Задание для оппозиции на ближайшие выборы: заработать доверие

Артем Шрайбман, Naviny.by

Пока противники власти определяют оптимальный путь выбора своего лидера, социологи фиксируют ряд тревожных для них тенденций.

И нет никаких свидетельств того, что оппозиционеры готовы оставить в стороне свою внутреннюю борьбу в пользу решения более важных задач, в том числе через кампанию местных выборов, назначенных на 23 марта.

Народные праймериз для выбора лидера перемен, конгресс демократов с этой же целью и отказ от выбора единого кандидата в пользу россыпи претендентов — вот три варианта определения персональной альтернативы бессменному президенту Беларуси, предложенные разными группами внутри оппозиции.

За конгресс выступил лидер незарегистрированной партии БХД Павел Северинец, с которым, судя по всему, солидарны инициаторы кампании "Народный референдум" ("Говори правду", Партия БНФ, движение "За свободу"), однако конкретный план никто не предложил.

За поход на выборы 2015 года несколькими колоннами по образцу 2010 года выступают наиболее радикальные оппозиционеры — "Молодой фронт" (Чехия) в лице своего лидера Дмитрия Дашкевича и почти в полном составе эмигрировавшие лидеры кампании "Европейская Беларусь", поддержанные своим медиапроектом "Хартия-97". Дашкевич уверен, что обойма оппозиционных кандидатов с разными взглядами способна мобилизовать более широкие слои электората.

Наиболее определившимися на данный момент выглядят сторонники праймериз. Они входят в коалицию за честные и справедливые выборы для лучшей жизни "Талака", включающую Объединенную гражданскую партию (ОГП), левых из партии "Справедливый мир" и несколько менее заметных структур и инициатив.


Праймериз обречены?

После ряда пресс-конференций, выступлений в СМИ и круглого стола, прошедшего 8 января в Минске под крышей ОГП, ближайшие планы сторонников праймериз выглядят так: пробная кампания в Бобруйске, приуроченная к местным выборам 23 марта, а в случае успеха локальной инициативы — общенациональное голосование всех сторонников перемен с целью определения своего лидера.

Теоретически идея праймериз выглядит неглупой. Так лидер получает максимально возможную легитимность в равной борьбе с конкурентами, в противовес кулуарным играм на оппозиционном конгрессе, и большее число людей включаются в политический процесс. Однако так ли хороша эта идея в белорусской политической реальности?

По мнению политолога Валерия Карбалевича, для успеха праймериз должны сложиться три условия.

"Первое — на такую форму соглашаются все оппозиционные силы, участвуют в них, создают избирательную комиссию. Сейчас это только "Талака", — отмечает эксперт.

"Второе условие — власти должны смотреть на это сквозь пальцы, — продолжает Карбалевич. — Трудно рассчитывать на это, а значит в этой кампании примет участие узкий слой демократических активистов, примерно тот же, что приезжает обычно на конгресс демократических сил. Грубо говоря, это будет тот же конгресс в масштабе Бобруйского района, который соберется в одном офисе и проголосует".

Третьим условием политолог считает неучастие в праймериз уже надоевших избирателям лидеров оппозиции: "У них очень высокий отрицательный рейтинг, и не только среди электорального «болота», но и среди отрицательно настроенных к Лукашенко людей. А новых людей пока не видно".

Директор по исследованиям "Либерального клуба" Евгений Прейгерман убежден, что выбор конкретной процедуры определения единого кандидата не имеет большого значения.

"Вся проблема в том, насколько та или иная процедура легитимна, то есть признана ее участниками. А если процедура не признается, будь то праймериз или конгресс, это не имеет смысла", — считает эксперт.

Против сторонников праймериз работает и их собственный опыт. Попытка провести такой эксперимент в 2010 году провалилась.


Социология не порадовала оппозицию

Недавно опубликованные результаты декабрьского национального опроса белорусов, проведенного Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ, Литва), вряд ли обрадовали оппозицию: люди стали меньше доверять власти, но и не повернулись к ее противникам.

Так, Александру Лукашенко доверяют 37,7%, его электоральный рейтинг упал почти на 8% за три месяца: с 42,6% в сентябре — до 34,8% в декабре. При этом оппозиционным партиям доверяют всего 15,8% (меньше, чем пассивным провластным партиям, КГБ, милиции, государственным и негосударственным СМИ и даже Центризбиркому).

Электоральный рейтинг всех лидеров оппозиции, кроме Владимира Некляева (рост с 5,2% до 7,1%) и Андрея Санникова (рост с 3,1% до 3,2%), остался в зоне ошибки репрезентативности. В основном люди готовы голосовать на местных и на президентских выборах за кандидата, не принадлежащего ни к власти, ни к оппозиции.

При ответах на вопрос, за кого респонденты планируют голосовать на местных выборах, вариант "за противника Лукашенко" набирает почти 22%. Задавая тот же вопрос, но уже о президентских выборах, социологи изменили эту формулировку на синонимичную ей "за представителя оппозиции" и получили всего 14%. Не говорит ли это о том, что слово "оппозиция" на подсознательном уровне отталкивает даже часть людей, критично настроенных по отношению к власти?


Стать силой, за которой готовы идти люди

По мнению Валерия Карбалевича, для оппозиции было бы идеально выступить на местных выборах с единым посланием в масштабе всей страны. Политолог, однако, оговаривается, что это пока нереально. Дело в том, что победной цели, мотивирующей к объединению, перед глазами нет, а амбиций и личных взаимных обид лидеров — выше крыши.

"При том уровне доверия, который существует сегодня, не имеет большого значения, что делает оппозиция. Надо попытаться каким-то образом это доверие вернуть", — отмечает политолог.

Но как вернуть это доверие? Евгений Прейгерман так формулирует задание оппозиции на ближайшую избирательную кампанию: "Дойти до как можно большего количества людей и в этом общении поднимать вопросы, которые актуальны и понятны для населения".

"Социология показывает, что прежде всего людей волнуют экономические темы, поэтому когда ты придешь к ним со словом "праймериз", это будет как минимум менее понятно", — отмечает аналитик.

К слову, социологи в этом смысле действительно преподнесли определенный подарок оппозиции: почти 70% населения считают, что экономика в кризисе, 59% считают модернизацию проваленной, 60% выступают за рыночные реформы.

Что касается последних экзотических инициатив властей, около 60% выступают против налога на безработных, автомобильной пошлины и платы за выезд из страны. При этом доля противников этих мер среди сторонников власти неожиданно высока: от 35 до 50%.

В сложившихся условиях оппозиция должна делать максимум того, что позволяют объективные ограничения. И цифры показывают, что поля для работы более чем хватает.

Объединение, активная коммуникация с людьми на близкие для них темы и возврат доверия должны стать тремя китами оппозиционной стратегии. Но пока на их месте, как иронизируют иные, состязание за первенство в песочнице, непонятные народу инициативы и громкие лозунги на манер "мы за все хорошее, против всего плохого".

Новости по теме

Новости других СМИ