Когда Лукашенко предложит премьерство "отморозку"?

Александр Класковский, Naviny.by

Лукашенко предложил Некляеву стать премьером, Лебедько — вице-премьером, а те взяли да отказались: этого нам мало! Такая вот фантастическая картинка позволяет четче осознать контраст между политическим раскладом на Украине и в Беларуси.

В Киеве фактическое равновесие сил принудило президента сесть за стол переговоров с тройкой оппозиционных лидеров. Премьер Николай Азаров подал в отставку. Верховная Рада 28 января отменила драконовские "законы 16 января".

Конечно, это не развязка противостояния, а лишь первые шаги к возможному шаткому компромиссу, но уже очевидно, что заряд гнева проснувшихся масс заставляет откручивать назад даже тех властителей, которых не уличишь в любви к демократии.

Для Беларуси сюжет, когда жесткая власть всерьез идет на попятную, пока — из области фантастики. Почему? И чего ждать?


На Майдан из родного болота

Белорусские оппозиционные лидеры — Владимир Некляев, Анатолий Лебедько — не преминули засветиться на киевском Майдане в отблесках пламени настоящей политической борьбы.

Политик на то и политик, чтобы выжимать пиар из любых обстоятельств. Но здесь палка о двух концах. Потому что у отечественной публики возникает вопрос: а почему же в своей стране за двадцать лет оппозиция так и не блеснула, не смогла повести народ, не заставила с собой считаться?

Сегодня нелюбовь к режиму Александра Лукашенко у части белорусов выливается в боление за Майдан у компа или телевизора — вроде того, как болеют за любимую команду в Лиге чемпионов. Иные еще строчат в фейсбук пафосные посты против тирании. Это такая виртуальная компенсация за прозябание в отечественном политическом болоте.

С одной стороны, режим закрутил гайки так, что ни вздохнуть ни охнуть, с другой — фатализм, безнадега усугубляют ситуацию заколдованного круга. Потому что если бы лидеры оппозиции, подпираемые энергетикой массы, чувствовали, что очередная кампания — "это есть наш последний и решительный бой", то засунули бы свои амбиции подальше, избрали единого кандидата, создали общий штаб и т.д. А так — в основном имитация борьбы.


Жесткая власть уступает только реальной силе

К слову, на Украине Майдан оказался более решительным, чем политические вожди альтернативы. И хотя за стол переговоров c Виктором Януковичем по-прежнему садится трехголовая верхушка оппозиции, но прессинг улицы, по крайней мере, заставил этих людей координировать усилия, вырабатывать некое подобие планов борьбы, членораздельно формулировать требования к правящей группировке.

Осторожным белорусам украинцы с их бунтарским духом показывают пример гражданского мужества, самоотверженности. Причем, заметьте, хотя формально каша заварилась после того, как Янукович отказался подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, на самом деле масса протестует прежде всего против бездарной, вороватой и наглой власти, раздербанившей страну.

И Янукович, при всем его упрямстве, при всей боязни оказаться в итоге там, где сейчас находится политическая противница — бывший премьер Юлия Тимошенко, мотающая семилетний срок, — при всем при этом Янукович вынужден идти на попятную.

Авторитаризм уступает только реальной силе. Речь не о коктейлях Молотова (дай бог, чтобы будущая трансформация Беларуси обошлась без уличных боев), а о грозном настрое массы, который наверняка шкурой чувствуют и в кабинетах за кордонами "Беркута".


Чем крепок режим Лукашенко

Янукович может политически не дожить даже до выборов-2015. Как же Лукашенко удается вот уже почти 20 лет держать страну в узде?

Говорить лишь о силовой составляющей — значит кривить душой. Пассионарные западные политики, которые упоминают белорусов как нацию, тотально стонущую под пятой диктатуры, мягко говоря, не слишком владеют ситуацией.

Нынешний президент, изобретательно выкачивая преференции из России, обеспечивает большинству неизбалованных соотечественников приемлемый уровень жизни. По крайней мере, он заметно выше украинского.

Украинцев возмущает зашкаливающая коррумпированность власти. Лукашенко периодически подновляет свой имидж борца с проклятущей гидрой, сажает то одного, то другого обнаглевшего в воровстве чиновника.

Белорусский руководитель противится приватизации, хотя в душе, возможно, и понимает, что массив государственной экономики — анахронизм. Но где слой капиталистов, среднего класса — там и политические интересы прорезаются.

Комментируя 21 января украинскую ситуацию, Лукашенко сделал показательную ремарку:

Прекрасная страна с прекрасным народом, и вот этот бардак с так называемым рынком, где кланы поделили страну, — вот к чему это приводит.


Так что приватизацию он будет и впредь отвергать всеми фибрами души, сдавая плацдармы лишь в случае крайней нужды в деньгах.

Ну и, наконец, силовая составляющая. Нет сомнений, что силовики Лукашенко по косточкам разбирают Майдан в том плане, как лучше глушить "пятую колонну". И на экипировку, муштру спецназа денег и времени тут не пожалеют.

В случае новой Площади реакция властей будет, вероятно, еще жестче, чем в декабре 2010 года, заявил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Андрей Федоров.

К тому же если оппозиционных лидеров Майдан вдохновляет, то белорусского обывателя кровавые перипетии у соседей, считает Федоров, скорее отвращают от революционного сценария.


Продать Брюсселю "преимущества авторитаризма"

Аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов в комментарии для Naviny.by также отметил: кровь на улицах Киева белорусскому обывателю не нравится.

Нетрудно сделать вывод, что белорусской оппозиции станет еще труднее звать людей на Площадь, которая, в трактовке некоторых лидеров, решает все. Даже Майдан, как видим, не может в одночасье свалить Януковича. В Беларуси же и подавно несерьезно уповать на Площадь как фактор смены власти в ситуации, когда противников Лукашенко даже по данным независимой социологии поддерживает (ну, там плюс-минус) около четверти населения.

Лозунги типа "Беларусь — в Европу" не особо греют здешнего обывателя, особенно на фоне явной слабости Брюсселя в украинском вопросе. Когда в прошлом году решалась судьба соглашения между Киевом и Брюсселем, на разумный торг, "на уступки ЕС не пошел: вот вам требования, хотите — выполняйте, не хотите — до свидания", отмечает Мельянцов.

Собеседник добавляет, что сегодня у белорусской пропаганды появилась возможность спекулировать на украинской ситуации: вот, видите, до чего доводит эта евроинтеграция!

Вдобавок, говорит Мельянцов, на фоне украинских событий Лукашенко имеет шанс показаться Евросоюзу не таким уж и одиозным. Белорусская авторитарная стабильность, обеспечивающая транзит, отлов нелегалов и прочее, может для Брюсселя вырасти в цене.

Показательно, что на заседании 27 января тонко чувствующий политическую конъюнктуру Лукашенко велел пограничникам, чтобы те "демонстрировали Евросоюзу и всему мировому сообществу, что Беларусь — это страна, которую надо любить, ценить и уважать. (…) Они должны видеть, что мы боремся и с мигрантами, и с контрабандой, отлавливаем радиоактивные вещества".


Уроки Майдана для Беларуси

Противники Лукашенко не смогут механически перенести матрицу Майдана на белорусские условия. В первую очередь нужна долгая и неблагодарная работа над изменением сознания людей, превращением их в граждан. Важно также показать им реалистичную программу преобразований в Беларуси.

Иначе обыватель думает: ну предположим, свергли вы режим, объявили курс на Евросоюз. Что дальше? Москва перекрывает кислород, Европа рассуждает о высоких материях, не предлагая финансово-экономической подушки безопасности и наотрез отказываясь покупать МАЗы да холодильники "Атлант". В итоге неконкурентоспособная экономика коллапсирует… Не придется ли через несколько месяцев на коленях ползти в ту же Россию?

Впрочем, Денис Мельянцов в своих прогнозах не фаталистичен. Он сомневается в успехе евразийской интеграции, указывает на угрозы российской экономике, у которой в итоге может не хватить ресурса для проплаты лояльности партнеров, и склоняется к тому, что "через 20-30 лет Беларусь будет ближе к Европе".

По мнению независимых экспертов, белорусской власти было бы недальновидно уповать лишь на российскую соску да удушение крамолы. Сегодняшние ригидность, самоуверенность (или экзистенциальный страх?) белорусского руководства могут в перспективе привести тихую страну к драматичным потрясениям на манер украинских.

По идее, нужно хотя бы ради ослабления зависимости от Кремля решаться на разморозку отношений с Западом, реформы. А также, переступая через гордыню, ощущение преимущества в грубой силе, учиться слушать меньшинство, а не называть его "отморозками".

Потому что украинский пример показывает: когда обнаглевшую и обанкротившуюся верхушку исподволь начинает ненавидеть большинство, поздно пить боржоми. И перспектива поменяться местами с сидящими на нарах политическими противниками становится отнюдь не фантастической.

Новости по теме

Новости других СМИ