Скандал с участием Ермошиной и слова из трех букв

Руслан Горбачев, "Салiдарнасць"

Увидев ошибки в протоколе окружной избирательной комиссии, барановичский правозащитник стал добиваться справедливости и встретился с Лидией Ермошиной. В итоге судили его самого.

Точка в этой истории была поставлена только в начале 2014 года, хотя началась она полтора года назад, когда проходили выборы в Палату представителей. Барановичский правозащитник Сергей Говша стал наблюдателем в городской окружной комиссии.

К своим обязанностям он отнесся ответственно: постоянно носил с собой диктофон и все документировал.

Скандал с участием Ермошиной и слова из трех букв

Правозащитник Сергей Говша

Записал правозащитник и первое заседание комиссии. Туда явилось 11 ее членов из 13, а председателем была избрана начальник управления по труду, занятости и соцзащите горисполкома Татьяна Латышева. Каково же было удивление правозащитника, когда спустя несколько дней он увидел протокол заседания с иной информацией.

– Бяру пратакол і бачу фальсіфікацыі: там чамусьці напісана, што паседжанне адбылося 11-га чысла, а не 10-га. І ўдзельнічалi ў галасаванні 13 чалавек, а не 11! З аднаго боку, гэтае паседжанне было не такой ужо і важнай справай. Але з іншага, мяне здзівілі такія адносіны да дакумента. Не ведаю, чаму былі дапушчаны памылкі. Аднак калі яны на першым паседжанні ад балды пішуць, дык так жа напішуць і на выбарах, – объяснил "Салідарнасці" свое возмущение Сергей Говша.

Предоставить копию протокола с грубыми ошибками секретарь комисии правозащитнику отказалась. Сразу же после второго заседания окружной комисии наблюдатель направился в кабинет ее председателя.

Скандал с участием Ермошиной и слова из трех букв

Татьяна Латышева – справа (фото intex-press)

– Заходзім у кабінет да Латышавай, я кажу ёй: у першым пратаколе ў вас ёсць недакладнасці – пакажыце пратакол і я вам іх пакажу. Аднак яна пачала ўпірацца і нахабна да мяне звяртацца: ты хто такі, чаму лезеш не ў свае справы. Так нічога ад яе і не дабіўся. Абураны такімі адносінамі да назіральніка пры выхадзе з кабінета ціха сказаў пра сябе: пайшлі вы ў баню, буду скардзіцца вышэй, – вспоминает Сергей Говша.

Возмущенный наблюдатель написал жалобы на действия комисии в прокуратуру и Центризбирком. Какой удивительный оборот примет эта история он, несмотря на свой опыт, предполагать не мог.


Встреча с Ермошиной

После направления жалобы в ЦИК Сергея Говшу через какое-то время пригласили на встречу с самой Лидией Ермошиной. Чтобы попасть к ней в кабинет, правозащитнику, по его словам, пришлось пройти два пункта досмотра. Внутри помещения на входе стояли два охранника.

– Прыйшла спадарыня Лідзія і адразу на мяне накінулася: скажыце мне: хто даў вам права запісваць паседжанне на дыктафон?! Але на мяне не сядзеш, я разоў пяць быў міжнародным назіральнікам ва Украіне. "А хто мне забараніў гэта рабіць, пакажыце такі закон?". Яна адразу раз – і ўжо цішэй. 45 хвілін мы размаўлялі – яна супраць мяне, а я даказваю ўсё згодна закону, што патрэбна прыбраць такую старшыню камісіі. Скончыла яна тым, што не можа прыбраць Латышаву за падробку пратакола. Гэтым можа заняцца толькі Брэсцкі аблвыканкам па яе просьбе, а яна нічога пісаць туды не будзе, – вспоминает Сергей Говша. – Хаця я расказаў, як трэба было выйсці са становішча: ладна ёсць падробка, але прызнайце – зрабілі памылку, і выпраўце. Але ж памылку не прызналі, і проста падрабілі другі пратакол і сказалі, што іншага і не было зусім. А ён жа ёсць! Ярмошына адказала мне: Гоўша, вам трэба пра цаваць у КДБ.

Скандал с участием Ермошиной и слова из трех букв

Скандал с участием Ермошиной и слова из трех букв

Тот самый протокол с нарушениями. На самом деле заседание избирательной комиссии состоялось 10 июля, а не 11-го, и в голосовании принимали участие 11 человек, а не 13

На прощание глава Центризбиркома, по словам Сергея Говши, сказала наблюдателю: поскольку вы написали жалобу в милицию, вот пусть барановичская милиция и реагирует. Сегодня правозащитник видит в словах Лидии Ермошиной не случайный намек.


"Да, он послал. Куда? Я не услышала..."

Вернувшись в Барановичи, правозащитник в один день получил письменные ответы из Центризбиркома и ГОВД. В них говорилось, что протокол с ошибками действительно существовал, но был... "учебно-тренировочным".

На этом история для неравнодушного наблюдателя только начиналась. Спустя время в милиции ему сообщили: Татьяна Латышева обвиняет его в том, что он «умышленно оскорбил присутствовавших членов избирательной комиссии словами грубой нецензурной брани». Дело из Барановичского ГОВД было быстро направлено в суд.

– На судзе задаю пытанне: якімі ж словамі я лаяўся, напішыце на паперцы і перадайце суддзі. Суддзя: пытанне адхіляецца. Тады пытаю: колькі словаў было і літар у іх? Латышава адказвае: Гоўша назваў слова з трох літар. Адказ зразумелы, тры літары нават дзеці ведаюць. Заходзіць другая сведка і на тое ж пытанне адказвае: Гоўша сказаў два нецэнзурныя словы. Паказанні не сышліся. Іншая сведка з ліку членаў выбарчай камісіі сказала: «Так, ён кудысці паслаў. Куды? Я не пачула...», – вспоминает ход судебного процесса Сергей Говша.

Соль этого дела состояла в том факте, что существовала диктофонная запись разговора правозащитника с Татьяной Латышевой, во время которого она посчитала, что ее нецензурно оскорбили. Запись беспрерывно длилась с момента начала заседания окружной избирательной комиссии до выхода Сергей Говши из кабинета Латышевой. Об этом свидетельствовали последние слова на диктофоне: правозащитник уже в коридоре поздоровался с другим членом комиссии.

На суде диск с записью прослушали два раза. Свидетели нецензурных слов там так и не услышали. Но судья Василий Петриев не сомневался: Сергея Говшу признали виновным и оштрафовали на 15 базовых величин (1,5 млн рублей).


Эпилог

Правозащитник еще долго пытался добиться справедливости в судах разной инстанции. Для придания весомости своим аргументам обратился в Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции, где экспертизы подтвердили, что монтажа диктафонной записи не было и точно воспроизвели разговор, где нецензурных слов, естественно, не оказалось.

Но из всех инстанций правозащитник получил, как он считает, отписки – на материалы экспертизы внимания не обратили.
Точку в деле поставил Верховный суд. В начале января Сергею Говше пришло письмо: правозащитник "аргументировано притянут к административной отвествености".

– Ды ніхто там і не разбіраўся, – уверен правозащитник. – Няма ў Беларусі суда незалежнага. Як няма і выбараў – ёсць толькі іх імітацыя. Так званыя выбары праводзяць адабраныя «свае» кадры. I ні назіральніку, нікому іншаму не даюць магчымасці іх кантраляваць, як гэта робіцца ў цывілізаваных краінах. Для гэтага задзейнічаны ўсе сілы выканаўчай вертыкалі.

23 марта в Беларуси состоятся местные выборы. Татьяна Латышева вновь будет работать в Барановичах председателем одной из окружной избирательной комисии. Центризбирком по-прежнему будет возглавлять Лидия Ермошина.

Новости по теме

Новости других СМИ