Неоранжевая революция

Вадим Довнар, TUT.BY

Ситуация в Киеве (а значит, в Украине) во многом вышла из-под контроля действующей власти. На вопрос "Что будет дальше?" сейчас не сможет ответить никто. Есть достаточно предпосылок, что дальше может быть большая кровь и (или), наоборот, смещение действующей власти. В 2004 году, когда люди последний раз массово вышли на улицу, и с которым принято сравнивать нынешние события, многое было совсем иначе.

Живя в Украине пять лет, ежедневно профессионально отслеживая политические и экономические новости, дыша здешним воздухом, потребляя с местными людьми одни продукты и напитки, практически не покидая Майдан более недели, хотел бы остановиться на нескольких принципиальных моментах нынешнего противостояния.

Во-первых, неправильно считать, что украинцы вышли просто в поддержку подписания Ассоциации с ЕС. Большинство протестующих даже не читало самого документа и имеют весьма смутное, идеалистическое представление о том, что в нем. Да, в народе есть настроение "Хотим в Европу". И более или менее компетентных в данном вопросе митингующих жесткие условия к их стране со стороны Евросоюза не смущают. Дескать, выполнить требования можно, нужно всего-то власти не воровать, а уже награбленное кинуть на спасение экономики.

Между тем "Европа" - только удобный повод выступить против власти, которую украинская столица, центр и запад страны никогда не считали своей. Саммит в Вильнюсе и предшествовавшее ему постановление Кабинета министров о приостановке процесса евроинтеграции – хорошие мобилизующие факторы. А тут еще очередная годовщина "оранжевой революции" и дата голосования за независимость Украины. Символизм, однако.

В общем, если до минувшей пятницы звучали лозунги "Подпиши!", "Украина вставай – Европу вымогай", "Банду - геть", то сейчас остался только последний.

Неоранжевая революция


Во-вторых, попытки российских СМИ представить ситуацию как антироссийский шабаш фашистских маргиналов – сознательная ложь. Люди на Майдане очень разные. Это и студенты, и средний класс, и пенсионеры. Одни – сторонники мирного противостояния, другие – силового. Но за редким исключением никакой ненависти к русским людям, языку, культуре у собравшихся нет. Знание собственной истории, нелюбовь к государству Российскому, да, имеет место. Как и понимание, что соседей не выбирают.

Принципиальный момент, отличающий нынешние события от "оранжевой революции". Люди стоят не за политиков. Первые акции проходили по инициативе гражданских активистов, журналистов с требованием к подключающимся: "Никакой партийной символики". Виталий Кличко, Арсений Яценюк, Олег Тягнибок, в отличие от Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко в 2004-м, не возглавляют протест, а лишь координируют его и представляют собравшихся в органах власти.

Очень сомнительно, что эти политики договорятся даже о едином кандидате в президенты. (Выборы должны пройти в 2015-м, но сейчас основное требование протестующих – досрочное голосование). В любом случае, повторюсь, это не их бунт. Но насколько он тогда народный?

Если под этим словом понимать всеобщий охват населения, то ничего подобного нет и близко. Если в 2004-м, не зная города, я мог, не спрашивая дороги, вечером попасть на Майдан, просто следуя за людскими потоками, то сейчас революция – дело наиболее сознательной и активной части населения. Которую в спальных районах почти не видно.

Могут ли подключиться к революции более широкие слои населения? Да, и это уже начало происходить после того, как в ночь на субботу спецподразделение "Беркут" жестоко расправилось с парой сотен подростков, ночевавших на Майдане. Следующим днем на Михайловской площади уже стояли тысячи тех, кто не выходил до избиения, но принял для себя решение больше не ограничиваться сидением перед телевизором или в интернете. Дальше была воскресная мобилизация актива в воскресенье. За неделю количество протестующих в Киеве выросло примерно в три раза. Если 24 ноября у Европейской площади собралось 100 тысяч, то вчера – уже около 300 тысяч. Почему примерно, спросите вы? А потому, что как подсчитать всех, кто заполнил собой полностью Крещатик и подходы к нему? Подсчетам поддавался предыдущий митинг. Понимаю, это сложно представить белорусам, но так было, я наблюдал это зрелище, стоя на крыше высотного дома.

Неоранжевая революция


Понятное дело, что выйти на митинг и постоянно жить на улице, в палатке (их вчера снова начали ставить) – зело разные вещи. Тем более что погода, мягко говоря, не располагает. К вечеру народа становилось в разы меньше. Но устанавливалась сцена для круглосуточных концертов, подвозились продукты, координаторы озаботились кормлением и обогревом народа. Так уже было в году, когда Виктора Януковича не пустили к власти. Маховик раскрутки бунта в воскресенье начинал вращаться активнее, превращался в нескончаемое увлекательное шоу, грозя вовлечь в народные гулянья всех.

Еще в 2006-м я разговаривал с некоторыми нерядовыми членами Партии регионов. Не под запись они сокрушались, что Оранжевая революция случилась из-за того, что "ей вовремя не дали по морде". "Вовремя" - это несколько (2-3) ключевых дней (ночей), после которых разгон без большой крови невозможен. Вчера были такие ключевые сутки.

Тут и таится ответ на часто задаваемые иностранцами вопросы, что произошло у здания Администрации президента и как так вышло, что протестующие захватили несколько административных учреждений, включая городскую администрацию?

Не буду утверждать, что оппозиционно настроенные украинцы – сплошь мирные люди. У одной из парламентских сил - националистической партии "Свобода" - есть даже боевой молодежный отряд, обученный для силовых акций. Однако есть такие отряды и у власти. Это молодые физически крепкие парни, как правило, спортсмены, кандидаты в мастера спорта, используемые за плату в мирное время для рейдерских захватов зданий, охраны вип-персон, партийных мероприятий, а в периоды политического обострения против протестующих и журналистов. 6 мая этого года один из них - Вадим Титушко - "засветился" перед телекамерами, избивая двух корреспондентов. С тех пор данных боевиков так и называют – "титушки".

Неоранжевая революция


О том, что объявлена мобилизация "титушек", известно с пятницы. Как и суммы их гонораров. Я видел их сборы и железные прутья у них в рукавах.

Неоранжевая революция


Те, кто был вчера у Администрации, проигнорировали настойчивые требования оппозиционеров не устраивать провокаций, как минимум на данном этапе протестовать мирно. Неизвестные принялись штурмовать. В случае с мэрией и домом профсоюзов им никто в этом не препятствовал. Милиция исчезла. С походом "к президенту" ситуация иная. Кто-то забывчивый даже оставил в кабине грузовой машины ключи. Ей, конечно, воспользовались для тарана "Беркута". Дальше была война: шумовые гранаты, избиение дубинками и ногами, задержания. (Впрочем, сегодня всех отпустили.) Отличная картинка для телеканалов. Протестующие больше не идейные люди, не защитники избитых детей, а погромщики. А то, что "титушки" были с опознавательными знаками, - так это мелочи, работу-то выполнили качественно. И кто теперь будет обращать внимание на безусловную незаинтересованность оппозиции в таких действиях? И кто уже помнит о предупреждении премьера Азарова недельной давности, дескать, второй раз Майдана не допустим, найдем управу?

Ночью, уезжая из центра на несколько часов решить бытовые вопросы, я был уверен, что к утру Крещатик будет залит кровью. Но нет, пока тихо. Утром понедельника - пикетирование Кабинета министров, на Майдане устанавливают большую сцену, после работы политически сознательные снова соберутся на революцию.

Удивительная страна, горячие люди, непредсказуемое будущее.

Новости по теме

Новости других СМИ