Лукашенко предложил туркменам клочок земли

Александр Класковский, "Белорусские новости"

В Ашхабаде Александр Лукашенко в очередной раз запечатлелся с лейкой при посадке памятного дерева. В последнее время такие ботанические сюжеты с участием главы государства идут чередой. Но деревья растут долго и не плодоносят валютой. А деньги белорусским властям позарез нужны здесь и сейчас.

Вечером 5 ноября боинг белорусского президента (к слову, купленный некогда у туркменского руководства) взял курс на Минск.

Аналитики склоняются к выводу, что двухдневный официальный визит Лукашенко к Гурбангулы Бердымухамедову оказался не слишком урожайным, а кое-кто и вовсе говорит о продолжении политического туризма.


Еще тракторов возьмете?

Справедливости ради стоит отметить, что торговля с Туркменистаном растет и сальдо для Беларуси положительное. Но объем — около 300 миллионов долларов — все же не настолько велик, чтобы компенсировать потери позиций на российском рынке. К тому же сотрудничество с сырьевым Туркменистаном не решает задач модернизации белорусской экономики.

Да и с деньгами у Ашхабада, говорят, стало хуже. Во всяком случае, на этот раз общение президентов не принесло громких цифр, как это было в прежние времена, когда Бердымухамедов, например, широким жестом покупал сразу две тысячи тракторов "Беларус".

Ныне же в Ашхабаде были подписаны заявление об углублении отношений дружбы и сотрудничества между двумя странами (которое на хлеб не намажешь) и еще ворох рутинных межведомственных соглашений. "Подписание документов такого рода — не тот случай, когда надо лететь первому лицу", — заявил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров.

Официальные источники лишь глухо сообщили, что "президенты обсудили вопросы поставок белорусской сельскохозяйственной, автомобильной техники и городского транспорта в Туркменистан на очередной двухлетний период".

Во-первых, смущает то, что проталкиванием техники на внешние рынки уже системно занимается первое лицо государства. Во-вторых, "обсудили" звучит весьма обтекаемо. Если бы высокий гость четко договорился продать, скажем, хотя бы тысячу тракторов, то, наверное, белорусские государственные СМИ об этом уже трубили бы. А так вполне возможно, что туркменский коллега ответил в духе "спасибо, мы подумаем".


"Не плодим ли мы калийного конкурента?"

Не гладко идет и широко разрекламированное строительство белорусскими специалистами под ключ Гарлыкского горно-обогатительного комбината. Об этом можно судить по фразе Лукашенко: "Мы договорились, что в ближайшее время в Туркменистан прибудет группа специалистов во главе с премьер-министром, которая окончательно урегулирует все проблемы, которые, возможно, существуют при строительстве Гарлыкского комбината, и доложит окончательный график введения его в строй".

Ранее из белорусских источников просачивалась информация, что заказчик не справляется с задачами по части привлечения квалифицированных кадров и материально-технического обеспечения строительства рудника. Проектная мощность комбината — 1,4 млн. тонн хлорида калия в год. Масштаб, конечно, поскромнее, чем у "Беларуськалия", но все же Андрей Федоров задается вопросом: "Не плодим ли мы в итоге калийного конкурента?".

Понятно, что договорились построить Гарлыкский ГОК давно (пятилетний контракт на миллиард долларов был подписан в 2010 году) и на этом зарабатывают белорусские строители. Но тем временем в результате конфликта с "Уралкалием" выгодная Беларуси олигополия на мировом отраслевом рынке рухнула, и вполне вероятно, что теперь любой новый игрок может представлять опасность в плане конкуренции.

Туркменистан же, как ранее анонсировалось, планирует освоить два месторождения и производить около 2,8 млн. тонн калийных удобрений в год, причем львиную долю предполагается именно экспортировать.


Туркменские студенты: учеба через пень-колоду

Еще Лукашенко сделал в Ашхабаде широкий жест и предложил создать в Беларуси "туркменский островок" с общежитиями или гостиницами для студентов из этой центральноазиатской страны. Которых у нас обучается уже, оказывается, восемь тысяч.

Заинтересованность белорусских властей заполучить любых студентов из-за границы понятна. Система высшего образования раздута. В нынешнем году, как отметил в комментарии для Naviny.by эксперт Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев, на 80 тысяч мест в вузах пришлось лишь 60 тысяч выпускников белорусских школ.

По словам эксперта, белорусские чиновники некоторое время назад приняли стратегию развития экспорта образовательных услуг, которая на практике свелась к "импорту иностранных студентов". А поскольку Беларусь единственная на континенте не участвует в Болонском процессе и оказалась аутсайдером европейского образовательного пространства, то "приходится искать тех, кому это не важно".

Туркменская же система образования, по словам профессора Дунаева, была разрушена так называемой реформой ныне покойного президента Сапармурата Ниязова и "до сих пор не может восстановиться". Преемник Туркменбаши формально вернул советскую образовательную систему, но "по содержанию она убога". Чтобы попасть на учебу за границу, многие там вынуждены давать большие взятки, пишут оппозиционные сайты региона.

При этом "в любом белорусском вузе вам расскажут жуткие истории о качестве подготовки студентов из Туркмении", утверждает профессор Дунаев.

Многие из них, по словам эксперта, к тому же не горят желанием учиться, но их не отчисляют — "по политическим и, видимо, экономическим причинам". И это разлагающе действует на белорусскую высшую школу, качество которой и так не на высоте, отмечает Дунаев.


Бердымухамедов, похоже, не раскошелился

"Внешнее отсутствие сенсаций бывает обманчивым", — отметил в комментарии для Naviny.by по итогам этого визита белорусский обозреватель-международник Роман Яковлевский. По его версии, Лукашенко летал к Бердымухамедову прежде всего за деньгами.

Итоги переговоров на эту тему не афишируются, но аналитик склоняется к выводу, что "ожидаемая сумма вряд ли была получена". Причиной может быть то, что сейчас "сам туркменский президент не так богат финансами, как раньше".

Что касается предложения Лукашенко создать в Беларуси "туркменский островок", то Яковлевский отмечает: "Конечно, это приток денег, но возместит ли он потери от падения продаж калия?".

Собеседник к тому же не исключает, что создание таких привилегированных островков для приезжих может породить у белорусов непонимание и даже привести к росту межэтнической напряженности.

Вообще, заметьте, белорусский руководитель охотно зазывает в страну представителей экзотических стран, искушая льготами и участками. То арабским шейхам здесь сулят раздолье, то китайским трудягам. Теперь вот — "туркменский островок". Все бы ничего, да только с Европой, которая под боком, официальный Минск живет как кошка с собакой.

Новости по теме

Новости других СМИ