Экономика для Лукашенко грознее Майдана

Александр Класковский, Naviny.by

23 февраля Александру Лукашенко пришлось говорить не о мифической победе красных под Псковом и Нарвой в 1918-м, а о реальной победе Майдана в Киеве только что.

"Майдана в Беларуси не будет" — это прямолинейное заявление на приеме в честь Дня защитников Отечества, перед людьми в погонах, было более чем предсказуемым.

Но в тот же день, когда глава государства общался с минчанами после возложения венков на площади Победы, прозвучала и хитрая фраза: "…Вы знаете, с первыми майдановцами (Виктор Ющенко и прочие) я до сих пор дружен".


Минск обречен ладить с Киевом

Публика привыкла, что белорусский официальный лидер поочередно вступается за всех свергаемых тиранов и авторитаристов — Слободана Милошевича, Саддама Хусейна, Муамара Каддафи… А бывшему киргизскому президенту Курманбеку Бакиеву в Беларуси даже дали убежище.

Пока Виктор Янукович правил, постепенно закручивая гайки, многие любили проводить параллели между ним и Лукашенко: мол, одного поля ягоды.

Но на самом деле и тогда между ними теплоты не было (однажды Янукович даже получил недипломатичный упрек во "вшивости"). А уж тем более сейчас белорусский руководитель, хотя и бранит глухо "деструктивные силы" да "внешних "доброжелателей", комментируя потрясения у южных соседей, не рвется защищать прячущегося (по одной из версий, в Крыму) экс-коллегу.

По интернету же гуляет версия, что белорусские спецслужбы дали от ворот поворот некоторым важным шишкам из окружения Януковича.

Просил ли тот сам убежища в Беларуси, неизвестно. Но очевидно, что такой гость Лукашенко ни к чему. И дело не в том, что последнему не хочется превращать страну в свалку диктаторов (такой ярлык уже пыталась приклеить пресса, когда ходили слухи, что сюда может бежать Каддафи, потом Асад).

Просто Украина — не Киргизия. Огромная страна под боком, торговля на многие миллиарды. И тамошним радикалам палец в рот не клади. Да и в принципе с новыми властями лучше ладить.

Важно и то, что де-факто официальному Минску на руку условный (потому что неизвестно еще что получится и в любом случае это долгая песня) европейский тренд Украины.


Новые шансы в торге с Путиным

Когда в конце прошлого года Москва анонсировала пряники для Януковича, "бортанувшего" соглашение об ассоциации с ЕС, многие аналитики заговорили, что Боливар не вынесет двоих. То есть чем больше Кремль будет вваливать в перекупку Киева, тем меньше достанется отчаянно нуждающемуся в российской подкормке Лукашенко.

Теперь фортуна снова поворачивается лицом к Минску. Поскольку надежды затянуть Украину в евразийскую интеграцию рухнули, белорусский партнер имеет шанс выторговать более щедрую проплату за вхождение в Евразийский экономический союз.

Далее, поскольку с новыми украинскими властями Москва, возможно, еще долго будет на ножах, то возрастет важность белорусского транзита. Еще, глядишь, и условятся Россия с ЕС проложить через мрачную, но стабильную "последнюю диктатуру" Старого Света вторую ветку Ямала — Европы.

Наконец, победа Майдана отнюдь не расставляет точки над і в вопросе будущего Украины. Перспектива зависит от целого ряда опций, начиная от качества нового правительства и кончая степенью готовности самого народа к мучительной трансформации. Украинская экономика добита до ручки, коррупция разъела общество сверху донизу, Европа не готова давать много денег и тем более раскрывать объятия огромной проблемной стране, а Кремль постарается насолить.

Так что белорусская пропаганда после Майдана получила долгоиграющие козыри. Обывателя будут пугать уже пролитой кровью, а в случае пробуксовки украинской трансформации, слабой поддержки тамошних реформ со стороны ЕС белорусам с новой силой станут вдалбливать, что лучше здешней стабильности ничего нет, а в Европе нас никто не ждет.

Эти тезисы могут стать фишками предвыборной кампании Лукашенко в 2015 году. При этом его соперникам станет еще труднее звать народ на Площадь.


Будут пугать кровью и замахиваться на гидру

Собственно, Лукашенко уже прокрутил эти тезисы у обелиска Победы 23 февраля, касаясь перспектив Украины: "Красиво на площади можно говорить, можно призывать к чему угодно. Но завтра ведь начнутся вопросы экономики, финансов. Людям надо платить пенсии, зарплаты, дать работу. Вот какие вопросы завтра станут перед революционерами".

Не забыл он упомянуть и белорусскую Площадь-2010: "Теперь наш народ понял, что могло бы быть, если бы этому попустительствовали".

Еще одной фишкой избирательной кампании Лукашенко в будущем году — опять же на фоне украинских реалий эпохи Януковича — станет борьба против коррупции.

Сколько бы ни иронизировали, что вместо одной срубленной головы у этой гидры отрастают две, на рядовой электорат периодические посадки проворовавшихся (или, как говорят злые языки, воровавших не по чину) вертикальщиков производят впечатление: да, Батька хоть и не без греха, но обнаглевших злодеев все же окорачивает!

23 февраля Лукашенко в затейливой форме дал понять, что в плане личной скромности он-де не чета обанкротившемуся Януковичу: "Все будет нормально. Мы ничего друг у друга не взяли, ни у кого ничего не украли и шикарного за чужой счет ничего не создали. Там довели уже людей до такого состояния: некоторые махнули, думают, хуже не будет".

С этой версией личной скромности политические противники Лукашенко категорически не согласны: упоминают и неподконтрольный президентский фонд, и роскошные резиденции, и еще кое-что…

Но это в Верховной раде недруги Януковича с депутатскими мандатами могли легально поднимать шум на всю страну. В Беларуси "пятую колонну" просто не пустят как в парламент, так и, судя по ходу нынешней кампании, даже в местные советы. Пусть негодуют в своих фейсбуках. Да и интернет поближе к выборам-2015 взнуздают: власть уже готовит почву под регистрацию веб-СМИ.


Кощеева игла режима

Белорусский президент любые события оценивает через призму удержания власти. В его понимании украинская революция прежде всего показала, что когда руководство государства начинает колебаться в выборе средств, а тем более валить на исполнителей перегибы по части усмирения бунтовщиков, силовики тоже теряют решительность. Ну а уж когда верховная власть начинает шататься, подчиненные, в погонах и без, вообще скопом перебегают в противоположный лагерь.

Поэтому главный вывод для Лукашенко: главе государства негоже терзаться гамлетовским вопросом "бить иль не бить".

А чтобы меньше терзались люди в погонах, власть тихо протаскивает изменения в закон о военном положении, говорят правозащитники. Они обращают внимание, в частности, на новую статью 18, в которой расписывается применение оружия: "Военнослужащие и сотрудники военизированных организаций, привлекаемые для обеспечения режима военного положения, имеют право на обоснованный профессиональный риск. Причинение ими вреда при обоснованном профессиональном риске не является правонарушением".

Впрочем, пока невероятно трудно представить себе в Беларуси и вокруг нее ситуацию, при которой станет актуальным военное положение.

Лукашенко постарается свести к минимуму саму вероятность уличных протестов немудреным сочетанием кнута и пряника. На подогрев электората перед президентскими выборами будут брошены последние резервы, точнее — то, что удастся выторговать у Путина за ЕАЭС, размещение авиабазы.

Ну и, естественно, кризис не помешает дополнительно оснастить да подкормить силовые структуры, чтобы могли, как это было 19 декабря 2010 года, разогнать Площадь за семь с половиной минут.

Другое дело, что экономика не только отказывается брать под козырек, но и стала откровенно проседать. Москва дает не более чем на поддержку штанов, и то все скупее.

В плане же экономических реформ грозный Лукашенко, всегда подчеркивающий, какой он мачо, дрейфит еще сильнее, чем Янукович в плане подавления восстания.

Именно экономика представляется кощеевой иглой белорусского режима. Неподвластная экономика — грознее Майдана для выстроенной первым президентом системы, изменить которую — свыше его сил.

Новости по теме

Новости других СМИ