То, что у Лукашенко сдали нервы - глупость

Сергей Павловский, "Товарищ.online"

По итогам президентских выборов 2010 года сложилось много мифов. Одни из них, что кто-то из оппозиционных кандидатов действительно победил, и что власти реально испугались нескольких десятков тысяч протестующих на площади Независимости перед зданием правительства.

Политолог Андрей Егоров считает, что никто из оппозиционных кандидатов не собирался побеждать изначально. "Все понимали, что выборов в стране нет, поэтому каждый решал свои задачи, - сказал он в интервью сайту "Товарищ.online" в рамках проекта "Три года спустя: достижения и ошибки". – Логика предполагает, что оппозиционные кандидаты должны были собираться на выборах побеждать. Но там была совершенно другая система целей и задач. Если бы кто-то из них собирался действовать для того, чтобы менять ситуацию в стране, они бы поступали совершенно иначе".

В ситуации 2010 года, считает Егоров, среди оппозиционных лидеров шла конкуренция за место "условного Милинкевича", который в 2006 году стал единым кандидатом, представляющим лицо объединенной оппозиции и альтернативного общества Беларуси. "В 2010 году была гонка между претендентами на место Милинкевича, которого дискредитировали ранее после предыдущих выборов. Пьедестал Милинкевича, как единого кандидата, после дискредитирующих шагов был свергнут, поэтому целью электоральных кампаний оппозиционных кандидатов была конкуренция за освободившееся место", - сказал эксперт.

Властям это было выгодно, предполагает он, так как это создавало "контекст предвыборной борьбы, динамики выборов". "Это необходимо любым авторитарным режимам, чтобы мобилизовать население, организовывать их причастность к избирательному процессу", - подчеркнул он.

По действиям оппозиционных кандидатов было понятно, что никто из них всерьез не предполагал своей победы на выборах, считает Егоров. "Можно было бы предполагать, что они своими действиями рассчитывали победить, но не хотелось бы их считать настолько глупыми", - сказал он.

Статкевич, как и другие кандидаты в президенты, также вряд ли рассчитывал победить Лукашенко на выборах. "Но его риторика не могла быть иной, кроме как выражать уверенность в своей победе, иначе он бы лишился имеющейся поддержки, - считает политолог. - Но очевидно, что декларация целей у оппозиционных кандидатов была одна, а их стремление к целям – другой".

Возможно, не исключает он, у кого-то был расчет на либерализацию, которая тогда разворачивалась, на нормальный ход кампании, хотя все, наверно, просчитывали и риски своего участи в президентских выборах. Статкевич после этого пережил и переживает самую драматическую ситуацию.

Представить, как вела бы себя власть при ситуации, когда оппозиционные кандидаты вдруг решили бы снять свои кандидатуры в пользу одного, сейчас довольно сложно. Понятно, что власть действовала бы иначе, но вряд ли бы результат в итоге стал бы иным.

"Давайте рассуждать логически, абстрагируясь от имен, - предлагает Егоров. - Есть один сильный политик, контролирующий государственный аппарат, и против него стоят разрозненные силы, придерживающиеся различных мнений. Чтобы победить, им необходимо объединить свои ресурсы, создать ситуацию дуализма, когда непонятно, на какую чашу весов сложится результат. Но эти стороны должны быть сравнимы в своих силах. В Беларуси на президентских выборах этого не наблюдалось".

Продолжение читайте здесь.

Новости по теме

Новости других СМИ