"Минск внес собственный и существенный вклад в карательную операцию в Донецкой и Луганской области..."

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Мало суметь уйти - сумей, уйдя, не вернуться. (Овидий)

События последней недели носили судьбоносный характер не только для России, Таможенного союза – Евразийского экономического союза, но и Беларуси.

Основные факторы – экономические секторальные санкции Запада против России и украинский кризис, которому официальный Киев настойчиво пытается придать формат войны с Россией, резко поменявшие общую картину в регионе, оказались не просто взаимосвязанными, но и взаимно подгоняющими друг друга. В целом, можно говорить о том, что сейчас нам приходится наблюдать новую стадию распада уже казалось исчезнувшего Советского союза. В данном случае распадается уже постсоветское пространство, постепенно исчезает и региональная организация данного региона – СНГ.


Новая Украина

Война на Украине необратимо поменяла политическую ситуацию в Восточной Европе. Украина никогда уже не будет прежней страной постсоветского пространства. Киев вошел в зону свободной торговли Евросоюза, страна стремительно меняет свою политическую систему на основе новой идеологии, основанной на этническом национализме и неприятии России. Всем соседям новой Украины, а также Евросоюзу, придется учитывать то, что эта страна в долгосрочной перспективе будет позиционировать себя в качестве непримиримого врага России.

Расчленение и уничтожение России становится на Украине национальной идеей, фактически мечтой, так как именно на Москву возложена вся вина за неудачи и провалы двадцати трех лет независимости (при том, что начиная с 2000 года Украина получила от России более 35 млрд долларов безвозвратной, прежде всего энергетической поддержки). Невозможность сохранять нормальные политико-экономические отношения с Россией в современном политическом классе считается политической аксиомой. Медиа-пространство Украины наполнено жесткой антироссийской пропагандой, где мишенью является вся национальная «триада» - российские власти, российская государственность и русский народ, который относят к «недочеловекам». Стоит отметить, что российская пропаганда, сконцентрирована исключительно против украинских властей и не замечена в оценках этнической сущности или какой-либо негативной специфики украинского народа.


Немного полемики

Любопытно то, что на фоне столь жесткой пропагандисткой кампании периодически как из Киева, так и из Минска слышатся из стана политического и экспертного сообщества повторяемые тезисы о том, что Россия окончательно «потеряла Украину», «потеряла украинский народ» и т.д. Есть аналоги и в белорусском медиа-пространстве. Понятно, что такие мнения находятся целиком в контексте традиций политического иждивенчества – «виновата во всем Россия (вариант – В. Путин)».

Но все-таки удивительно то, что при этом никто из украинского и белорусского истэблишмента не высказывает опасения, что самим можно потерять Россию. В принципе такой вариант даже не обсуждаются, Россия в политических классах стран Восточной Европы воспринимается в качестве бесплатного сырьевого и рыночного приложения, готового терпеть любые изощренные антироссийские информационные кампании, что печально, так как настроения в русском народе в отношении тех же украинцев и белорусов стремительно меняются и далеко не в лучшую сторону.

К сожалению, вышеназванная тенденции уже обозначились на политической арене. Стоит напомнить реакцию российских парламентариев на поставки белорусских нефтепродуктов на Украину, что вызвало на прошедшей неделе скандал в Государственной Думе. В Москве особую ярость вызвали оправдания белорусской стороны. А. Лукашенко утверждал, что Украине необходимо «помочь» с топливом для уборки урожая.


Белорусское участие в гражданской войне на Украине

На данной теме необходимо остановиться подробнее, так как нет никаких сомнений, что поставленный выработанный из российской нефти бензин и дизельное топливо будут действительно заливаться в бензобаки комбайнов, тракторов и грузовиков, как, с другой стороны, можно смело утверждать, что белорусские нефтепродукты будут использоваться и для заправки боевой техники, обстреливающей Донецк и Луганск, подвергающей бомбардировке детские сады, школы и больницы. Ведь официальный Минск, организовывая поставку топлива в воюющую страну, не брал с Киева даже формальных обещаний не использовать белорусские нефтепродукты для обеспечения гражданской войны. Хотя понятно, что такого рода обещаниям верить нельзя.

Сейчас можно говорить, что Минск внес собственный и существенный вклад в карательную операцию в Донецкой и Луганской области. Безусловно, что на этом фоне призывы А. Лукашенко прекратить кровопролитие очень напоминают «крокодиловы слезы» белорусского президента.

Реакция белорусской стороны, включая проправительственных публицистов, на упреки в продаже нефтепродуктов одной из сторон конфликта на Украине довольно примечательные и отражают восприятие современной Беларуси в системе связей и обязательств в рамках Союзного договора и соглашения о ЕАЭС. В частности, утверждается, что белорусская сторона, оплатив поставку российской нефти и выработав из ней нефтепродукты, имеет полное право реализовывать её куда захочет и привязывать к подобного рода сделкам политические претензии нельзя.

Такие мнения, безусловно глубоко ошибочные. Энергоносители являются политическим товаром и так просто, опираясь исключительно на контракт, газ, нефть, нефтепродукты и прочие углеводороды никуда не поставляются.

Кроме того, официальный Минск видимо забыл, что он получает российскую нефть не по мировой цене, а как раз политической, т.е. субсидированной, что в свою очередь накладывает на него определенные обязательства. В частности, руководство украинской армии не скрывает своих намерений, завершив «освобождение» от жителей востока Украины, повернуть на Крым. А. Лукашенко и в этом случае будет поставлять Украине бензин и солярку, обеспечивая уже крымский «урожай»?


На чьей стороне Минск?

Видимо пришло время российскому руководству этот вопрос задать непосредственно президенту А. Лукашенко. Беларусь все быстрее и глубже погружается в украинский конфликт, который, видимо пока не имеет какого-либо решения, удовлетворяющего, как Киев, так и самопровозглашенные республики.

Справедливости ради, необходимо отметить, что в Киеве не питают иллюзий в отношении России. Понятно, Москва никогда не смирится с установлением на Украине жесткого националистического антироссийского режима, считая его не только внешней, но и внутренней угрозой для федерации. По этой причине, конфликт между Киевом и Москвой, к сожалению, неизбежен и он не имеет перспектив для дальнейшего разрешения. На наших глазах формируется новая «пара» вечных врагов по примеру Индии-Пакистана, КНДР- Республики Корея, Кипр – Турецкой республики Северного Кипра, Ирана – Саудовской Аравии и т.д.

Со свой стороны, США и Евросоюз приложат максимум усилий для того, чтобы на базе Украины сформировать второй центр силы на постсоветском пространстве, в орбиту которого обязательно должны войти страны Закавказья, Молдавия и, естественно, Беларусь. Не стоит преуменьшать влияние Киева на Астану, Ташкент и Ашхабад. Безусловно, что для Минска давно закончились времена для безнаказанного балансирования между Западом и Россией, как бы белорусское руководство не стремилось продолжить играть с огнем.

Украинский кризис подобен зыбучим пескам. Россия, открыто симпатизируя Сопротивлению на Донбассе, явно завязла в конфликте на Востоке Украины, который в последние 5-6 недель уподобился Сталинграду. Затянувшаяся война, стимулируемая катастрофой с малазийским «Боингом», постепенно вывела противостояние на геополитический уровень. Началась эскалация конфликта, на глазах приобретающего глобальный характер. Москва приняла вызов.

На этом фоне схватки гигантов Минск как-то заметался, засуетился, опасаясь с одной стороны нежелательных для себя политических последствий, как со стороны Запада, так и Востока, а с другой стороны, А. Лукашенко явно не может совладать с желанием нажиться на надвигающейся глобальной катастрофе. Именно в таком алармистком формате часть мировой политической элиты воспринимает эскалацию взаимных санкций.


Санкции

Россия, проигнорировав первые две волны санкций, после введения третьей приступила к ответным, естественно, ассиметричным действиям, соразмерным с объемом российской экономики и её места в мировой экономике. Реакция Запада оказалась исключительно болезненной. Ведь санкциям подверглись США и Евросоюз. Этот факт как-то не укладывается в сознании политических элит западного мира, вызвав в свою очередь очень интересные дискуссии о цивилизаторской роли Евросоюза и универсальности европейских ценностей. В результате, в начале августа вопрос об антироссийских санкциях стал приобретать характер мирового политического кризиса. Перспективы его туманны, так как надеяться на то, что Россия уступит, было бы наивно. Но нет такой уверенности в отношении формальных союзников России.


Минск на украинском фронте

Видимо, в Минске не до конца уяснили себе современную ситуацию в России и вокруг нее. В основе современной позицию Минска в отношении украинской войны лежат несколько факторов, которые белорусскому руководству кажутся вполне объективными:

- белорусские власти твердо уверены, что в продолжающемся противостоянии с США и Евросоюзом (Украина в данном случае лишь предлог) Москва обязательно проиграет;

- санкции против России наносят огромный ущерб инвестиционной привлекательности российского рынка, проекту евразийской интеграции, ставят Москву в зависимость от союзников и партнеров;

- падение Донецка и Луганска в белорусском руководстве считается делом нескольких дней, что, по мнению белорусских аналитиков, должно стать стартом тяжелого внутрироссийского политического кризиса, резко ослабляющего политические позиции президента России В. Путина.

- Россия в целом теряет статус регионального лидера, контролирующего основные политико-экономические процессы на постсоветском пространстве, она перестает быть легитимизатором властей стран СНГ.

Именно в русле такого рода представлений и формировалась политика Минска в последние месяцы, которая была сначала направлена на максимальное использование открывающегося «окна возможностей» (май – начало июня), вылившаяся в напряженный торг за подпись под соглашением о создании Евразийского экономического союза: от Москвы получены гарантии снятия экспортных пошлин за вывоз нефтепродуктов и обещания предоставить кредит в 2 млрд. долларов. В Минске учитывалось, что Кремль разрывается между необходимостью удержать союзников перед лицом украинского кризиса и задачей не только нарастить Таможенный союз, но и поднять его до уровня экономического союза. В создавшихся условиях Москва, как считали в Минске, потеряла свободу политического маневра и возможности помешать А. Лукашенко выйти из российской «тени» и попытаться разыграть собственную карту.

Уже 7 июня, через неделю после подписания соглашения о ЕАЭС, А. Лукашенко присутствует на инаугурации президента Украины. Петр Порошенко так и не получил официального признания его избрания от Москвы, что, без сомнения, было отмечено в Минске. Это момент исключительно важен, так как у белорусского президента впереди собственные выборы, которые, не являясь реальными выборами, проводятся исключительно ради того, чтобы Москва признала легитимным очередной пятилетний срок правления А. Лукашенко.

Стоит отметить, что для белорусского президента этот момент всегда был исключительно мучительным, так как подразумевал политическую зависимость от Москвы, подкрепленную экономической помощью. В 2010 году А. Лукашенко получил возможность изменить заведенный порядок вещей, но зависимость от российского рынка и дотаций сыграли свою роль. Сейчас в союзниках у А. Лукашенко огромный очаг кровопролитной войны, который белорусский президент стал тут же использовать в собственных интересах.


«Кому война, кому…»

В итоге, как уже отмечалось выше, Минск постепенно увяз в украинском конфликте. Надежды на то, что в 2015 году ему удастся получить признания своей очередной «элегантной победы» со стороны Запада (поддержку со стороны Москвы в Минске считают по умолчанию) неудержимо втягивали А. Лукашенко в конфликт на стороне Киева. Уже в конце июня официальный Минск демонстративно уклонился от формирования единой позиции Таможенного союза в отношении вошедшего в европейскую зону свободной торговли Киева, чем фактически ввел проект евразийской интеграции в реальный кризис. Ведь Таможенный союз подразумевает, прежде всего, то, что партнеры по союзу вырабатывает и проводят совместную таможенную политику.

С появлением в июле текущего года запретов на поставку украинской продукции, Беларусь стала привлекать внимание украинских поставщиков, как фактически легальный вход на российский рынок. Белорусская контрабандная сеть, включающая как пограничные таможенные терминалы, так и логистические центры с линиями по переупаковке товаров в белорусскую тару, частично созданная еще в годы существования первой российско-белорусской таможенной зоны и активно модернизированная после вступления Беларуси в ТС, оказалась востребована для украинских товаров. В Беларуси не является секретом, что таможня и так называемые «логистические центры» находятся под полным контролем А. Лукашенко и его родственников.

Минск и раньше активно использовал находящуюся под его контролем западную границу ТС для масштабной контрабанды, но сейчас, в условиях войны, белорусская сторона фактически приступила к развалу евразийского интеграционного проекта.

Июль ушел на маневрирование между Москвой и Минском, что не помешало заключить контракт с Киевом на поставку белорусских грузовиков в Национальную гвардию Украины. По этому поводу никто в Минске не возмутился. Понятно, что карателям надо помогать...

Между тем, белорусскую столицу периодически посещали российские высокопоставленные чиновники, республика то открывала свой рынок для украинских товаров, то вводила запретительные пошлины. Однако попутно, 23 июля стало известно, что А. Лукашенко летит в Молдавию (24-25 сентября), которая только что была лишена права на экспорт своей сельскохозяйственной продукции в Россию. В Молдавии об этом было объявлено с большой помпой, так как последний крестьянин знает, что Беларусь торгует входом на самый дорогой рынок постсоветского пространства – российский. Возникло ощущение, что белорусский президент что-то ждал.


Перелом

Перелом в «нейтральной» позиции Минска произошел в том момент, когда белорусскую столицу выбрали в качестве места для заседаний международной контактной группы, Причем выбрал Запад в лице Киева. Тот факт, что А. Лукашенко не смог использовать свои «посреднические таланты», ничего не меняет. У Лукашенко впервые появилась пока крохотное, но реальное «окно возможностей» для выхода в новую геополитику. Естественно, ему очень жаль, что разработанные планы и предложения ему пока не дали использовать: https://www.youtube.com/watch?v=773YhRlxpNs (заодно А. Лукашенко подтвердил информацию автора этих строк – «Место встречи изменить нельзя?» 03.08.14). Но тут А. Лукашенко снова повезло. Россия начала отвечать на западные санкции.


Таможня

7 августа белорусское руководство в очередной раз накрыла волна ликования: Россия вводит ограничения на импорт продовольствия из стран – санкционёров. Постепенно война на Украине становится реальным «кормильцем» не только белорусского машиностроения и нефтехимии, но и непосредственно правящей «семьи». Дело в том, что 6 августа президент России В. Путин подписал указ «О применении отдельных специальных экономических мер целях обеспечения безопасности Российской федерации».

Название указа выглядит вполне традиционно, в духе оптимизации торгово-экономических отношений в рамках правил ВТО, но на самом деле данный указ является первой официальной реакцией на секторальные санкции Запада.

Закрыт доступ на российский рынок продуктов питания целым группам товаров – молоко и молочные изделия, рыба и морепродукты, фрукты и овощи и т.д., поступавших до настоящего времени из стран Евросоюза, США, Норвегии, Австралии. По разным подсчетам импорт продовольствия сокращается от 10 до 25%, что составляет суммы от 4,3 до почти 10 млрд. долларов. Смеем заметить, что объемы санкций вполне приличные, но в целом для того же Евросоюза -- все-таки незначительные. Ощутимо пострадают только несколько стран – Польша, Финляндия, Норвегия, Литва.

Стоит заметить, что появившиеся в белорусском Интернете весьма эмоциональные мнения о том, что Россию ждет голод, не соответствуют действительности. Только одна статья импорта критична для России – поставки говядины. До настоящего времени только 40 – 44 процента рынка говядины обеспечивают отечественные поставщики. Остальные статьи экспорта вполне перекрываются местными ресурсами.

В России нет дефицита молока и белорусское молоко здесь встречают, как конкурента, демпингом подрывающим российскую молочную продукцию. Производство куриного мяса, как и свинины покрывает потребности страны.Не хватает качественного твердого сыра, фруктов, мало ранних овощей.

Всю вторую половину последней недели российские СМИ успокаивали населения, уверяя, что, во-первых, за 2-3 года российские фермеры закроют обнаружившиеся дефициты, а во-вторых, есть надежда на поставки из Аргентины, Бразилии, ЮАР и Беларуси.

То, что российский фермер давно стоит на ногах, никто не сомневается. Именно благодаря этому фермеру и мощным сельскохозяйственным холдингам, Россия уже второе десятилетие играет одну из ведущих ролей на мировом рынке зерна. В прошлом году, не очень благоприятном по погодным условиям, Россия продала за рубеж пшеницы на 4,5 млрд. долларов. Автор этих строк немного занимался данным вопросом и его поразило то, что с 1991 года производительность труда в мощных зерновых хозяйствах (фермерских) выросла более чем в десять раз. Нет нужды пахать поля до горизонта, хватает хлеба…

Между прочим, в прошлом году Россия продавала на мировом рынке сахар. Однако приходится признать, что надежды российских властей на то, что санкции будут способствовать быстрому росту производства отечественных продуктов, включая рыбную отрасль, не имеют шансов сбыться, пока доступ на российский рынок регулируют белорусские таможенники.

Понятно, что Евросоюз, как и США, не намерены уступать те ниши на российском продовольственном рынке, к которым привыкли их поставщики. Контрабандная «тропа» через Беларусь пока обслуживает украинский экспорт на российский рынок. Стоит напомнить, что еще со времен белорусской фирмы «Дайнова» (первая половина 1990 – х годов), которая снабжала украинский металл белорусскими документами, у Минска в данном сфере «сотрудничества» с Киевом за счет России наработаны вполне эффективные технологии.

Но сейчас можно ждать целую волну контрабанды из Евросоюза в Россию, на прилавках которой появятся белорусский лосось и белорусские креветки, белорусские твердые сыры, белорусские оливки и т.д.

А. Лукашенко потирает руки. Он опять пытается убить трех зайцев:

- заработать денег на масштабной контрабанде товаров третьих стран;

- заручиться благодарностью Запада за подрыв российских санкций;

- в очередной раз ударить Россию в спину.

Получится это у него в 2014 году. Вполне вероятно. А в 2015?

Новости по теме

Новости других СМИ