Андрей Суздальцев: Путин провоцирует Лукашенко на все более жесткие заявления

Андрей Суздальцев, politoboz.com

"Не зарывайтесь, потом будет трудно откопаться" (юмор могильщиков)


Состоявшееся 29 апреля в Минске заседание Высшего Евразийского экономического совета оказалась своеобразной разведкой боем в преддверии анонсированного на конец мая 2014 г. подписания договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в Астане.

"Разведка", однако, показала, что разногласия между партнёрами по евразийской интеграции носят принципиальный характер. Очевидно, что стороны по-разному видят будущее Евразийского экономического союза.

Единственным позитивным моментом саммита можно считать сам факт встречи лидеров трех стран, которые могли в более-менее открытой форме высказать друг другу пожелания по поводу содержания будущего договора по ЕАЭС.

Однако общее впечатление от саммита осталось негативным. Через четыре дня после его завершения со стороны белорусского президента последовал настоящий демарш в сторону России:

Сегодня мы ведем диалог, прежде всего, с Россией, как «устаканить» эти вопросы. Они в ближайшее время будут решены, потому что в конце мая мы должны подписать договор об образовании экономического союза, поэтому все вопросы должны быть сняты. В противном случае мы не можем пойти в ущерб себе на неравных условиях в этот экономический союз. Хотя, еще раз это подчеркну, мы очень в этом заинтересованы и немало сделали для становления этого экономического союза.


Необходимо отметить, что на фоне российско-украинского и, попутно, уже и российско-американского кризиса заявление А. Лукашенко выглядит весьма двусмысленно и политически конъюнктурно, словно подтверждая широко распространенное среди экспертов мнение о негативном влиянии Украины на евразийскую интеграцию.

Любопытно то, что как российские, так и белорусские СМИ стараются смикшировать впечатление от провала, которым закончился саммит. В новостных выпусках федеральных телеканалов мероприятию в Минске было уделено минимум эфирного времени. Впрочем, российские СМИ основное внимание уделили заявлению В. Путина, сделанное им по украинской тематике на фоне белорусского Дворца независимости, что, в свою очередь, объективно оттенило позицию официального Минска по отношению к киевским властям и проводимой украинской армией карательной операции в восточных регионах страны, где фактически вспыхнула социальная революция под лозунгом федерализации или даже отделения от Киева.

Белорусские официальные СМИ, в свою очередь, давая оценку завершившемуся саммиту, в лучшем случае говорили о сложностях и превратностях интеграционного процесса и «справедливости» требований, которые белорусское руководство выдвигает России (речь идет, прежде всего, о ценах на энергоносители). Стоит напомнить основные заявления А. Лукашенко по данной проблеме: "Нам предлагают сегодня оставить нерешенными те проблемы, которые надо было бы разрешить еще на предыдущих этапах. По нашему твердому убеждению, мы должны выходить на конкретные рубежи, одним из которых является полноформатный таможенный союз. Между его членами не должно быть никаких ограничений в движении товаров, какими бы чувствительными они ни были" и "Нам нужны равные условия. Если дешево там, значит дешево здесь. Если дорого там, значит дорого и здесь… Если нет равных условий, то нам и ЕЭП не нужно".


Дворец

Ощущение провала не смогли замаскировать и роскошные интерьеры Дворца независимости. Стоит напомнить, что президентам России и Казахстана Дворец уже знаком по октябрьскому 2013 года Высшему евразийскому экономическому совету, когда белорусский президент устроил своим высокопоставленным гостям экскурсию по зданию, стоимость строительства которого, включая отделку и оснащение, оказалась вполне соразмерна объему очередного российского кредита.

В. Путину и Н. Назарбаеву прекрасно известно явно нездоровое, в формате Элочки-людоедки, купившей на страницах бессмертного романа Ильфа и Петрова "кресло из дворца", чтобы "было все как у людей", и откровенно мещанское пристрастие А. Лукашенко к королевской роскоши по стандартам прошлых столетий. Однако, проблема не в том, что белорусский президент выглядит на фоне дворцовых покоев несколько забавно, в духе главного персонажа пьесы Ж.-Б.Мольера "Мещанин во дворянстве", и не в китайско-северокорейском стиле белорусского Дворца независимости, а в том, что во Дворце уже прошел второй саммит стран евразийского интеграционного проекта, который, как и первый, продемонстрировал, что расхождения между сторонами не уменьшаются. Невольно возникает ощущение, что Дворец, оправдывая своё название, оказывается некой мистической западней для интеграционных процессов.


Нефть

Однако никакой мистики в данном случае нет. Дело в хозяине дворца, который уже второе десятилетие пытается решить крайне ложный политический ребус: интегрироваться не интегрируясь. В основе данной формулы лежит природный ресурс – нефть. Именно российская нефть позволяет Минску позиционировать себя на мировых рынках в статусе нефтяной державы. Приток нефти из РФ обеспечивает экономическое выживание не только режима А. Лукашенко, но и самой республики. В основе интеграции с Россией лежит энергетическая зависимость Беларуси от поставки российских энергоносителей. Автор этих строк уверен, что если бы Беларусь имела относительно доступные собственные природные энергетические ресурсы, то российско-белорусские отношения оставались бы в формате российско-азербайджанских или российско-узбекских отношений.

Доступ А. Лукашенко к дешевой российской нефти может обеспечить только интеграция.

Необходимо ещё раз напомнить, что 24-25 октября 2013 года в Минске прошел Высший евразийский экономический совет. Уже тогда осенняя встреча президентов Беларуси, Казахстана и России вызвала масштабные дискуссии в российском экспертном сообществе. Дело в том, что помимо перспектив участия в ТС Украины и Армении, на саммите обсуждались перспективы развития Единого экономического пространства. В частности, речь шла о беспрепятственном перемещении в рамках ЕЭП товаров, услуг, капитала и труда. Это и вызвало столь жесткую критику России со стороны президентов Казахстана и Беларуси, что в Москве заговорили о бессмысленности интеграции с Минском и Астаной.

Особенностью возникшей на октябрьском саммите дискуссии было то, что роль атакующего российского президента была уготована президенту Казахстана, который, в свою очередь до заседания совета имел продолжительную встречу с белорусским президентом (стоит напомнить, что и перед самым началом апрельского саммита состоялась белорусско-казахстанская встреча в верхах).

В октябре 2013 г. А. Лукашенко фактически использовал Н. Назарбаева, имеющего свой набор претензий к России. В понимании Астаны и Минска "четыре свободы" должны были касаться исключительно российского рынка. В частности, президента Казахстана возмущала экспансия российских страховых компаний и банков на казахстанском финансовом рынке или рынке страховых услуг. А. Лукашенко формально, как хозяин саммита, занимал "посредническую" позицию, а на деле натравливал Н. Назарбаева на оставшегося совершенно невозмутимым В. Путина.

Понятно, что у Минска были свои претензии к "четырем свободам" ЕЭП. В частности, к проникновению на белорусский рынок российских товаров. Отдельная проблема и в допуске инвесторов, прежде всего российских, к белорусскому госсектору, что крайне раздражает белорусское руководство.

В свою очередь, Минск, превративший Беларусь в масштабный контрабандный хаб, вполне вольготно чувствовал себя на российском рынке, заваливая его товарами третьих стран или своим молочным, табачным и иным демпингом.

Но в основе интриг А. Лукашенко в октябре 2013 года лежала задача вынудить Москву все-таки предоставить Минску неограниченный допуск к российским энергоносителям по внутрироссийским ценам без выплаты экспортной пошлины. А. Лукашенко в 2013 году неоднократно возвращался к данному обещанию В. Путина, тщательно уклоняясь при этом от упоминания условий предоставления данной опции, касающихся экономической политики белорусского руководства на белорусском рынке. Формально, освобождение Минска от выплат пошлины в российский бюджет и должно было стать своеобразной платой Москвы Минску за вхождение Беларуси в Евразийский экономический союз (ЕЭС). Именно в таком одностороннем формате отмена экспортных пошлин лоббируется белорусскими властями.

"Цена вопроса" широко обсуждалась в белорусском и российском экспертных сообществах. Говорится о 3-4 млрд. долларов, которые должен был потерять российский бюджет. Однако, на самом деле, учитывается только тот объем экспортной пошлины, который выплачивает республика за год в российский бюджет. При этом как-то не принято говорить о некоторых нюансах, способных резко поменять представление о потерях федерального бюджета:

- стоит напомнить, что проблема "растворителей" и "разбавителей" в ТС продолжает существовать. А. Лукашенко не был бы сам собой, если бы не продолжал обворовывать единственного союзника. Изменились только номенклатуры вывозимых на европейский рынок нефтепродуктов. Сейчас это "лаки" и другие продукты нефтепереработки, не охваченные экспортными пошлинами в рамках ТС и вырабатываемые на технологически новых производственных линиях;

- нет сомнений, что получив столь вожделенный беспошлинный доступ к российской нефти, белорусская сторона, привлекая мощности российских нефтяных компаний, попытается максимально перехватить российский нефтяной экспорт, став, по сути, основным дилером российских углеводородов на европейском рынке;

- не стоит забывать, что основными бенефициарами от получения доступа к беспошлинной российской нефти должны оказаться белорусские олигархи, обеспечивающие интересы "семьи" в белорусском нефтехимическом комплексе.

Так что с полным основанием можно говорить, что объем потерь российского бюджета, в случае политической уступки со стороны Москвы, по разным оценкам может достичь 30-35 млрд. долларов США (половина ВВП Республики Беларусь).

Необходимо учесть, что российское руководство на столь масштабные финансовые потери не пошло в октябре 2013 года и не пойдет в мае 2014 г. не только потому, что в отношениях между Москвой и Минском напрочь отсутствует элементарное доверие, но и по причине российско-украинского кризиса. Стоит напомнить, что независимая, а сейчас открыто враждебная России современная Украина более двух десятилетий пользовалась многомиллиардной поддержкой со стороны России. Результат известен… Выделение в декабре 2013 года Украине кредита в 15 млрд. долларов вызвало скандал в российском политическом классе и экспертном сообществе, заставило российские власти выступить с разъяснениями.

Сейчас, в разгар начавшейся на Украине гражданской войны, зачинщиков которой А. Лукашенко не только не осудил, но и фактически поддержал, говорить о союзническом статусе Беларуси невозможно. В российских СМИ позиция официального Минска по украинскому кризису периодически подвергается жестким оценкам, о ней информированы и обе палаты российского парламента и т.д.

Нельзя не отметить и то, что официальный Минск уклонился от осуждения действий украинских националистов 3 мая в Одессе, приведших к смерти 43 человек. События, уже названные в СМИ "одесской Хатынью", заставили белорусские власти выступить лишь с официальным сожалением, А. Лукашенко направил А. Турчинову - фактически главному, наравне с А. Аваковым, Ю. Тимошенко, А. Яценюком, виновнику страшной трагедии в Одессе, соболезнование:

В Республике Беларусь с глубокой скорбью воспринято известие о гибели людей в результате трагических событий в ряде регионов Украины. Выражаю искренние соболезнования народу Украины, родным и близким погибших, а также пожелания скорейшего выздоровления пострадавшим.


Между прочим, пострадавших в результате массового крематория в центре Одессы сейчас судят за то, что они сами себя подожгли (!). Невольно возникает вопрос, в чем соболезнует белорусский президент и.о. президента Украины, открыто опирающегося на силу националистических бандформирований? В том, что бандеровцам не получилось еще больше спалить заживо граждан Украины, которые не желают жить под властью киевских властей? Стоит напомнить, что у нынешних друзей официального Минска в этом плане богатый исторический опыт, включающий и уничтожение белорусских, польских и русских деревень… С тем же успехом, как это сделал А. Лукашенко, можно было бы в свое время выразить соболезнование А. Гитлеру по причине случившегося холокоста.


Загадка

Поражает то, что белорусские власти в создавших условиях продолжают вести себя в отношении России, как ни в чем не бывало. Более того, в Минске уверены, что Москва обязательно поддастся и уже окончательно посадит РБ на федеральный бюджет, не понимая, что сейчас Минск и Киев практически заняли единую позицию в отношении России, трогательно заботятся друг о друге и поддерживают друг друга по мере возможностей. При этом Минск уверен в том, что ему все сойдет с рук.

Главным стимулом для октябрьского натиска А. Лукашенко на В. Путина был назначенный на конец ноября 2013 года саммит "Восточного партнерства" в Вильнюсе. Украина, возглавляемая в то время В. Януковичем, постепенно вползала в смертельный для своей государственности процесс ассоциирования с Евросоюзом. Официальный Минск рассчитывал на то, что Москва, находясь под впечатлением от поворота Киева к ЕС, будет максимально уступчива, что в итоге позволит А. Лукашенко пробиться к новому уровню дотаций. Однако, расчеты белорусской стороны провалились…

В конце апреля белорусское руководство, как, впрочем, и казахстанское, опираясь на российско-украинский кризис, испытывает аналогичный соблазн, считая, что Москва сейчас лишена в отношении партнеров по евразийскому проекту свободы маневра. Кроме того, Минск и Астана считают, что ЕАЭС является главным приоритетом В. Путина и российское руководство пойдет на любые расходы, чтобы удержать евразийскую интеграцию. Отсюда и причина провала саммита от 29 апреля 2014 г.

Тем не менее, возникло ощущение, что Москва совсем не обеспокоена столь воинственной неуступчивостью А. Лукашенко. В. Путин словно провоцирует белорусского президента на все более жесткие заявления… В этом главная загадка саммита.

Дело в том, что логика размышлений белорусских властей верна только частично. Забываются несколько факторов, причем два из них лежат на поверхности. Во-первых, понятно, что евразийский интеграционный проект является важным приоритетом для российского президента, но все-таки главным приоритетом Путина была и остается Россия. Опыт поддержки украинской независимости оказался крайне негативным, и игнорировать его вряд ли получится. Тем более, что у самого А. Лукашенко немало интеграционных скелетов в собственном шкафу.

Во-вторых, в Минске и Астане начинают забывать, что до сегодняшнего дня основным легитимизатором местных властей на просторах СНГ остается Россия. В данном случае никакие признания и поддержки со стороны США и ЕС не помогут. Наглядным примером может служить судьба Украины, которая при непризнанном Москвой руководстве неудержимо погружается в пучину гражданской войны. Интересно, представляет ли А. Лукашенко свою судьбу, если в 2015 году итоги президентских выборов Россия не признает...?

Именно с учетом вышесказанного, можно с уверенностью говорить о том, что в конце мая 2014 года белорусский президент прилежно и с готовностью подпишет Договор о создании Евразийского экономического союза. А Вы как считаете?

Новости по теме

Новости других СМИ