Экс-министр сельского хозяйства Леонов: моя дочь не могла устроиться в Беларуси даже гардеробщицей

Руслан Горбачев, "Салідарнасць"

Экс-министр сельского хозяйства Василий Леонов сравнил сегодняшний уровень жизни белорусов с советским, объяснил, почему приличные люди остаются во власти и по какой причине у него не получилось наладить производство в России.

– Почти все 1980-е вы возглавляли Могилевский обком партии. Можете сравнить тогдашний и сегодняшний уровень жизни белорусов? Моя бабушка, которая в 86 лет находится в здравом уме и твердой памяти, говорит, что никогда так хорошо не жилось как последние 10 лет правления Лукашенко.

– Во-первых, нужно определиться – об уровне жизни какого класса мы говорим? Дифференциация доходов тогда и сегодня – несопоставимы. Как секретарь обкома я получал 450 рублей, а хороший механизатор получал 250. Сегодня разница в доходах среди белорусов в разы больше.

Во-вторых, у бабушек есть квартиры, которые они получили во времена Советского Союза. А спросите у их внуков, которые ни во власти, ни в бизнесе: когда они построят свое жилье в Минске?

Плюс учтите, сколько сегодня бабушка "цепляет" на внуков. Вождь стоит с протянутой рукой: каждый год мы заимствуем и проедаем миллиарды долларов. И вам с этим разбираться. Что сегодня проел я – будете оплачивать вы и ваши детки, я то уже уйду из жизни.

Но, конечно, не утверждаю, что в советские времена все было хорошо. Та система, как монопольная, должна была развалиться и она развалилась.

– Хотите сказать, что у нас сегодня поколение нахлебников?

– А вам это непонятно? Сравните, какие долги были у страны при Кебиче в 1990-х и какие сейчас. И их нужно будет выплачивать. Сдать государственность и сесть на шею России – возможно, это останется единственным спасением.
Сегодняшняя Республика Беларусь – это проект Кремля. Он содействовал установлению власти Лукашенко, всячески поддерживает и содержит его на троне.

И давайте посмотрим, куда ушли заимствования. Что мы создали за счет кредитов? Я не против спортивных сооружений – они должны быть. Но ведь не только ледовые дворцы, правда?

Что еще построено? Я вижу только, что стоят тракторный и автомобильные заводы.

– Кто, по-вашему, виноват? Люди или государство?

– Здесь лучше, чем Наполеон никто не ответит. Стадо баранов во главе со львом победит стаю львов во главе с бараном.

– Как считаете, наше время можно сравнить с брежневским застоем?

– О брежневском застое, как и о привилегиях партийной номенклатуры, написано много лжи. Когда Брежнев находился во власти, в Беларуси был период расцвета экономики. Я не о том, что в это время делалось в Средней Азии, – я говорю конкретно о Беларуси.

– Остались у вас знакомые-друзья в вертикали? Как они себя чувствуют?

– Могу сказать, что в правительстве находится немало приличных людей и профессионалов. Но они вынуждены играть по правилам, которые диктует Лукашенко.

– Однако это не мешало им, к примеру, смеяться вслед неуместным шуткам Александра Лукашенко на пресс-конференции 20 декабря 2010 года, когда после разгона Площади сотни людей оказались в тюрьмах, а о местонахождении некоторых было неизвестно.

– В репортажах из Северной Кореи можно увидеть, как там все плачут. Тех, кто плохо плакал, – судят. Белорусским чиновникам нужно или играть в эту игру, или уходить. А куда уходить?

Почти 400 тысяч граждан Беларуси уехало в Россию. Но ждут там не всех. У наших чиновников судьба такая, если хотите. Я никого не осуждаю.

– Вас не смущает, что после резкой девальвации белорусского рубля (2011 года) 71-летний Петр Прокопович трудится на высокой должности вице-премьера?

– Это вопрос не к нему, а к работе Александра Лукашенко с кадрами. У последнего одна и та же колода. Наверное, не много желающих лезть в вертикаль.

– Вы же занимались бизнесом в России…

– Не бизнесом, а пытался организовать производство. В постсоветском понимании бизнес – у одного купил, другому продал. Я этим не занимался.

– Получилось наладить производство?

– Нет, не получается.

– В чем проблема?

– Проблема очень простая: я нахожусь в списках людей, которые не являются друзьями белорусского режима.

– Какого мнения вы придерживаетесь после многих лет работы в России: Беларуси нужно сближаться с восточной соседкой или бежать от нее подальше?

– Мы уже говорили, что по подсчетам россиян там работает почти 400 тысяч граждан Беларуси. И я точно знаю, что они не чувствуют себя там изгоями. В России работают мои две дочери и два зятя. Они не чувствуют себя гастарбайтерами. Мы там нужны, а на Западе – нет. От нескольких российских руководителей слышал: если стоит выбор нанять на работу белоруса или россиянина, то наймут белоруса.

При этом я замечаю и понимаю, что новое поколение растет с другими приоритетами, и многим нравится западный образ. В том числе, с точки зрения уважения прав и свобод человека.

– Почему ваши дети не работают дома?

– Потому что здесь им места нет. Моя старшая дочь хотела устроиться в гардероб облисполкома, когда его возглавлял Батура. Но ей дали понять: дочери Леонова здесь работать не дадут. Гардеробщицей ее не взяли. Так куда ей было деваться?

Новости по теме

Новости других СМИ