Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты

Змитер Лукашук, Еврорадио

Стал ли измененный Избирательный кодекс более либеральным, рассуждают секретарь ЦИК Николай Лозовик и эксперт по избирательному праву Сергей Альфер.

Свести в студии Еврорадио обоих собеседников не получилось, но и Николаю Лозовику, и Сергею Альферу были заданы одинаковые вопросы.

Еврорадио: На какие изменения, внесенные в избирательное законодательство в последнее время, вы бы посоветовали обратить особое внимание будущим кандидатам в депутаты во время местных выборов?

Николай Лозовик: Все изменения, внесенные в законодательство, должны учитываться кандидатами, если они хотят в соответствии с законом провести свою избирательную кампанию. Но прежде всего я бы посоветовал обратить внимание на те изменения, которые касаются финансирования агитационной кампании. По-прежнему для кандидатов будут бесплатно выделяться помещения для проведения предвыборных встреч, время для выступления по радио. А вот денежные средства на издание агитационных листовок кандидатам выделяться не будут. Они могут сами агитматериалы печатать, но за счет тех средств, которые будут в их индивидуальных избирательных фондах. Но это не снизит информированность населения — определенные средства будут направлены в избирательные комиссии, которые напечатают общую листовку с информацией обо всех кандидатах по их избирательному округу. И вместе с приглашением прийти на выборы каждому гражданину будет прислана такая листовка. Второе: раньше кандидат мог выдвигаться в нескольких избирательных округах одновременно, а потом выбрать один и баллотироваться по нему. С одной стороны, это расширяет известность кандидата: такая пиар-кампания, а с другой — это обман избирателей. Люди в округах думают, что он будет их депутатом, подписываются за него, а он в итоге не баллотируется и не по первому, и не по второму, а по четвертому округу! Поэтому сейчас можно выдвигаться кандидатом только по одному избирательному округу.

Теперь, если кандидат в депутаты имел судимость, даже если она погашена или снята, он имеет вправе выдвигаться кандидатом, но факт судимости он должен указать в своих биографических сведениях. Еще: бывают кандидаты, у которых в декларации о доходах нет никакой суммы — за год он не заработал ни копейки ни для своей семьи, ни для себя, ни для государства. Но подчас он неплохо существует и поэтому должен указать, за какие средства он живет.

Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты


Сергей Альфер: Отмеченные изменения действительно очень важны. Но если первые два носят, скорее, технический характер, то два другие — политический. Правда, и здесь деление весьма условно. К примеру, сейчас увеличен размер избирательного фонда кандидатов: для кандидата в депутаты городского, районного или поселкового совета размер фонда сейчас составляет 10 базовых величин — раньше было 4 или 1. И он может потратить эти деньги на издание дополнительной агитпродукции. Но кандидат должен подтвердить, откуда он эти деньги взял, у него должен быть какой-то источник дохода. Понятно, что это отсечет от избирательной кампании тех кандидатов, которые на сегодняшний день нигде не работают, которые находятся в оппозиции к власти и перебиваются временными заработками. Если они напишут, что жил за деньги жены или детей, то, наверное, никакой избиратель такого кандидата не поддержит, каким бы он золотым человеком ни был.

Об обязательном указании о наличии судимости. Безотносительно к тому, за что были судимы кандидаты, очень сложно будет нашим людям доказать, что они был судимы за “благое” дело или за “не благое”. Тут уже будет проблема кандидата — как довести избирателям, что его судимость не является основанием для его не поддержки. Но особенно хочу обратить внимание на то, что в Избирательный кодекс введена ответственность кандидата за любые нарушения этого документа по проведению избирательной агитации. Сейчас за такие нарушения кандидат может быть снят без предупреждения. Раньше сначала давали предупреждение, а потом снимали. И теперь это, наверное, будет являться главной формулировкой для снятия тех кандидатов, которые не по душе либо местным органам власти, либо избирательным комиссиям. Ведь нарушить Избирательный кодекс во время агитации — незначительно или случайно — можно много раз.

Еврорадио: Правда ли, что за любые нарушения избирательного законодательства кандидата будут без предупреждения снимать с дистанции?

Николай Лозовик: Это неправда — столь резких изменений у нас не произошло. Действительно, есть нарушения, за которые может быть предупреждение, и есть те, за которые может быть предупреждение и снятие с регистрации. Здесь никакого усиления санкций не произошло — как было раньше, так и осталось. Более того, сейчас даже расширились возможности кандидатов для обжалования решений избирательных комиссий через суд. Если гражданин, который выдвигается кандидатом в депутаты либо уже выдвинут, получил предупреждение, или если комиссия отменила регистрацию кандидата, то этот гражданин может обжаловать решение не только в вышестоящей комиссии, как это было раньше, но и в суде. Это новая норма. Как видно, действия по защите прав граждан более широкими стали.

Сергей Альфер: Если будет нужно, то нарушение можно и на пустом месте найти! Помню, когда я баллотировался в депутаты, мне сразу председатель избирательной комиссии сказал: “Мы вас будем снимать” — “Так не найдете, к чему придраться!” — “Не волнуйтесь, найдем”. И как ни удивительно — придрались. Сам эта норма дает право избирательным комиссиям за любое незначительное нарушение снимать кандидатов: “нарушение Избирательного кодекса” — это такое широкое понятие, что под него можно подвести любое действие кандидата.

Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты


Еврорадио: Что-то вы ничего не говорите о норме, запрещающей бойкот выборов, — будто на нее кандидатам и особого внимания обращать не надо?

Николай Лозовик: Я поставил бы вопрос иначе: демократическая эта норма или нет? Если бойкот совпадает с интересами общества, налогоплательщиков — значит, это демократично, не совпадает — не демократично. Представим себе, что сторонники бойкота сорвали кампанию и выборы не состоялись. Что в результате получит общество? Потрачены деньги, а депутаты не избраны. По закону надо проводить повторные выборы — будут снова потрачены деньги. Не с первого — так со второго, не со второго — так с третьего раза, но выборы все равно состоятся. Но на их проведение будут потрачены и силы, и здоровье, и большие деньги. Это однозначно невыгодно рядовому налогоплательщику. А значит, бойкот — не демократическая норма, и для большинства членов общества она не нужна.

Сергей Альфер: Я поддерживал бы эту норму закона о запрете бойкота, если бы она касалась только кандидатов в депутаты. Раз ты выдвинулся кандидатом, то ты должен бороться за то, чтобы получить максимальную поддержку избирателей, а не говорить: “Не приходите на выборы, не участвуйте в выборах” — пусть этим занимаются другие субъекты. Но ведь изменения в Избирательный кодекс запретили любое высказывание мысли о бойкоте — нельзя выражать свое мнение в пользу бойкота выборов. За это предусмотрена административная ответственность. Это касается каждого рядового гражданина — запрет бойкота в Избирательном кодексе доведен до абсурда. Запрещен не только бойкот выборов со стороны непосредственных участников избирательного процесса, но даже высказывание мыслей о бойкоте выборов всем гражданам. Под угрозой штрафа в размере 15 базовых величин.

Еврорадио: Если я буду с другом обсуждать в автобусе выборы и высказываться за их бойкот, то меня могут привлечь к ответственности?

Сергей Альфер: Можете получить административное наказание по двум статьям: за проведение незаконного массового мероприятия — высказывали свое мнение в общественном месте, и за нарушение запрета на призывы к бойкоту выборов.

Николай Лозовик: Как там будет на самом деле в ситуации, о которой вы сказали, не берусь говорить, но действительно — призывы к бойкоту запрещены и кандидату, и любому гражданину. Если ты член этого общества и хочешь, чтобы государство рационально использовало деньги налогоплательщиков — ты должен агитировать за то, чтобы выборы состоялись и чтобы на повторные выборы не тратились дополнительные средства. А если ты не согласен с этими выборами, не хочешь на них идти — не иди! Это — свобода выбора каждого гражданина. В отличие от стран, где выборы являются обязательными, где за отказ участвовать в выборах можно получить несколько суток тюремного заключения.

Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты


Еврорадио: Может, чтобы снять все вопросы, и у нас, во время внесения новых правок в избирательное законодательство, появится норма об обязательном участии в выборах?

Николай Лозовик: Если по-государственному подходить к проведению выборов, то, возможно, такая норма и лишней будет — у нас политическое сознание у большинства общества довольно высоко. Наверное, для белорусов принудительное голосование и не нужно. Избиратели у нас довольно дисциплинированные, с высоким чувством ответственности за государственное дело. Не думаю, что эта норма актуальна для Беларуси.

Еврорадио: В Центризбиркоме неоднократно говорили, что наше избирательное законодательство — одно из самых либеральных в мире. Как на уровне этой его либеральности сказались внесенные в Избирательный кодекс изменения?

Сергей Альфер: Если говорить о либерализме, то прежде всего надо говорить о правоприменении избирательного законодательства. Я считаю, что если бы наше избирательное законодательство было применено в стране, где выборы, как и у нас, мажоритарные, а не по партийным спискам, к примеру — в Великобритании, то там, по этому Избирательному кодексу, не было бы вообще ни одного нарушения. Все субъекты соблюдали бы этот кодекс точно. А в Беларуси Избирательный кодекс нарушается как государственными органами власти, в случае проведения местных выборов — местными органами власти, избирательными комиссиями, так и, в определенной степени, кандидатами. Так что говорить о либерализме тут не приходится.

Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты


Николай Лозовик: Либерально — это когда более свободно что-то стало. С этой точки зрения внесенные изменения можно по-разному оценивать. Я, к примеру, читал: то, что из бюджета не будут выдаваться деньги на печать листовок, — это душит агитацию. Но ведь на самом деле эта норма расширяет агитацию! Посмотрите, какая раньше ситуация с теми листовками была: на выборах в поселковые или районные советы их никто даже и не печатал — мол, там и так все своих кандидатов знают. А на выборах в городские советы или парламент была настоящая война листовок: один кандидат свои листовки клеит, а второй идет следом, их срывает и свои вешает. Избиратель в растерянности — кто же его кандидат? А избирательная комиссия напечатает листовки, где будут все кандидаты, и пришлет их всем избирателям. Еще одна либеральная норма: раньше работа новоизбранных депутатов начиналась с того, что на первой встрече они рассматривали вопрос о признании полномочий избранных депутатов. Представьте: за депутата, к примеру, Мингорсовета, проголосовало 22 тысячи избирателей, а 58 депутатов горсовета возьмут и не признают его полномочия. От этого атавизма отказались. Так что — по-разному даже самую либеральную норму можно оценивать.

Еврорадио: В свое время вы тоже были депутатом — боролись за мандат на выборах. А сумели бы победить сейчас, когда надо соблюдать действующее избирательное законодательство?

Николай Лозовик: Чтобы победить на выборах, необходимо иметь рядом с собой значительную социальную силу. Когда я выдвигался в Верховный Совет, у меня эта реальная социальная сила была. Я работал председателем районного Совета депутатов, имел довольно весомый авторитет в районе, был членом политической партии и партия меня поддерживала. С такой поддержкой в то время я смело пошел кандидатом в депутаты. Сегодня я больше работаю как специалист в сфере избирательного законодательства и сказать, что есть партия, которая меня поддержит, я не могу. Возможно, если бы меня выдвинул коллектив какого-нибудь крупного предприятия, то, может, и нашлась и для меня какая-нибудь поддержка — все же в стране меня кое-кто знает. Но я не рискнул бы, не имея рядом с собой значительной социальной силы, идти кандидатом в депутаты.

Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты


Сергей Альфер: Я бы хотел еще обратить внимание на одну новую норму. Она, правда, не касается напрямую избирательного процесса, но к вопросу о либеральности избирательного законодательства имеет отношение. В соответствии с этой нормой регистрация наблюдателей заменена на аккредитацию. В чем отличие? Когда наблюдатель зарегистрирован, то лишить его регистрации невозможно было по закону — нормы такой не было. Его могли удалить с избирательного участка или с заседания избирательной комиссии на основании того, что он “мешает работе комиссии”. Что не мешало ему прийти на следующий день на участок и продолжить наблюдение. А вот аккредитации избирательная комиссия может лишить наблюдателя за нарушения — окончательно.

Николай Лозовик: Сегодня я не рискнул бы идти кандидатом в депутаты


Николай Лозовик: В то же время, если учесть, что основное число наблюдателей работает на участках для голосования в день выборов, то эта норма для них никаких новых последствий не несет. И удаление из участка, и лишение аккредитации будут для них окончательными. Я хотел бы, чтобы взаимоотношения наблюдателей и организаторов выборов были такими, чтобы эта норма вообще не применялась.

Новости по теме

Новости других СМИ