Застрахована ли от гражданской войны Беларусь?

Александр Класковский, Naviny.by

Киев в огне, счет погибших в уличных боях идет уже на десятки, раненых — на сотни. Беларусь — рядом, это тоже постсоветская страна с набором похожих опций: невысокий уровень жизни, стремящаяся к бесконтрольности власть, цивилизационный разлом (Россия vs Запад).

Возможно ли в Беларуси обострение внутренней ситуации на украинский манер, когда страна оказывается на грани гражданской войны?


Для революции пока нет движущих сил

"Майдана мы не допустим в нашей стране", — вдруг заявил Александр Лукашенко 18 февраля на совещании в Минске по проблемам реализации товаров индивидуальными предпринимателями.

Особенно остро заточенные против режима веб-ресурсы в таких случаях реагируют заголовками в духе "диктатор панически боится революции". Ну, боится не боится, однако украинский сюжет как минимум сидит в голове гвоздем.

Александр Алесин, минский эксперт в вопросах силовых структур, уверен, что украинское противостояние с профессиональной точки зрения — как эффективнее нейтрализовать подобные эксцессы — детально изучают белорусские силовики. "Можно давать разные моральные оценки, но факт то, что это профессионалы высокого класса", — отметил аналитик в комментарии для Naviny.by.

Вместе с тем, полагает он, в Беларуси пока "не найдется движущих сил" для революционного развития событий. Алесин отмечает не только ментальный, но и экономический раскол Украины: ее запад "экономически тяготеет к Европе", в то время как восток и сегодня тесно связан с российским ВПК. Беларусь же в этом плане почти полностью завязана на Россию, "здесь нет такого разнообразия экономических интересов".

"Оппозиция возникает из разных групп экономических интересов", — отмечает Алесин. В постсоветских странах они часто ведут борьбу за "приватизацию государственного аппарата", говорит эксперт.

В украинском сюжете он также видит разные слои: есть отважные, искренние непосредственные участники уличных событий и есть те, кто хочет цинично использовать их порыв. Например, обиженные кланом Януковича олигархи, которые тоже "подливают керосина", рассчитывая на передел власти и, в итоге, экономического влияния.


У здешних "олигархов" поджилки трясутся

Соответственно, нетрудно догадаться, почему Лукашенко так держится за государственную экономику, которая и сегодня дает около 70% ВВП. При том что коню ясно: эта модель неэффективна, склады трещат от затоваривания.

Контроль над экономикой, пусть и неуклюжей, — это контроль над страной, гарантия удержания власти. Конечно, до тех пор, пока эта экономика еще кое-как скрипит, а Россия подкармливает.

Олигархов как таковых (напомню, греческое ἀρχή означает "начальство, власть") в Беларуси нет. Или, как язвят политические недруги, олигарх в стране один. А некоторое число приближенных толстосумов — скорее, просто управленцы активами до тех пор, пока из фавора не попадут в немилость.

Причем Лукашенко не раз грозил оторвать головы бизнесменам, которые надумают вкладывать деньги в политику, чтобы раскачивать ситуацию в стране.

Эта нотка прозвучала и на совещании 18 февраля: "Некоторые политики от предпринимательства, хотя их трудно назвать политиками, представляющие интересы предпринимателей, пытаются шантажировать власть, в том числе президента… Я знаю, вы люди небедные и можете заказать в желтой прессе любую статью, но вам советую этого не делать, потому что можно получить ситуацию наоборот".

Какие тут к черту олигархи: у всех поджилки трясутся!


У нас нет таких площадей?

Но и власть не так уж бестрепетна. Перед выборами 2006 года влияние киевского Майдана наверняка тревожило Лукашенко больше, чем сейчас. "Оранжевая революция" 2004–2005 годов была бескровной, выглядела романтичным примером для демократически настроенных белорусов и готовым сценарием для здешней оппозиции.

За пару месяцев до тех выборов Лукашенко заявил, что в Беларуси "не будет повторения украинского варианта", и для убедительности добавил: "У нас нет таких площадей, где будут расставлять палатки. Я это гарантирую".

Но такая площадь нашлась, причем в двухстах метрах от резиденции главы государства: в марте 2006-го там несколько дней дерзко стоял палаточный городок оппозиционной молодежи, и только потом ночью власть решилась на относительно мягкую зачистку. Все-таки Лукашенко не хотел давать брутальную картинку западникам.

Зачистка Площади 19 декабря 2010 года хоть и выглядела гораздо жестче, рассорила Минск с Европой, но обошлась без смертей. Так что в плане кровавого имиджа Янукович уже переплюнул белорусского коллегу.

При всей своей недемократичности Лукашенко не жаждет войти в историю кровавым диктатором. Гипотетическую Площадь-2015 постараются раздробить, локализовать, рассеять еще в зародыше, и прежде всего за счет точечных действий силовиков против вероятных лидеров протеста, убежден Алесин.


Когда "Акела промахнулся", все смелеют

По Ленину, одним из признаков революционной ситуации является "обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов". Средний белорус пока живет лучше среднего украинца. Но и сегодня, как показывает социология, белорусы не слишком довольны властью, а завтра поводов для недовольства может стать гораздо больше.

"Базовые условия ухудшаются, идет свертывание проектов социального государства в относительно бедной стране", — отметил в комментарии для Naviny.by Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog.

"Режим откровенно слабеет", — говорит аналитик. В условиях же нарастающего недовольства населения спровоцировать уличные выступления — это во многом вопрос технологий и ресурсов.

Причем сценарий может быть не обязательно западным, как традиционно долбит белорусская пропаганда. Видя ослабление власти Лукашенко, соблазн замутить здесь воду будут испытывать и в России, полагает Поротников. Особенно если Лукашенко будет чересчур сопротивляться аппетитам Москвы.

Наконец, и народ осмелеет, когда "большинству станет ясно, что Акела промахнулся, контроль над ситуацией в стране утрачен", отмечает аналитик.

Да, но есть еще и особенности национального менталитета, скажете вы. Действительно, южане-украинцы с их традициями казацкой вольницы в этом плане серьезно отличаются от осторожных белорусов, ориентированных на индивидуальное выживание, принцип "хавайся ў бульбу".

Разница, конечно, есть, и вместе с тем представлять белоруса совсем уж безропотным и безвольным не стоит. Он долго терпит, но когда становится невмоготу, берет ружье и идет в партизаны.

Да, белорус не любит рисковать понапрасну. Поэтому он не склонен бежать под знамена оппозиции, пока не чувствует за ней реальной силы.

"У нас уважают сильную власть. Но возможности сегодняшней белорусской власти демонстрировать силу сужаются", — говорит Поротников. Он не согласен с теми, кто считает, что белорусы не способны на тот взлет духа, который демонстрируют в эти часы отбивающие атаки "Беркута" защитники Майдана.


Отчего худеет Лукашенко

Конечно, только сумашедший может желать своей стране гражданской войны. Но Беларусь при всем ее нынешнем болотном покое "тоже отнюдь не застрахована от подобного развития событий", считает Поротников.

Беларусь, как показывает социология, уже почти два десятилетия жестоко расколота в политическом плане. Этому скрытому в недрах общества противостоянию не дает вылиться в острую фазу ряд факторов — начиная от российской подпитки и кончая силовым ресурсом власти, свинцовым грузом фатализма в умах оппозиции и обывателя.

Но все эти опции могу быстро поменяться не в пользу власти. "Власть, в первую очередь под давлением экономических проблем, начинает осознавать, что надо что-то менять", — отметил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Андрей Федоров. И даже "что-то уже делается, но непоследовательно и не комплексно".

Дальнейшее, по мнению эксперта, будет во многом зависеть от способности руководства страны к некой относительно мягкой трансформации.

Но пока Лукашенко теряет вес не от страха перед Майданом и не от потения над проектом реформ. "Я за Олимпиаду похудел на 10 килограммов", — признался он на том самом совещании 18 февраля.

Многие белорусы тоже сегодня болеют за земляков-олимпийцев, забыв о прозе бытия. Но эта эйфория не поднимет сползший в декабре до неполных 35% рейтинг официального лидера, старающегося засветиться в лучах славы чемпионов, когда экономическая модель уже в стагнации, а завтра, если не переломить тенденции, начнет коллапсировать.

Еще несколько лет деградации Беларуси в таком же духе — и украинский сценарий уже не будет казаться фантастическим.

Новости по теме

Новости других СМИ