Блеф Лукашенко

Стас Ивашкевич, специально для сайта charter97.org

Договоренностей с Лукашенко по нефти и газу пока нет. Своим заявлением Лукашенко просто хотел отсрочить валютную панику в Беларуси.

Договоренностей о правилах перечисления нефтяных пошлин между Москвой и Минском пока нет. Об этом официально сообщили в пресс-службе правительства РФ. В ведомстве пояснили, что стороны пока договорились только о том, что вопрос о пролонгации действующих правил на следующий год или их изменений должен быть решен до подписания договора о Евразийском союзе.


Цена вопроса

Как уже писал charter97.org, в 2014 году заканчивается действие нынешнего двустороннего соглашения. Сейчас Россия поставляет сырую нефть в Беларусь беспошлинно, но при вывозе продуктов ее переработки, Минск собирает с них пошлины по российским ставкам и перечисляет их ежедневно в бюджет РФ.

По данным белорусского Таможенного комитета, в 2013 году наша страна перечислила Москве 3,3 миллиарда долларов. Тем не менее, поскольку пошлины на сырую нефть выше, чем на нефтепродукты, Беларусь на этой разнице заработала около 4,5 миллиардов долларов.

9 мая, на следующий день после встречи в Москве с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, Александр Лукашенко заявил, что договорился с ними о том, что со следующего года Беларусь сможет оставлять себе и половину экспортных пошлин на нефтепродукты – около полутора миллиардов долларов, учитывая ожидаемое снижение цены на нефть.

Как говорилось выше, в правительстве РФ наличие такой договоренности опровергли.

Дело в том, что взамен на отмену нефтяных пошлин Москва, как пояснил недавно российский премьер Игорь Шувалов, требует от Минска ликвидировать льготы для белорусских производителей табака, алкоголя и лекарств, а также отменить лицензирование на импорт алкоголя и рыбы.


Что должен отдать Минск за нефтяные льготы

Чтобы представить себе цену вопроса, рынок табака в Беларуси – около миллиарда долларов, а его экспорт в текущем году – больший, чем экспорт азотных удобрений. Таких результатов удалось достичь, главным образом, благодаря инвестициям со стороны "Бритиш-Американ Тобакко" в Гродненскую фабрику "Неман", которые белорусские власти привлекли именно низкими акцизами и административной зашитой от конкурентов вроде "Филип Морис". Таким образом, уравняв условия на этом рынке с другими странами Таможенного союза, государство, вероятно, потеряет около половины рынка, а также возможность диктовать своему английскому партнеру квоту экспорта. Другими словами – по одному только табаку цена вопроса может достичь полмиллиарда долларов – трети от дополнительных нефтяных прибылей, анонсированных Лукашенко.

Экспорт белорусских лекарств составил в прошлом году около полмиллиарда долларов. Импорт рыбы – более трехсот миллионов. Крепкого алкоголя – почти 60 млн, еще столько же экспортировали белорусской водки, главным образом в Украину и РФ.

Не вдаваясь в дальнейшие подробности, объем только внутреннего рынка, от которого по требованию Москвы должен отказаться официальный Минск, превышают размеры потенциальных нефтяных льгот даже в полном размере, а не в якобы уже обещанном половинчатом. К тому же эти денежные потоки – под непосредственным контролем администрации президента и приближенных к нему бизнесменов и, в отличие от нефтяных пошлин, не зависят от политической воли Кремля.


Переговорные позиции сторон

Но с другой стороны, поступления от нефтяных пошлин - это не денежные потоки, с которых власти снимают сливки, а чистая беззатратная прибыль в бюджет. Поэтому Минск, как выразился накануне вице-премьер Семашко, "принципиально" готов пойти на требуемые уступки, но только при условии, что нефтяные льготы, обещанные Москвой, останутся за Минском "железобетонно". Другими словами, будет гарантирован не двусторонним соглашением, которое Кремль в любой момент может отменить (например, обвинив белорусские власти в контрабанде нефти под видом битума), а будет прописан для всех стран Евразийского Союза.

Но это невозможно из-за разногласий Москвы с Казахстаном. Нефтяная политика двух стран на сегодняшний день – несовместима. Казахстанские пошлины на сырую нефть – в пять раз ниже российских. И для того, чтобы их изменить, Астане придется пересмотреть соглашения по каждому отдельному своему месторождению с транснациональными нефтяными компаниями, которые работают на его территории. Российский нефтяной сектор, практически полностью национальный, в свою очередь, лоббирует против изменений в сторону казахстанской модели.

Таким образом, российско-белорусский спор о нефтяных пошлинах сейчас выглядит следующим образом. Москва соглашается отменить пошлины на двустороннем уровне в случае, если Минск, как минимум, пойдет на уступки по табаку, алкоголю лекарствам и рыбе.

Лукашенко же отказывается отдавать свои монополии взамен на временное соглашение по нефти и предлагает промежуточный вариант – половину экспортных пошлин на нефть сейчас взамен на поэтапные изменения на названных рынках.


Подпишут ли договор о ЕАС 29 мая?

Достигнут ли стороны соглашения 29 мая? Не факт. Кремль, видимо, настроен дать нефтяные льготы только после того, как Беларусь выполнит свои обязательства по четырем рынкам, а не взамен на обещание Минска это сделать. Лукашенко, в свою очередь, может попробовать пойти ва-банк и не уступать со своей позиции, угрожая сорвать подписание договора о ЕАС в надежде, что Москва даст задний ход учитывая сложную геополитическую ситуацию.

Поэтому 29 мая стороны могут соглашение и не подписать. Правда, к концу года Лукашенко, вероятно, поддастся. Ведь в случае неподписания новых соглашений до следующего года Москва может вообще отменить энергетические льготы для Беларуси – и по нефти, и по газу. Напомним, в этом году заканчивается и срок действия Соглашения о нефтяных пошлинах, и контракт Минска с "Газпромом".


Кредита нет и не будет?

Что же касается двухмиллиардного кредита, который Путин с Медведевым якобы пообещали Лукашенко 8 мая в Москве, то это заявление белорусского президента еще дальше от правды, что и подтверждает заявление пресс-службы правительства РФ. Ведь это тот самый кредит, который Кремль предлагал еще в 2011 году – взамен на приватизацию пяти активов. Но судя по последним соглашениям, стороны также далеки от решения этого вопроса, как и тогда. На самом деле Минск на эти деньги, видимо, и не рассчитывает.

Своим заявлением Лукашенко просто хотел отсрочить валютную панику в Беларуси до по подписания Соглашения по нефтяным льготам, которое повысит суверенный рейтинг Беларуси и позволит выпустить Евробонды под приемлемый процент.

Но белорусам все же стоит готовиться к тому, что в июле Москва не даст ни денег, ни обещания нефтяных льгот, а тогда, в зависимости от реакции банковских вкладчиков, способность правительства поддерживать плавные темпы девальвации белорусского рубля окажется под большим вопросом.

Новости по теме

Новости других СМИ