Лукашенко заговорил в стиле "антисоветчика" Бжезиньского

Александр Класковский, "Белорусские новости"

Белорусский официальный лидер взял на вооружение метафору старого борца с коммунизмом Збигнева Бжезиньского – заговорил о геополитической шахматной доске. Причем поставил на одну доску Евразийский и Европейский союзы.

"С учетом стремления ряда других стран к участию в этом проекте на шахматной доске геополитики в самое ближайшее время Евразийский экономический союз и Европейский союз станут примерно равновеликими партнерами", – заявил Александр Лукашенко 21 октября в Минске.

Этот смелый тезис был подарен руководителям ряда СМИ стран СНГ. Сама встреча явно приурочена к саммиту Содружества, который белорусская столица примет 25 октября. Лукашенко в принципе старается говорить то, что ласкает слух конкретной аудитории. А уж роль хозяина важного мероприятия тем более располагает к мажорной широковещательности.

Независимые белорусские эксперты, однако, оптимизма по поводу "интеграции интеграций" не разделяют.


Кто последний за московскими пряниками?

Начнем с того, что большой очереди рвущихся в Таможенный, а в перспективе – Евразийский союз не наблюдается. Недавно желание присоединиться к ТС артикулировал президент Армении, но заявление вызвало бурю страстей в самой этой стране. Есть мнение, что на Ереван надавила Москва, стремясь компенсировать уход Украины в европейскую сферу влияния.

Да, просится в ТС еще и бедный Кыргызстан. Однако аналитики предполагают, что перспектива расширения альянса за счет столь проблемной страны не вызывает восторга у Лукашенко и Нурсултана Назарбаева. Да и Армения может стать для Беларуси конкурентом в притязаниях на российские дотации.

Ну и, наконец, вырывающаяся из медвежьих российских объятий Украина – наглядный пример того, что евразийская интеграция прельщает далеко не все страны СНГ. Разные режимы, разные устремления элит, разные геополитические ориентиры.

Перед редакторами из СНГ Лукашенко завуалированно попенял Киеву и некоторым другим участникам Восточного партнерства ЕС (читай: Молдова, Грузия): "Если мы будем вести переговоры с единой Европой (к примеру) вместе, это даст гораздо больший эффект, чем сепаратные переговоры отдельных стран – участников СНГ, которые часто проходят на унизительных для них условиях".

Возникает вопрос: откуда возьмется это "вместе", если, как сам Лукашенко признался недавно на пресс-конференции для российских СМИ, Беларусь переговоры с Евросоюзом не ведет, "потому что с нами вообще никто разговаривать не хочет".

К слову, на той же пресс-конференции белорусский президент заступился за Украину и, по сути, оправдал ее сепаратизм: "Назарбаев ведет переговоры с Евросоюзом, Россия тоже проводит переговоры о свободной экономической зоне… В чем мы упрекаем Украину, что она там что-то ведет? И Россия, и Казахстан ведут. Пусть и Украина ведет".

Кстати, подобные адвокатские нотки прозвучали в итоге и на встрече с редакторами 21 октября.


Постсовок: каждый выживает как может

Такое лавирование белорусского начальства понятно: ему абсолютно не с руки терять выгодную торговлю с Украиной в угоду амбициям прессующей Киев Москвы. Более того, через создание совместных с украинцами производств Беларусь получает шанс не тушкой, так чучелом выйти в перспективе на рынки ЕС (с которым Украина, судя по всему, подпишет в конце ноября в Вильнюсе соглашение об ассоциации, предусматривающее и создание зоны свободной торговли).

Короче, на постсовке каждый выживает как может. Лукашенко, при всех его высокопарных фразах о евразийской перспективе, мыслит ситуативно, конъюнктурно, пытается усидеть на двух стульях. За геополитическими тирадами – банальная игра на деньги.

Из проекта евразийской интеграции белорусское руководство старается извлечь "краткосрочные, сиюминутные выгоды", отметил в комментарии для Naviny.by Андрей Егоров, директор Центра европейской трансформации (Минск).

Кстати, белорусский официальный лидер не пояснил, в чем унизительность переговоров "отдельных стран" СНГ с ЕС. Может, в том, что от Виктора Януковича, украинского коллеги Лукашенко, требуют выпустить из тюрьмы оппозиционерку Юлию Тимошенко?

Во всяком случае, Янукович, похоже, готов уступить (скорее всего, принять закон, который позволил бы именитой узнице выехать на лечение за рубеж). На украинского президента, не столь единовластного, как белорусский, давят не только люди из Брюсселя, но и собственные элиты, отдающие предпочтение Европе перед Евразией.


Европейская скатерть-самобранка

Лукашенко, от которого ЕС также требует освобождения политзаключенных, пока демонстрирует непреклонность. Ну а кто на него способен надавить? Тем не менее, жаловаться, что "с нами вообще никто разговаривать не хочет", теперь будет труднее.

В опубликованной 21 октября совместной статье Радослав Сикорски и Карл Бильдт, главы дипломатии Польши и Швеции, расстилают перед Минском скатерть-самобранку, расписывая бонусы Восточного партнерства и дальнейшего сближения с ЕС: "Только в 2013 году бюджет на поддержку стран-партнеров составил более 600 млн. евро, и чем более глубокие реформы будут проводиться в стране, тем более значительную поддержку они получат".

Все замечательно, однако вторая часть этой фразы резко уменьшает заинтересованность белорусских властей. Да, если втянуться в европейскую интеграцию, то со временем пошла бы отдача. Но ведь сначала надо перемучиться трансформацией, в том числе создать более-менее правовое государство, отказаться от массива госсобственности, добавить политической свободы согражданам. А "демократизация – это конец нынешней политической системы", отмечает Андрей Егоров.

И потом, что такое 600 миллионов на шесть стран Восточного партнерства? Крохи. А белорусскому руководству, у которого две тесно связанные проблемы – как спастись от девальвации и как умаслить электорат под грядущие выборы, нужно денег побольше и побыстрей.

И Лукашенко видит элегантный выход: пусть Россия снимет экспортные пошлины, которые берет ныне в свой бюджет за экспортируемые Беларусью нефтепродукты из российского сырья. Это сразу четыре миллиарда в год как с куста свалятся, и никаких реформ делать не надо.

В Кремле могут решить, что четыре миллиарда – слишком жирно, но на некую проплату евразийской интеграции наверняка пойдут. Минску можно будет перебиться, ничего не меняя, еще год-два. Другое дело, что для Беларуси такой путь – это своего рода "отложенный платеж", считает Егоров: "Растет внешний долг, реформы откладываются. Мы скатываемся в третий мир".

Аналитик ссылается на свежие данные о минимальном – на 1,1% – росте белорусского ВВП за девять месяцев года: "Для развивающейся страны это фатально". Беларусь, по его мнению, может попасть в ловушку бедности, отток квалифицированных кадров усилится.

У России же, которая стремится стать ядром евразийской интеграции, нет внутренних источников для модернизации, подчеркивает Егоров.

Действительно, Россия сама пытается перенимать технологии, стандарты у Евросоюза, но дело идет ни шатко ни валко, инерция сырьевой экономики слишком велика.


Маневры в ловушке прозябания

Беларусь могла бы взаимодействовать с более продвинутым ЕС напрямую, но нынешнее руководство страны "не готово платить ту цену, которая нужна, чтобы получить преференции от Европы", отмечает Егоров. В свою очередь, ЕС "не может отказаться от политики обусловленности". Говоря проще применительно к текущему моменту – не может снять требование освобождения и реабилитации политзаключенных.

Минский обозреватель-международник Андрей Федоров в комментарии для Naviny.by не исключил, что в определенной ситуации Лукашенко переступит через себя и сделает царский жест – выпустит из тюрем горстку остающихся там людей, включенных Европой и правозащитниками в список политузников.

Но что дальше? Дальше, по идее, белорусский официальный лидер должен через трансформацию начать медленно пилить сук, на котором сидит. Перспектива фантастическая.

Впрочем, даже относительное улучшение отношений с Европой дает руководителю Беларуси дополнительную свободу внешнеполитического маневра. Сжигать мосты на Запад Лукашенко не заинтересован, потому что, по мнению Федорова, прекрасно понимает опасности евразийской интеграции под патронажем Кремля: "Деньги дают, но затягивают в капкан". Так что некая игра с Европой, по мнению эксперта, продолжится. Из Восточного партнерства Минск выходить не станет.

Но главная надежда ныне – раскрутить на деньги Москву. В евразийской интеграции, как отмечают аналитики, каждый партнер пытается выгадать за счет другого.

У шаткого альянса недемократичных режимов с отсталой экономикой нет базы для прорыва в мировую элиту. И рассуждения белорусского президента о шахматной доске с равновеликими Евразийским союзом и ЕС напоминают тезисы известной лекции гроссмейстера Бендера в Васюках.

Новости по теме

Новости других СМИ