Павел Северинец: Во времена Лукашенко стало нормой врать, красть, бояться!

Денис Лавникевич, БДГ

Павел Северинец из-за неснятой судимости не может избираться в какие-либо органы власти. Тем не менее, после своего освобождения он активно включился в политическую деятельность.

Сегодня Павел Северинец занимается организацией в Всебелорусского конгресса, где предполагается определить единого лидера, вокруг которого сможет объединиться разрозненная белорусская оппозиция.

Молодой белорусский политик Павел Северинец, стал известен в 1997 году, когда возглавил Молодежную фракцию БНФ в Минске. В 2000-м Северинец стал координатором общественного объединения "Хрысціянская ініцыятыва", а с 2008 года – председателем, а затем сопредседателем комитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия". Этот пост он занимает и сегодня.

На президентских выборах 2010 года был доверенным лицом кандидата Виталия Рымашевского, 19 декабря арестован после разгона "Плошчы". Сперва Северинцу было предъявлено обвинение по ст. 193 (массовые беспорядки, до 15 лет лишения свободы). Позднее обвинение переквалифицировано на более мягкую ст. 342 УК (действия, грубо нарушающие общественный порядок) – по ней Северинец был приговорен к трем годам ограничения свободы ("химия"). Освободился 19 октября 2013 года.

- Как Вы думаете, как будет выглядеть состав кандидатов в президенты на выборах 2015 года?

- Есть несколько человек, которые уже заявили, что готовы участвовать. Среди них, например, Владимир Некляев и Анатолий Лебедько. Есть еще несколько человек, которые, наверное, должны сами заявить о своем желании – я не буду называть фамилии, но мы с ними также ведем переговоры. Есть те, про кого думают, что они будут выдвигаться, но сами они пока что отказываются, скажем так. Например, считается, что Милинкевич может участвовать, но он сам не говорит открыто, что пойдет.

Сейчас я веду переговоры, наверное, с семью или восемью политиками, которым эта тема, скажем так, интересна. Некоторые из них еще не определились, другие определились, но объявят о своем решении позже.

- Вы сейчас, если можно так выразиться, занимаетесь "челночной дипломатией" между политическими альянсами «Талака» и «Народный референдум». Как вы оцениваете шансы договориться о проведении Конгресса в апреле?

- На данный момент нет твердой договоренности между всеми, есть, скажем так, пожелания и ожидания. Например, Некляев – сторонник Конгресса, готов его проводить как можно раньше, и в этом наши взгляды совпадают. Мы хотим как можно более широкую процедуру с максимальным вовлечением людей в процесс определения единого лидера. Это могут быть и праймериз, и интернет-голосование, – на праймериз, например, настаивает Анатолий Лебедько. И несколько тестовых испытаний по поводу праймериз нас еще ожидают в ближайшие месяцы – по крайней мере, так планирует "Талака". Если они будут успешными – тогда будет иметь смысл обсуждение праймериз как элемента избрания единого кандидата. Если они не окажутся успешными, тогда разговор пойдет в другом русле.

- А что касается избрания единого кандидата на Конгрессе?

- Избрание единого лидера оппозиции на Конгрессе демократических сил – это один из вариантов. Весь вопрос – как выдвигать делегатов на этот конгресс. Большинство из тех, кто готов участвовать в процессе, хотят гарантий того, что будет на самом деле справедливое соперничество, которое выявит сильнейшего, выявит победителя. Потому это и сложно – в Беларуси все косо смотрят на конкурентов, ищут подвох.

- Какими могут быть эти гарантии?

- Поскольку это демократическая оппозиция, то гарантиями должны быть прозрачность и открытость. Главной гарантией в том процессе, который мы задумали, станет создание сильного демократического ЦИК – альтернативной Избирательной комиссии из представителей всех претендентов. Именно эта комиссия сможет обеспечить и избрание делегатов, и голосование на Конгрессе, его открытость, доступность всех форм агитации для каждого кандидата, и в целом проконтролировать весь процесс.

- Кто будет формировать эту избирательную комиссию?

- Представители всех претендентов. По крайней мере, такое предложение исходит от нас, от БХД. Тут не должно быть каких-то третейских судей, тут просто должны присутствовать все. Механизм формирования альтернативной избирательной комиссии очень простой, он подразумевает одного-двух представителей от каждого из претендентов на звание единого кандидата. И, возможно, еще несколько человек, которые не вызовут ни у кого возражений.

- Как будут выдвигаться делегаты на Конгресс?

- Скорее всего, это будет сбор подписей в том или ином виде. Возможно – те, кто выдвигает свои кандидатуры в местной кампании (и собирает для этого подписи), могли бы стать такими делегатами. Часть оппозиционеров это предложение поддерживает, часть – еще думает. Также это могла бы быть квота оргкомитета, потому что есть всем известные уважаемые люди, такие люди могли бы быть избраны по этой квоте.

Возможно еще выдвижение путем сбора подписей именно на сам Конгресс, как это было в 2006 году, и на собраниях активистов.

Тут я хочу подчеркнуть, что мы, БХД, не участвуем в ермошинских "выборах" и не призываем участвовать в «голосовании». Мы используем кампанию 2014 года, чтобы собрать подписи по местным проблемам, создать альтернативные местные правительства и параллельно определить делегатов на Конгресс. Повторюсь: это не принятая пока всеми схема, это наше предложение.

- Если Ваше предложение насчет Конгресса будет принято, будете ли Вы официально регистрировать всю эту деятельность? Ведь речь идет о массовом мероприятии, на которое требуется получить разрешение.

- Мероприятие может пройти как в Минске, так и за границами Беларуси. Это первое. Второе: об этом можно будет говорить только тогда, когда на проведение Конгресса будет получено согласие всех участников процесса. В зависимости от ситуации, которая будет складываться к весне 2014-го, возможны самые различные комбинации вариантов. Их так много, что сейчас, наверное, даже нет смысла их обсуждать.

Сразу оговорюсь: мы не выбираем спарринг-партнера для Лукашенко. Единый лидер оппозиции – это может быть и единый кандидат в президенты, и лидер бойкота "выборов", и глава альтернативного правительства. Мы уверены, что нужен один лидер, одна стратегия, одна команда – оппозиция должна говорить одним голосом с народом, режимом и Западом, и иметь мощный центр принятия решений. А формат участия в «выборах» 2015 года остается пока под вопросом.

- С 1 января 2015 года стартует новая форма интеграции на постсоветском пространстве – Евразийский Союз. Как это скажется на президентских выборах в ноябре того же года?

- Безусловно, это будет одной из тем развернувшейся агитационной кампании. Передача части суверенных полномочий на наднациональный уровень может мотивировать часть белорусов, не желающих вновь оказаться в Советском Союзе или в составе России, к более активной мобилизации в рамках кампании 2015 года. Тут может дойти и до массовых выступлений, как было весной 1996 года, или до Майдана, как в Украине.

- Вы считаете, что в Беларуси возможен Майдан?

- В Беларуси будет скорее «Плошча», чем Майдан. Может быть, будет что-то более похожее на молчаливые акции или на «Стоп-налог», может, будет что-то еще, но в любом случае это будет массовая акция. И, учитывая партизанский менталитет белорусов, ее может быть сложно контролировать и погасить.

- Бытует мнение, что у оппозиции мало шансов по той причине, что достаточно эффективно действует социальный договор между властью и обществом. Граждане не лезут в политику. Не стремятся сменить власть, а власть взамен гарантирует им "чарку и шкварку". В самом деле, в Беларуси в последние месяцы наблюдается настоящий потребительский бум. Какова ситуация с социальным договором на данный момент? Как это может повлиять на ход выборов 2015 года?

- В некотором смысле социальный договор действительно есть. Хотя он не помешал состояться "Плошчы" в 2010 году, а тогда заработки тоже были достаточно высокими. Тут вопрос не социального характера – дело просто в том, что Лукашенко всех достал. Это проявляется во многих сферах жизни, от экономики до управления, культуры и так далее. Поэтому потенциал протеста в любом случае есть.

Намного сложнее с тем, что оппозиция должна выступить, прежде всего, как моральная альтернатива Лукашенко, а не только как альтернатива политическая, экономическая и так далее. Потому что во времена Лукашенко стало нормой врать, красть, бояться. Конечно, это продолжение коммунистической традиции, но сейчас это выражено более грубо, более нагло. Так что оппозиция должна быть честной, правдивой, открытой. Когда кто-то из оппозиционеров пытается врать, пугать, красть, он автоматически перестает быть частью оппозиции. Он сам становится частью проблемы.
Вот этот контракт со злом, который часть белорусского народа заключила, принимая как норму воровство, вранье, страх, он также должен быть разорван, в том числе и работой оппозиции. Лично я вижу только одну силу, которая может помочь вернуть моральность как норму жизни в белорусское общество и политику. Это церковь. Когда церкви – не в виде структур и иерархий, а в виде верующих в Иисуса Христа и являющихся носителями моральности, – хлынут в общественную жизнь, в политику, тогда может произойти моральная революция, которая предвосхищает все остальные революции – экономические, социальные, политические. Конечно, имеется в виду бескровная революция, во взглядах, в сознании, которая в дальнейшем может мирным путем, по-европейски, привести к смене этого режима.

И компания 2015 года может стать решительным шагом в этом направлении. Потому что перемены, которые несут только смену действующих лиц, не меняя моральные нормы в обществе, приведут только к провалу. Нам не нужен ни второй Лукашенко, ни "оранжевая" власть, как после первого украинского Майдана, которая ругается между собой, делит собственность, и в конце концов проигрывает страну. Нужно единство тех, кто за правду, свободу и справедливость, общий фронт тех, кто любит Беларусь.

Новости по теме

Новости других СМИ