Плохая зима. Рейтинг Лукашенко съехал с горки

Александр Класковский, Naviny.by

Хотя Новый год Беларусь встретила без снега, электоральный рейтинг Александра Лукашенко за квартал скатился, будто на пластмассовом "спринте" с разъезженной горки, — с 42,6% в сентябре прошлого года до 34,8% в декабре.

Таковы данные свежего национального опроса НИСЭПИ (Литва). Эксперт этого социологического института Сергей Николюк в комментарии для Naviny.by отметил, что падение популярности официального лидера было ожидаемым: минувшей осенью доходы населения перестали расти, а вот цены, напротив, полезли вверх.

Действительно, в ноябре реальная зарплата белорусов, которая с начала 2013 года росла нездоровой опухолью, съежилась почти на 4% относительно октября. К тому же правительство заговорило о грядущих непопулярных мерах: росте коммуналки, введении пошлины на авто, а может быть даже налога на "тунеядство".

Вместе с рейтингом президента упала и степень поддержки его политического курса. Лишь 31,9% белорусов полагают, что "в целом положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении", в то время как у 54,1% мнение прямо противоположное: власть рулит не туда.


Даже диктаторы предпочитают "по согласию"

Многие противники режима к рейтингам относятся скептически: какая, мол, социология при диктатуре, к тому же на выборах вертикаль все равно нарисует желанные для вождя цифры.

При этом, однако, оппозиционные лидеры ревниво отслеживают собственные рейтинги. Волнуют данные опросов и Александра Лукашенко, уверен эксперт аналитического центра "Стратегия" (Минск) Валерий Карбалевич.

"У Сталина и Гитлера были самые мощные пропагандистские аппараты, — подчеркнул аналитик в интервью для Naviny.by, — хотя, казалось бы, зачем, если есть концлагеря?".

Даже в самых недемократичных странах вожди жаждут реальной народной любви, делает вывод собеседник. Лукашенко же и пришел к власти как народный президент, козыряет, что в 1994-м за него даже паралитики ехали на колясках голосовать. Потому падение популярности больно бьет по его самолюбию.

Наконец, даже если говорить о манипуляциях при подсчете голосов: одно дело приписать 20% и совсем другое — 60%. Если рейтинг ниже плинтуса — и в избиркомах побоятся мухлевать, и силовики не особо будут настроены дубинами махать, и окружение может пойти на измену.


У электората короткая память

Сегодня главный враг Лукашенко — экономика. А задача № 1 — разжиться ресурсами на подкормку электората к выборам.

Что касается наступившего года, то аналитики склоняются к выводу, что правительство цинично снимет с обывателя кое-какой жирок. Даже по официальному прогнозу, реальные располагаемые денежные доходы населения в 2014 году должны вырасти всего на 3%. На практике же за счет лукавой инфляции, повышения тарифов, новых налогов и прочей обдираловки народ рискует оказаться вообще в минусе.

Но с 2015-го Владимир Путин пообещал отменить экспортную пошлину на нефтепродукты, что даст белорусской казне дополнительно до четырех миллиардов долларов в год. Плюс кредиты и прочие коврижки. В общем, подбросить электорату деньжат к президентским выборам 2015 года — перспектива достаточно реалистичная.

Но хватит ли нескольких тучных месяцев, чтобы масса снова возлюбила державного кормильца? Увы, да, дружно констатируют наши эксперты. Опыт показывает, что память у электората коротка. Масса обывателей готова простить прежнюю обдираловку, когда кошелек снова толстеет от свежеотпечатанных купюр.

Сергей Николюк подчеркивает: за Лукашенко голосуют прежде всего те, у кого нет достаточных ресурсов, чтобы самостоятельно строить свою жизнь. Лукашенко для таких людей (а их в условиях в основном государственной экономики и старения населения очень много) выглядит "центральным распределителем ресурсов". Есть что распределять — и Батька снова в фаворе, снова рулит.


Крепчает пофигизм

"Для политика главное — показать, что ты обладаешь силой, ресурсом для решения проблем", — говорит Николюк. Естественно, загнанная на маргинес оппозиция этого показать не может. В итоге она оказывается в заколдованном кругу.

Рост народного недовольства по-прежнему не трансформируется в поддержку оппозиции, отмечается в свежем пресс-релизе НИСЭПИ. Так, согласно декабрьскому опросу, практически неизменным остаются соотношение доверяющих и не доверяющих оппозиционным политическим партиям — 15,8% против 63,4%.

При ответе же на закрытый вопрос "Если бы сегодня были президентские выборы, за какого кандидата Вы бы проголосовали?" только 13,9% респондентов сказали "за представителя оппозиции", а большинство выбрало ответ "за любого другого кандидата". Иными словами, многим не по нутру как нынешняя власть, так и те, кто позиционирует себя как ее альтернатива.

На общем фоне выделяются рост рейтинга Владимира Некляева (с 5,2% до 7,1% за квартал) и относительная популярность его кампании "Говори правду". Ее представителям на местных выборах готовы отдать голоса 9,9% (кандидатам от движения "За Свободу" — 6,7%).

В целом же, заключает Николюк, "усиливаются атомизация, дезинтеграция общества". Оно становится все более аполитичным. Это то, что на грубо-бытовом языке называется пофигизмом.


Оппозиция не прыгнет выше пояса

С учетом всего этого победа Лукашенко на президентских выборах 2015 года может показаться на первый взгляд делом техники. Россия, скорее всего, подбросит ресурсов (премьер Дмитрий Медведев только что одобрил выделение кредита в 450 миллионов долларов).

Но перспективы рейтинга белорусского президента во многом зависят от того, удастся ли тому удержать экономику от резкого падения в наступившем году, полагает Валерий Карбалевич.

Да, все же политическая популярность — не ванька-встанька, нужен период для смены тренда и укрепления нового. И раз за разом это дается все тяжелее.

Кроме того, отмечает Карбалевич, есть еще и окно возможностей для политической оппозиции. Сюжет президентской кампании во многом определится тем, удастся ли структурированной оппозиции консолидироваться, выдвинуть свежую фигуру в качестве персональной альтернативы бессменному президенту, а также предложить народу выразительную и позитивную программную альтернативу.

Николюк в этом плане скептичен: он предостерегает от "организационного фетишизма". Иначе говоря, считает, что никакая оппозиция не прыгнет выше пояса, не возьмет власть, пока нет раскола в правящей элите.

"У нас смена власти возможна только в условиях распада государства", — полагает собеседник Naviny.by.

Пока до этого далеко, хотя скрытый от глаз обывателя процесс идет. "Ни одной цели, связанной с развитием, государство сегодня достичь не может", — констатирует аналитик.


Есть ли альтернатива медленной деградации?

Что же в сухом остатке? Обвала в Беларуси Москва в обозримой перспективе не допустит: хаос с вероятной потерей своего западного плацдарма российскому руководству не нужен. Напротив, "синеокую сестру" хотят впрячь в Евразийский союз.

Так что подпитка с востока сохранится. Но белорусская модель, которой требуются уже лошадиные дозы российского ресурсного наркотика, будет исподволь деградировать. В стране почти задушенной политической альтернативы этот процесс может длиться еще не один год.

История, конечно, не фатальна. Украина показывает пример, как массы постсоветских обывателей становятся гражданами, превращаются в политическую силу, перед которой начинает заискивать власть. Но там не такой жесткий авторитаризм, есть ряд игроков с большими деньгами.

Потому, к слову, Лукашенко так и противится приватизации. Но поскольку казна пустеет, с рядом активов придется расстаться. Это будет размывать базис персоналистского режима, однако очень медленно.

В то же время коллапс малой открытой экономики, а белорусская именно такова, при стечении ряда фатальных обстоятельств (например, российская экономика уже в стагнации и не застрахована от мрачного сценария) может быть стремительным.

Другой вопрос, что мы получим на выходе в стране, где политическое поле выжжено, гражданское общество сжато, обыватель равнодушен, а кран жизнеобеспечения — вообще в руках Москвы.

Новости по теме

Новости других СМИ