Александр Класковский: Есть кому подобрать власть и без оппозиции

Анастасия Зеленкова, Александр Старикевич, "Салідарнасць"

В рамках спецпроекта "Кампания-2015" политолог Александр Класковский рассказал "Салідарнасці", при каких обстоятельствах у противников Лукашенко появляются шансы на успех.

- На ваш взгляд, каков расклад между властью и оппозицией на старте кампании 2015 года?

- Я бы вообще отошел от этой биполярной схемы "власть - оппозиция". Политологи и независимая пресса в какой-то степени живут в стереотипах 1990-х годов. Можно было говорить о реальном противостоянии, когда оппозиция по сути ставила на уши власть, выводила по 50 тысяч на улицы. Но с тех пор ситуация качественно изменилась.

Оппозиции как силы, которая реально может бросить вызов этой власти, на сегодня нет. И это надо признавать: иначе получается, что мы друг друга обманываем.

Кампания 2015 года – это в первую очередь кампания Лукашенко. Несмотря на то что в экономике положение неважное, с финансами плохо, он может чувствовать себя достаточно уверенно. На данный момент нет ни внешних, ни внутренних сил, которые могли бы серьезно дать бой на предстоящих выборах.

Во-первых, нужно понимать, что общество сегодня не готово идти на баррикады. И никакая сверхгениальная оппозиционная стратегия не сделает погоды в условиях, когда нет классической революционной ситуации по Ленину.

Что касается внешних вызовов, то Россия воевать с Лукашенко не намерена. Ей выгодно ладить с норовистым неудобным партнером, которого лично Путин явно недолюбливает. Но президенту России надо делать Евразийский союз, а без Лукашенко тут каши не сваришь.

Хотя госпропаганда постоянно демонизирует Запад, он сейчас тоже опасности для Лукашенко не представляет. Глава Беларуси недавно опять вспоминал об "арабской весне" и в первую очередь говорил о президентах - мол, одного на кол посадили, второго повесили, третий разбит параличом (то есть судьбы народа как-то не очень его беспокоят, в отличие от судеб президентов). Но это лишь фобии Лукашенко.

Ни ЕС, ни Штаты не готовы проводить революционный сценарий в Беларуси. Да, если бы они захотели, то можно довести ситуацию до критической точки даже в тех странах, где оппозиция не блещет какими-то особыми талантами, и народ не доведен до крайней степени нищеты. Но Беларусь – это не тот плацдарм, за который Штаты и Евросоюз готовы воевать по полной программе.

Поэтому главным врагом Лукашенко остается экономика. Но и здесь кризис 2011 года показал, что наши люди готовы проглотить все.

Много лет оппозиция твердила, что стоит сильнее грянуть кризису и тогда остальное – дело техники: мы на белом коне въезжаем на Карла Маркса, 38. А оказалось, что народ во время кризиса зажался еще больше, люди готовы были за половину зарплаты работать, лишь бы их не выбросили на улицу. То есть лояльность возрастала.

И тут можно дальше рассуждать о лозунгах оппозиции. Честные и свободные выборы и так далее... Но насколько это прельщает народ? Может, народу как раз удобнее в теплой сытной клетке?

- Что вы думаете по поводу анонсированных кампаний оппозиции: "Народный референдум" и "лучшего, что родила белорусская интеллектуальная мысль" по версии Лебедько – праймериз?

- Во-первых, этот дуализм – тоже классика жанра для белорусской оппозиции. Это не худший вариант, потому что в 2010 году мы вообще имели 8 оппозиционных кандидатов. Хорошо уже то, что идет какое-то кучкование. Есть два крупных центра - хотя бы теоретически проще договариваться.

По сути, и "Народный референдум", и "Талака" – это лишь имитация работы в массах. Понятно, что никакой референдум провести не удастся. Но, надо отдать должное, его организаторы придумали хотя бы как эти лозунги подать: вот мы посоветовались с народом, поэтому мы ставим такие-то вопросы. Плюс в том, что есть какая-то движуха.

Что касается "Талаки". Конечно, спасибо, что придумали короткое название – бренд, который хоть журналисты могут запомнить. Я по этому поводу долго троллил Лебедько, что километровое название "За честные и справедливые выборы для лучшей жизни" даже аналитики не воспринимают. Но здесь вопрос возникает: а что вы будете делать с той половиной народа, которая, по данным НИСЭПИ, считает, что и сейчас выборы в стране честные и справедливые?

Этот популистский, демагогический лозунг не заведет простого обывателя. Да, есть корреляция между демократией и благосостоянием. Но, как в старом анекдоте, "это слишком сложно для нашего цирка".

А что означает лозунг "Талаки": "Существенно увеличить количество участников политического процесса"? Вопрос в том – как? Это какие-то идеалистические надежды воспитать сознательный электорат, который проголосует за демократию.

Кстати, даже если представить, что что-то случается с официальным лидером, на подхвате стоят силовики и люди с большими деньгами, которые при этой власти сколотили состояния. Они что, пойдут в офис ОГП или "Справедливого мира"? Или будут звонить в Варшаву Санникову: "Приходите и владейте нами"? Есть кому подобрать власть и без оппозиции.

Украина до сих пор вырывается от России, а Беларусь Россия точно не отпустит. По крайней мере, сделает все, чтобы опутать щупальцами, чтобы на случай смены власти пришел такой кандидат, который оставит страну в московской орбите. И все лозунги по сравнению с этими факторами просто смешны.

Беда оппозиции еще и в том, что риторика ее лидеров должна быть победной. Им нужно говорить, что завтра мы проснемся в другой стране, а в это уже никто не верит. Сегодня степень готовности людей чем-то рисковать ради перемен гораздо ниже, чем это было перед выборами 2010 года.

Я, в отличие от политиков, не обременен необходимостью демонстрировать оптимизм. Потому говорю, что достаточно скептично смотрю на исход кампании 2015 года и вообще полагаю, что путь перемен в Беларуси будет долгим и мучительным. А клеймить режим и генерировать якобы чудодейственные стратегии да говорить, что я гений, а все дураки, потому что вокруг меня не объединяются, и только поэтому мы не победили, – это просто шарлатанство.

- А что вы думаете о такой стратегии, как бойкот выборов?

- Я вот сколько ни спрашивал, никто пока не привел примера, чтобы бойкот свалил какую-нибудь диктатуру. Мы дважды пробовали бойкот, и он не сработал. В белорусских условиях – это стратегия демобилизации. Тем более сейчас законодательно подчищают все лазейки для бойкота.

К тому же в Беларуси, кроме избирательных кампаний, никакой политики нет вообще. И если ты прячешься в кусты во время избирательной кампании, то какой ты политик?

Да, можно говорить, что ты диссидент, но не надо тогда кричать, что я знаю, как свалить режим. Или ты в башне из слоновой кости – некоторые наши партии и группы уже выродились в такие вот догматические секты, потеряли связь с электоратом и даже не собираются работать – или же ты практик. И тогда должен делать упор на технологии и быть готовым к нечестной борьбе. Нет примера, когда бы диктатор посыпал голову пеплом и сказал: "Да, ребята, я был не прав. Вот вам честные выборы, и кто победит – тот победит!"


"Белорусский Навальный трется где-то рядом"

- В ту кампанию вы говорили, что единый – это единственный правильный выход. А сейчас получается: что единый, что не единый - все едино?

- Разница есть. Я говорю пока о наиболее вероятном результате. Но есть такой термин в политологии "опрокидывающие выборы" - когда все начинается по правилам власти, а потом вдруг меняется.

Предположим, в 2015 году в России усугубляется экономическая ситуация, там не могут подбросить много денег на поддержку штанов, калий не продается, приходится делать хоть и плавную, но девальвацию, нарастает недовольство население и т.д. И тут сложно предсказать: вдруг как черт из табакерки выскочит какой-то неформальный лидер? Это может быть, а может и не быть.

Есть такая максима: делай, что должен, и пусть будет, что будет. Оппозиция не может прыгнуть выше пояса, но она может хотя бы не наступать на те же грабли. И проделать целый ряд каких-то действий, которые хотя бы повышают ее шансы. Единый кандидат – это одно из таких необходимых действий.

- Но ведь смысл не в том, чтобы кандидат был формальным. Можно выдвинуть и единого, но он все равно будет иметь те же шансы, что и 8 оппозиционных в 2010-м. Может ли вообще кто-то из нашей оппозиции быть реальным лидером? Или оппозиция в таком состоянии, что такой человек может появиться только извне?

- Понятно, что этот человек не спустится на парашюте, не прилетит на НЛО. Это невозможно хотя бы потому, что он должен быть 10 лет гражданином Беларуси. То есть он где-то трется рядом, как и Навальный, которого знали как блогера, как человека, тусующегося в оппозиционной среде.

На выборах 2006 года такой относительно свежей фигурой был Козулин, в 2010 году – Некляев. Это человек, которого вроде и знают, но в другой ипостаси. За которым нет такого хвоста поражений.

- Думаю, мало кто захочет продолжить этот логический ряд...

- О, да! Но еще и вопрос, выстрелит ли такая фигура? Это уже в какой-то степени дело везения, случая, стечения обстоятельств.

- То есть на нынешних политических персоналиях можно крест поставить?

- Трудно надеяться на чудо, что из числа старой обоймы чей-то образ вдруг заиграет новыми красками. Даже те, кто раньше казался свежим и нестандартным, сегодня повергают в уныние повторением догматических тезисов.


"Партизаны никогда строем не идут, они выбирают момент, когда можно грохнуть гарнизон"

- Предпосылок для революционной ситуации в стране вы тоже не видите?

- Не факт, что в Беларуси что-то изменится через революцию. Это не Египет, не Грузия. Тут темперамент народа другой.

Это может быть путь какой-то трансформации страны. Вопрос в том, способна ли нынешняя элита на трансформацию? Похоже, что нет. Лукашенко по своему мышлению ретроград, и он всегда держится на плацдарме прошлого до последней возможности. Но чем дальше, тем это сложнее.

Уже понятно, что белорусская модель не может существовать за счет российских дотаций. Видно, что за каждый скормленный витамин Россия требует все больших услуг. А Лукашенко понимает, что продажа собственности – это кощеева смерть.

Грядет очень дискомфортный период для главы Беларуси. Как только подписывается договор о ЕврАзЭС, Москва сразу же ставит вопрос ребром: давайте выполнять обязательства.

А самое главное, что экономика в этом ручном совковом режиме работать уже не может. И, по идее, надо продавать собственность: или россиянам, или внутри страны проводить приватизацию. Но в любом случае это неизбежное расставание с частью власти. Как Лукашенко будет выкручиваться в этой ситуации, непонятно, но его возможности в любом случае будут сужаться, как шагреневая кожа.

И дальше уже стоит вопрос просто о физической возможности для Лукашенко управлять страной, о ресурсе долготерпения белорусского народа, о потенции политической оппозиции. В какой-то момент может сложиться кумулятивный эффект неблагоприятных для нынешнего режима факторов, когда режим треснет, и произойдет замещение власти.
Но когда это будет и насколько демократичным окажется новое руководство - большой вопрос.

- Но если вспомнить акцию "Стоп бензин", когда люди на автомобилях перекрыли проспект Независимости (причем сделали это не оппозиционные структуры), то выходит, что протестный потенциал в обществе все же есть...

- Лейтмотив нашей беседы — надо отходить от стереотипов. Одна из мантр наших аналитиков, что белорусы деполитизированы, не совсем соответствует действительности. Мы помним 90-е годы - это были те же белорусы. Просто мы такая партизанская нация. Партизаны никогда строем не идут, они выбирают момент, когда можно грохнуть гарнизон.

Украинцы ведь тоже очень прагматичные люди – и вдруг Майдан. Бывает, наступает такой момент, когда перехватывает горло от чувства несправедливости и есть ощущение исторического драйва – сейчас или никогда. В Беларуси оппозиция пока не создавала ощущения этого драйва. Тут, конечно, еще отдельный вопрос в степени авторитаризма.

Практика всех опрокидывающих выборов показывает, что когда начинают весы чуть-чуть подрагивать, то и приписывать голоса страшно, и силовикам стрелять в народ страшно, и правители начинают понимать, что все окружение их сдает. И если вдруг случается чудо, с такого маленького снежка может начаться лавина.


"Площадь сама по себе ничего не решает"

- А каким вы видите сценарий 2015 года и действия основных игроков?

- Наиболее вероятно, что Лукашенко обеспечивает себе срок и не будет особо церемониться, опять допускать "разгул демократии", от которого его, по собственному признанию, тошнило осенью 2010 года. Может, какие-то мелкие уступки в плане уменьшения репрессий будут. Достаточно не бить по голове журналистов, штрафы давать, а не сутки - и для доклада Палецкиса это уже неплохая статистика.

Думаю, не будет такого веера оппозиционных кандидатов. Даже если желающих возникнет достаточно много, власть сама отредактирует избирательные бюллетени.
Путин будет в первую очередь держать в голове создание Евразийского союза и укрепление военного сотрудничества с Беларусью, поэтому не станет делать резких движений. Вряд ли выдвинется какой-то пророссийский кандидат.

Запад тоже по большому счету не верит в потенциал сегодняшней титульной оппозиции, он трезво оценивает внутриполитическую ситуацию. Поэтому в очередной раз факторы складываются для действующего руководителя Беларуси достаточно благоприятно.

А невезуха будет заключаться в экономике. Это самый непредсказуемый фактор. Девальвация нужна. И вопрос лишь в том, делать ее плавной или же отрубать сразу, чтобы до выборов раны народа как-то зарубцевались.

Самая верная тактика оппозиции в этой ситуации – это тактика лягушки в сметане. Надо просто попытаться сбить масло. Для этого действовать рационально, как в игре в матче против более сильного противника. Скорее всего, десять голов тебе наколотят, но мяч круглый, поле ровное, а порядок бьет класс.

Нужно помнить, что Площадь сама по себе ничего не решает. Предположим, что в 2010 году ворвались бы на первый этаж Дома правительства. И что? Сколько бы они там продержались? Просто было бы больше крови, больше сломанных судеб, а может, и человеческих жертв.

Сама по себе Площадь – это финальная точка выигранной по сути кампании. Или такой кампании, которая делает шансы 50 на 50, когда в воздухе висит ощущение украденной победы. Как это было на Майдане в 2004 году.

- Какую задачу реально могла бы ставить оппозиция на эту кампанию, что для нее достижимо?

- Во-первых, оппозиции надо не врать. Сегодня важно, чтобы вообще самосохранилась какая-то альтернатива, условный противовес этому авторитарному персоналистскому режиму. Объединение сил, общая стратегия, общее послание народу, единый кандидат — это тот набор условий, который дает какой-то шанс оппозиции, если не победить, то потрепать нервы власти, и, может быть, стать в глазах народа настолько весомой силой, которую размазывать по стенке будет опасно. Но для этого наша оппозиция должна вылезать из своей нынешней кожи.

Новости по теме

Новости других СМИ