Леонид Злотников: Скоро мы все ощутим нищету


Какие последствия ждут нашу страну после подписания договора о создании ЕАЭС? На этот вопрос ответил в интервью eurobelarus.info кандидат экономических наук Леонид Злотников.

- Перед отъездом в Астану Лукашенко жаловался, что договор о создании Евразийского экономического союза – не тот, который ждала Беларусь. А чего ждала Беларусь от ЕАЭС?

- Главное ожидание – прекращение перечислений нефтяных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет. Это позволило бы ежегодно оставлять в беларусском бюджете порядка 4 миллиардов долларов. Еще на заре года Петр Прокопович говорил, что в следующем году мы будем жить лучше – официальный Минск ожидал, что Россия и дальше будет субсидировать Беларусь.

Еще перед новым годом Россия обещала кредит в два миллиарда долларов. Но сейчас эта сумма очень незначительна по сравнению с нашими потребностями.

Ожидания от ЕАЭС пессимистические, потому что Россия уже вступила в ВТО. Средняя импортная пошлина в России составляет порядка 7%, а в странах Европы – 3-4%. По некоторым позициям Россия снижает пошлины мгновенно, а вот на сельхозтехнику, например, снижение пошлин будет идти постепенно, в течение 6-7 лет. А мы поставляли свою сельхозтехнику в Россию беспошлинно. Так что высокие пошлины на сельхозтехнику не в пользу Беларуси.

Конкуренция на евразийском пространстве повысится, но ведь беларусский бизнес слаб. Для среднего и крупного бизнеса конкуренции фактически не было. Поэтому бизнесу придется крайне сложно в условиях повышения конкуренции.

- Почему же Лукашенко подписал невыгодный для Беларуси договор?

- Лукашенко рассчитывал на общий рынок нефтепродуктов и на одинаковую цену.

Но нельзя однозначно утверждать, что ЕАЭС невыгоден для Беларуси. Конкуренция нужна, без конкуренции не будет развития. В первом квартале 2014 года производство телевизоров составило всего лишь 33% от прошлогоднего показателя. Для населения это лучше, потому что есть телевизоры качественнее и дешевле беларусских. Производитель, которого все время субсидирует государство, проигрывает, но в конечно счете выигрывает вся страна. Командная экономика не может выжить в рыночных условиях.

Все наши предприятия-гиганты все это время жили в тепличных условиях и постепенно деградировали. В конечном счете мы оказались у разбитого корыта. Некогда наша гордость – трактора, МАЗы, БелАЗы, телевизоры – в прежних количествах уже никому не нужны. До сих пор государство держало производителей этой техники на искусственной подпитке. В долгосрочной перспективе они не выдержат конкуренции и потеряют рынки.

- Давайте попытаемся проанализировать все плюсы и минусы, которые получит Беларусь с вхождением в Евразийский экономический союз.

- Включение страны в регион с более широкими рынками – это плюс. Россия более развита, чем Казахстан и Беларусь. Но Беларусь сама значительно отстает от партнеров по технологиям. Правда, и Россия все больше и больше отстает от Запада технологически. Вооружения, космические наработки она попыталась сохранить путем создания государственных корпораций, например, "Ростехнологии", государственной корпорации "Российская корпорация нанотехнологий".

Но где, собственно, российское производство автомобилей? Много лет Россия вкладывала субсидии в строительство гражданских самолетов – где они, надежные российские самолеты? Последняя модель самолета, собранная Россией в соавторстве с другими странами, оказалась неудачной, поэтому государство субсидирует авиакомпании, которые покупают этот самолет. А российское ракетостроение? Ракеты все чаще вместо космоса оказываются на земле.

Я к чему все говорю? Лидер евразийского пространства – Россия не может предложить партнерам современные технологии в большинстве случаев. Не может предложить инвестиции, поскольку сама живет за счет иностранных инвестиций. В ближайшие годы России самой потребуются 3-4 триллиона (!) долларов на обновление изношенной инфраструктуры энергетического сектора. Трубы лежат в земле по 25 лет. Энергосеть требует колоссальных затрат.

Организация промышленности в форме госкорпораций провалилась.

Еще покойный Гайдар писал, что самое опасное в модернизации России – если все окажется в руках чиновников. В России сложился государственный капитализм. Крупнейшие корпорации возглавляют чиновники: "Ростехнологиями" руководит Чемезов, "Роснефтью" - Сечин. Месячная зарплата Сечина как госслужащего составляет 5 миллионов российских рублей, не считая всяких бонусов. У него зарплата как у миллиардера, который положил свои средства в банк и получает годовые. Госчиновник управляет огромнейшей госсобственностью. А сколько получает на откатах, на приватизации в свою пользу?

Россия не станет локомотивом для развития Казахстана и Беларуси.

А конфронтация с Западом, в которую Путин вступил после захвата Крыма, опасна для самой России и для ее союзников. Попытка собрать вокруг себя бывший СССР и диктовать правила всему миру, попытка реализовать евразийскую идею опасна для России и тех, кто рядом с ней.

- Существует мнение, что с вхождением в Евразийский экономический союз Беларусь теряет экономический суверенитет.

- Это нормальная практика, которая заставляет многие страны объединяться в региональные блоки. В региональных странах более развитые страны заставляют менее развитые модернизироваться. США, Канада и Мексика заключили Североамериканское соглашение о зоне свободной торговли (НАФТА). Здесь самая слабая страна – Мексика, которой США и Канада диктуют условия.

Евразийский банк реконструкции и развития вынуждает Беларусь к рыночной экономике. Происходит принуждение в лучшую сторону, Беларусь имеет хоть какую пользу.

Иногда перед менее развитыми странами стоит выбор: или суверенитет, или уровень жизни. Страны жертвуют своей национальной валютой ради более высокого уровня жизни. Когда весь мир находится в переплетении технологических цепочек, понятие "экономический суверенитет" приобретает искусственный характер. Ведь политический суверенитет у Беларуси остается, здесь действуют свои законы, свои порядки. Но "экономический суверенитет" - это прошлый век, экономическая отсталость. В какой-то мере ЕАЭС несет позитив для Беларуси с экономической точки зрения хотя бы потому, что позволит покончить с импортозамещением. Беларусь не достигнет уровня Казахстана и тем более России. ЕАЭС - промежуточный этап протяженностью лет в пять, который покончит с белорусской моделью хозяйствования.

Беларусские аналитики говорят, что в Конституции Беларуси есть статья 7, согласно которой на территории Беларуси экономическую жизнь определяет белорусское законодательство. Должен сказать, что ничего не получится из этого ЕАЭС – нет наднационального законодательства. Когда Англия после войны пыталась объединить европейские страны в экономический союз, попытка провалилась – не было наднациональных органов.

В ЕАЭС есть Евразийская экономическая комиссия, есть Евразийский экономический суд, но они совершенно бесправны. Если страна не выполняет решение Евразийской экономической комиссии, которое обязательно для исполнения, Евразийский экономический суд рекомендует нарушителю в определенный срок исправить нарушений. Никаких санкций к стране-нарушителю суд применить не может. Если решение суда не выполняется, проблема выносится на рассмотрение совета глав государств – высшего органа управления ЕАЭС. Но все решения принимаются консенсусом.

Самый свежий пример. Белорусские власти выдали негласную рекомендацию ограничить объемы импортного пива в магазинах до 10%, 90% должно занимать отечественное пиво. Не успел Лукашенко подписать договор о ЕАЭС, как тут же выдал такую рекомендацию, которая нарушает все мыслимые законы союза. И кто заставит Лукашенко отменить эту рекомендацию? Да никто! Собираются три президента, рассматривают проблему, а Лукашенко голосует против, потому что решения принимаются консенсусом.

Никто не принудит Беларусь развиваться по рыночному пути, колхоз будет продолжаться. Меры принуждения в ЕАЭС, как это происходит в Евросоюзе, работать не будут. В Евросоюзе есть наднациональные органы: Европарламент, Еврокомиссия, которая подчиняется Европарламенту.

- Леонид Константинович, 29 мая Лукашенко подписал договор о создании ЕАЭС. Следовательно, следует ожидать обещанный в начале мая двухмиллиардный кредит, соглашения по нефти и газу?

- Все кредиты, субсидии сыграли печальную роль: Беларусь сварилась, как лягушка, в теплой воде. Когда латыши, литовцы, эстонцы замерзали в своих квартирах в 1991 году, они мгновенно пошли на реформы и провели шоковую терапию.

Без большого краха дальше жить невозможно. Чем больше Россия поддерживает Беларусь, тем меньше у беларусского руководства потребность в реформах. А кредиты ведь все равно придется отдавать. Мы дожились до того, что сами не можем удержать уровень жизни, достигнутый при помощи кредитов и субсидий.

В долгосрочной перспективе это очень опасная тенденция – теряется способность жить самостоятельно экономически. Значит, теряется политический суверенитет. Что Россия нам помогла? Крах уже наступил. Мы вместе с Украиной являемся самыми бедными странами Европы. Если население потребляет более половины своих доходов – это уже нищета. А каждая белорусская семья тратит на продукты более 53%.

Скоро мы все ощутим нищету.

Новости по теме

Новости других СМИ