"Уголовник" Некляев поговорил с Шагалом по понятиям

Александр Класковский, Naviny.by

Рискну предположить, что белорусский поэт Владимир Некляев предпочел бы поговорить на более возвышенные темы с иным Шагалом — знаменитым земляком-художником, но тот давно ушел в мир иной. Не слишком же приятное объяснение состоялось 13 февраля с Иосифом Шагалом (некогда Щеголевым), послом Израиля в Минске.

Дипломат оказался в центре большого скандала после того, как в интервью телеканалу RTVI назвал белорусских политзаключенных уголовниками.


Посол спровоцировал момент истины

Некляев, бывший кандидат в президенты — как раз из этих самых "уголовных элементов". После выборов-2010 его приговорили к двум годам лишения свободы с отсрочкой по "делу о Площади". А вообще конвейер репрессий после разгона уличной манифестации 19 декабря 2010 года работал на всю катушку: "по мелочи" отсидели сотни, длительные сроки получили несколько десятков человек.

Сегодня, согласно списку, составленному белорусскими правозащитниками, в тюрьмах страны находятся 11 политзаключенных, в том числе еще один бывший оппозиционный кандидат в президенты Николай Статкевич.

Так вот, после высказывания Шагала Некляев, говоря криминальным жаргоном, забил стрелку и поговорил с дипломатом по понятиям. А также подарил ему сборник тюремного творчества белорусских авторов, сидевших за политику.

Оправдания посла Шагала в пересказе Некляева выглядят жалко. Типа "сказал одно, а журналисты поняли не так". Это о телевизионном-то эфире! Или: посол "с сожалением отметил, что у него информация о политических процессах в Беларуси односторонняя, преимущественно из государственных органов". Неужели в израильском посольстве белорусский режим отключил интернет? Или дипломат за два года пребывания в Минске никуда не ходил, ни с кем не встречался, кроме людей из казенных учреждений?

Впрочем, нет худа без добра. Посол Шагал согласился встретиться 14 февраля с оппозиционными политиками. Вероятно, отреагирует на скандал и правительство Израиля — страны, как известно, демократической.

Да, в силу своей непростой внешне- и внутриполитической специфики эта страна не педалирует вопросы демократии и прав человека так, как это делают государства ЕС и тем более Вашингтон. Но тут посол Шагал поневоле спровоцировал момент истины для своего начальства.

Вероятно, он думал, что, назвав политических противников Александра Лукашенко уголовниками, наберет очков в глазах здешних властей и тем самым послужит укреплению прагматичного сотрудничества между двумя странами. Но получился облом. Теперь Шагал и сам вынужден сесть за один стол с теми, кого здешние власти называют "пятой колонной", и вообще поспособствовал ренессансу международного интереса к проблеме политзаключенных в "последней диктатуре Европы".


С изяществом слона в посудной лавке

Своим изяществом слона в посудной лавке дипломат Шагал сродни создателям фильма "Авель", задумавшим вставить в свой блокбастер, снимаемый, заметим, на деньги белорусских налогоплательщиков, эпизоды массовых волнений в Минске.

"То, что минчане узнают в этом Площадь, это не наша вина. Все эти события могут проходить где угодно. Мы не воссоздаем то, что было. Мы просто делаем кино", — заявил БелаПАН американский режиссер Уильям Девиталь (в "прошлой жизни" — украинский каскадер Виталий Васильков).

В тон ему высказался в интервью TUT.by продюсер Юрий Игруша: мол, "реакция на события вокруг фильма только показывает дремучесть, в которой находится белорусское сознание".

Ах, какие тонкие знатоки белорусского сознания! Люди элементарно не въезжают, что возмутило публику. Не понимают, что нельзя бесцеремонно ковыряться в кровоточащих ранах этого самого белорусского массового сознания, разорванного двумя десятилетиями жестокого политического противостояния.

Для тысяч белорусов слишком свежи в памяти брутальный разгон Площади спецназом, суды с заранее известными приговорами, стояние в очередях, чтобы передать родному человеку в камеру зубную пасту да теплые вещи… Это десятки, сотни конкретных людских драм: слезы матерей, фрустрация бывших политзэков, вынужденная эмиграция или безработица с волчьим билетом после "зоны", для кого-то — вообще сломанная судьба…

Площадь-2010 — это и сегодня комок в горле у тех, кто не согласен с реалиями авторитарной системы, кто хочет видеть Беларусь иной. А вы — "дремучесть"!

И как бы ни открещивались создатели "Авеля" от параллелей, твердя, что это не реконструкция, а творческий вымысел, для тысяч белорусов съемки у Дома правительства с пародийно-нелепо "модерированными" возгласами массовки "Это не так!" — оскорбление памяти, чувств, убеждений. Ну, для более толстокожих — просто трэш.


Лицемерие буквоедов

Да, а посол Шагал говорил в интервью RTVI так, будто только что сдал зачет по идеологии белорусского государства.

Так, в ноябре прошлого года министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе заявил: "У нас нет никаких политзаключенных". И пояснил: "Те заключенные, которые сидят в тюрьме, наказаны за конкретные уголовные преступления… По поводу освобождения политзаключенных — это вопрос не к Министерству иностранных дел, а к тем структурам, которые принимали соответствующее решение. У нас суды независимые, поэтому обращайтесь к ним".

Уже один лишь оборот "у нас суды независимые" (при том что глава государства едва ли не на каждом совещании грозит кого-то посадить) вызывает горькую усмешку. Так и хочется воскликнуть в духе старой советской кинокомедии: "Да здравствует наш суд — самый гуманный суд в мире!". Кстати, и Шагал-Щеголев, и Девиталь-Васильков как бывшие советские граждане наверняка должны помнить эту классику жанра.

А господину Шагалу с его буквоедским подходом к законодательству не мешало бы вспомнить еще и о том, как белорусы спасали евреев в годы Второй мировой, хотя с точки зрения законов рейха это было преступлением.

Конечно, белорусский режим — не тоталитарный, но то, что буква закона здесь часто используется для разборок с инакомыслящими, не видно разве что слепому.

Хотя стоит признать, что и в демократическом сообществе были дискуссии по поводу отнесения некоторых персоналий к числу политических узников. Разные подсчеты у белорусских правозащитников, Евросоюза и "Международной амнистии", например (что, видимо, и дало послу Шагалу повод говорить: "четыре человека осталось, сидят в тюрьме").


Почему им шьют "уголовку"

В белорусском законодательстве есть и "открыто политические статьи", предусматривающие уголовную ответственность за диффамацию, деятельность от имени незарегистрированной организации, дискредитацию Республики Беларусь, заметила в комментарии для Naviny.by правозащитница Татьяна Ревяко.

Однако, подчеркнула собеседница, власти предпочитают избегать их, "чтобы не была очевидной причинно-следственная связь", а выдвигать обвинения в экономических преступлениях, хулиганстве, массовых беспорядках и т.п. По ее словам, такая традиция идет еще с советских времен, когда диссидентов сажали за "тунеядство", "незаконные валютные операции", подбрасывали наркотики, оружие.

Криминализуя таким образом деятельность политических оппонентов, власти убивают двух зайцев, полагает Татьяна Ревяко: "С одной стороны, сами они выглядят вроде как менее одиозно, ведь сражаются с уголовщиной, с другой стороны — дискредитируют политических противников. Мол, посмотрите: какие же это правозащитники, просто налогов не платили!".

Так, соратник Ревяко Алесь Беляцкий получил четыре с половиной года лишения свободы формально за неуплату налогов, при том что легально оперировать денежными средствами его закрытый властями правозащитный центр "Вясна" не мог.

И вот что показательно: и Лукашенко, и Макей, и Шагал, упоминая о том, что вопрос с такими людьми можно решить подачей прошения о помиловании, де-факто выделяют их в особую категорию: ну зачем домогаться покаянных бумаг от банальных уголовников, если есть механизм амнистии, например?

Бумаги же нужны, чтобы сломать волю, замазать репутацию этих людей, получить козырь: вот, никуда не делись гордецы, поклонились, признали свое ничтожество!

И это, даже если вынести за скобки политику, уже просто мелочно, аморально.

Показательно, что работающие в Минске дипломаты даже тех государств, которые не блистают демократией, предпочитают не комментировать столь деликатную проблему страны пребывания.

Возможно, и господину Шагалу пойдет на пользу чтение на ночь лирики зэка Некляева, написанной в стенах минской "американки", где еще в сталинские времена пытали "врагов народа":

І замірае камера ў здранцвенні
На ўскрык нямы...
Тут некалі стралялі ў сутарэнні
Такіх, як мы.

Новости по теме

Новости других СМИ