельзя же так просто взять и отпустить Баумгертнера! А кто же будет возвращать насчитанные Следственным комитетом 100 миллионов ущерба, якобы нанесенного нашей стране в результате "калийной аферы"?

Кирилл Коктыш: Сидеть Баумгертнер не будет. Потому что тогда становится бессмысленной организованная Москвой сделка по продаже Керимовым своих акций "Уралкалия". И освободить его можно просто — существует такая вещь, как президентский указ. Что касается вопроса компенсации, то он так или иначе, но все равно возникнет — Беларусь, мне кажется, потеряла больше 100 миллионов долларов, если считать и ту прибыль, которая не будет получена. Когда весь мировой калийной рынок теряет 30 миллиардов капитализации, когда "Уралкалий" и "Беларуськалий" держали 45% этого рынка и мы говорим, что Беларуси потеряла только 100 миллионов, то мне кажется, что не так оно подсчитано. Но вопрос компенсации сейчас будет межгосударственным — с новым владельцем "Уралкалия" в первую очередь будут обсуждать вопрос, как вернуть обрушившиеся цены. Как работать ближайшие полгода или год, чтобы вернуть цены с сегодняшних 300 долларов за тонну до 400 долларов? Де-юре вопрос компенсации понесенных Беларусью убытков также будет подниматься с новым владельцем "Уралкалия", но на самом деле это будет разговор фактически с российским государством. Но все будут понимать условия этой игры, результатом которой станет то, что все останутся довольны.

Еврорадио: Вариант, что Баумгертнера из принципа оставят за решеткой хотя бы на определенное время вы целиком исключаете?

Кирилл Коктыш: Это было бы бессмысленно. В политике всегда следует держать обещания. Тем более что сегодня дело не в Баумгертнере и не в том, чтобы наказать, а в том, чтобы вернуть те деньги, которые были утрачены. А без построения взаимного доверия, без кооперации возвращение этих денег становится проблематичным.

Еврорадио: Беларусь создала свою "одноместную" Белорусскую калийную компанию — как это скажется на возможном возобновлении партнерских отношений с "Уралкалием"?

Кирилл Коктыш: Государство остается ключевым владельцем "Беларуськалия", а значит, любые юридические формальности могут быть скорректированы в ту или иную сторону довольно быстро. Очевидно, что Москва хочет разрешить этот бизнес-конфликт так, чтобы белорусско-российские отношения не стали жертвой этого конфликта. Это — открещивание от бизнесмена, который, дескать, играл на свой страх и риск, а Кремль тут ни при чем. И здесь интересно другое: сумеет ли Минск в этих благоприятных для себя условиях поднять долгожданную тему — условия Таможенного союза должны быть скорректированы под нужды белорусской экономики. Ведь сегодняшние условия Таможенного союза не гарантируют Беларуси сохранение ее индустриальной идентичности. Существует угроза превращения Беларуси в сельскохозяйственную страну. Поэтому сейчас главный вопрос — как модифицировать конструкцию Таможенного союза, чтобы эта белорусская нужда была учтена. И чтобы удалось это реализовать. Условия для этого есть — мы уже говорили о росте популярности Лукашенко в российском обществе. Главное — воспользоваться этим моментом разумно. Не конфликтовать и не лезть на российское политическое пространство, а по-тихому выторговать для себя более благоприятные условия, нежели сегодня Беларусь в Таможенном союзе имеет.

Еврорадио: Но дадут ли российские власти трансформировать Таможенный союз "под нужды белорусской экономики", а Лукашенко, как вы говорили ранее, стать "больше, чем президентом России"?

Кирилл Коктыш: Фактически стать славянским Дэн Сяопином, который на пике своей карьеры ничем не руководил, но влиял на все. Эта ниша на территории Таможенного союза и СНГ никем не занята, и спрашивать у кого-либо разрешения на то, чтобы ее занять, не нужно. Политика — это не то добродушное дело, где все решается в ходе какого-нибудь дружеского разговора. Это всегда торг, порой довольно жесткий. И где есть много вещей, которые надо делать не спрашивая. Но нужно это делать с хорошим пониманием положения и не обостряя ситуацию. Сейчас разговор идет о концепции влияния. Правда, опыта реализации таких "проектов" у Беларуси нет — придется учиться.

Еврорадио: Керимов сейчас не только олигарх, но и сенатор Совета Федерации. После продажи акций, испорченных отношений с Кремлем не окажется ли он на обочине политической и предпринимательской жизни?

Кирилл Коктыш: Безусловно, российская власть не будет связывать свою судьбу с судьбой отдельного олигарха. Сейчас ему дан совет, который он, безусловно, послушает. Как безусловно и то, что в ближайшем будущем на политико-экономическом небосклоне Керимов не будет в центре. Навряд ли в отношении лично его со стороны российской власти будут какие-то репрессии, хотя в России никто ни от чего не застрахован. Но сейчас российским властям нужно не только не применить никаких санкций против Керимова, но и вообще отказаться от всех санкций. Ведь, к примеру, введенные санкции против отдельных белорусских продуктов оказались очень непопулярными и в Москве, и в других регионах России. Короче, похоже на то, что вопрос "калийной войны" примет исключительно коммерческий характер — как вернуть капитализацию "Беларуськалия", а цены — на былой уровень, и как компенсировать те убытки, которые были понесены за это время. Это — российская заинтересованность.

Белорусская же заинтересованность в том, чтобы диалог был немного шире — чтобы российский рынок становился более интересным для Беларуси, а Беларусь — более интересным партнером для России. Да и других вариантов для Беларуси нет — альтернативы российскому рынку в Беларуси нет. Европейцы во время кризиса не готовы открыть свой рынок белорусским товарам, в третьи страны белорусские товары поставляются нерегулярно и не приносят постоянного и гарантированного дохода, а Беларусь производит больше товаров, чем может потребить сама. Отсюда — борьба за российский рынок. Что возвращает нас к необходимости трансформации Таможенного союза, а в будущем — Евразийского союза. Откуда эта идея будет исходить — из Минска, Москвы или Астаны — и будет зависеть, глава какого государства сумеет стать "больше, чем президентом России".

Еврорадио: Тем не менее директор КамАЗа побоялся ехать в Беларусь, а российский сенатор Андрей Климов утверждает, что такие настроения царят у большинства российских бизнесменов и политиков... Это — эхо "калийного конфликта", да и Баумгертнер по-прежнему за решеткой.

Кирилл Коктыш: По факту, какие-то санкции могут быть применены и, пожалуй, будут применены. Всем известно, что "политика Кремля всегда была однопартийной, но — многоподъездной". И то же заявление директора КамАЗа — по своей сути заявление еще одного олигарха — Дерипаски. Понятно, что гендиректор предприятия должен в первую очередь радеть о бизнес-интересе олигарха, которому завод принадлежит. А в данном случае мы имеем заявление Александра Лукашенко насчет сделки по приобретению МАЗа КамАЗом — он эту сделку назвал "бандитской". И основания для этого у Лукашенко были. Как известно, сегодня КамАЗ не работает на полную мощь — о каком удвоении мощностей можно говорить в таких условиях?! Выгоднее закрыть конкурента, чтобы один завод остался единственным на этом пространстве производителем грузовиков и работал на полную мощь. Поэтому очевидно, что эта сделка по приобретению КамАЗом МАЗа стала бы катастрофой для Беларуси — приобретался белорусский завод российским олигархом не для того, чтобы работать, а чтобы убрать конкурента с пути. Причем все было бы по закону: раз есть один владелец, то он решает, если есть такая нужда, какие мощности оставить, а на каких работать. Это так называемое недружественное поглощение. Я более чем уверен, что закрыл бы Дерипаска белорусский завод. Хорошо, что эта сделка остановилась на "далеких подступах". Ведь корпорация социально ответственной никогда не будет, а государство таковым быть обязано.

Новости по теме

Новости других СМИ