Злотников: В 2015 году инфляция составит 25%


Вчера стало известно о том, что Лукашенко утвердил прогноз развития Беларуси на следующий год без всяких обсуждений. Не слишком ли смело составлялись эти планы, учитывая то, что экономисты неоднократно предупреждали о грядущем уровне инфляции по меньшей мере в 20%? Об этом и о том, что какие экономические угрозы ожидают белорусов в 2015 году сайт charter97.org поговорил с экономистом Леонидом Злотниковым.

— Если вы думаете, что план составляется на основе каких-то строгих расчетов, то вы ошибаетесь. Его оттого и называют не планом, а прогнозом. На самом деле, он является грубой прикидкой, потому что методов составления плана, кроме межотраслевого баланса, пока нет. А межотраслевой баланс — это очень грубый инструмент, где ошибка в несколько процентов ничего не значит, а наличие каких-то знаков после запятой — это просто видимость, что в этой цифре заложено что-то умное, и не более.

— Какой же в реальности может стать инфляция в Беларуси с учетом нынешней геополитической ситуации?

— Инфляцию уже становится легко прогнозировать. Когда они из года в год чиновники обещают уровень в 12%, а получается по факту не менее 20%, то эту закономерность можно экстраполировать и сказать, что будет не менее 20% и на этот раз.

Но на самом деле того, что будет в следующем году, никто толком не знает. А все потому, что, прежде всего, очень непонятная и неустойчивая ситуация в России. Кроме этого, белорусские товары в значительной степени потеряли конкурентоспособность — особенно после девальвации российского рубля, которая состоялась в последние месяцы года. Отсюда будет значительный недобор нашего экспорта в Россию, а для нашего экспорта это главная страна, не считая экспорт нефтепродуктов.

— Но если будет недобор экспорта, продолжится падение цен на нефть и падение российского рубля, не будет ли это означать еще больший уровень инфляции, чем при более благоприятных внешних условиях?

— Скорее всего, будет спад темпов роста ВВП, и даже приватизация двух-трех крупных объектов от этого не спасет. Инфляция будет даже выше, чем 20% — скорее всего, где-то 25%, потому что перед выборами будут печатать деньги и раздавать населению. А ведь инфляция как появляется: сначала печатают деньги, не обеспеченные товарами и выдают их в форме зарплаты и прочих доходов, а потом, когда на эти деньги все покупают и начинается новый цикл производства, повышаются цены на предприятиях и повышаются цены на товары и услуги. А они повышаются с опозданием. Когда увеличивают зарплаты, покупательская способность вырастает, но это на месяц-два, максимум — три. А потом это все "откатывается" назад, а даже еще и в большей степени, чем было до этого. То есть происходит понижение зарплат. Так вот, к президентским "выборам" могут "подбросить" денег, а потом опять инфляция. Так что инфляция будет еще выше, чем в этом году из-за "выборов".

— То есть, фактически, после «выборов» в экономическом плане станет еще хуже, чем стало после предыдущих?

— В экономическом плане ситуация в стране уже сейчас хуже, чем была тогда, в конце 2010 года. И значительно хуже! Понимаете, нет факторов, на которые можно рассчитывать, чтобы сказать, что все изменится в лучшую сторону. Нашей стране не светит богатое наследство, нет с чего ситуации меняться, нет никаких предпосылок!

— К каким реальным угрозам нужно готовиться белорусам?

— Нужно готовиться к падению реальной зарплаты. Это продолжается уже несколько месяцев подряд, с августа. За этот период она, вроде бы, не сильно упала, а реально, по нашей статистике она падает. Так если она уже даже по нашей официальной статистике падает, то если каких-то особых изменений не случится, то тенденция продолжится, потому что ресурсов, чтобы ее поддержать, нет.

— Не спасет ли нас приватизация предприятий?

— Наши предприятия понизили конкурентоспособность, таким образом, все стало еще хуже, чем это было раньше. Технологическая модернизация госпредприятий не помогает, лучше они от этого не становятся — качество продукции все то же и конкурентоспособность теряется. Доходов от приватизации нет и их особо не предвидится. С виду кажется, что наши предприятия дорогие, за них можно что-то получить и поддержать экономику, но на самом деле это касается только тех предприятий, где производится или обрабатывается сырье, а что касается машиностроения и всего остального — там, практически, нечего продавать.

— Остается "Беларуськалий", Мозырский нефтеперерабатывающий завод, "Нафтан", "Гродно Азот"…

— Он на их приватизацию не шел много лет, и сейчас не пойдет. Лукашенко понимает, что в этом случае будет то же самое, что и с "Газпромом": потом там не покомандуешь, деньги оттуда не вытянешь, своих людей не поставишь и даже информацию оттуда не получишь. А Лукашенко боится потери власти. И посему я не вижу, за счет чего в стране станет лучше.

— Но ведь на крайний случай всегда можно одолжить денег… У властей, должно быть, есть много друзей из арабских стран, которым Лукашенко "раздаривает" земли и к которым он ездит в гости.

— Долга, кстати, нам сейчас тоже меньше дают. Раньше одолжим, проедим, опять одолжим, отдадим старые долги, оставим что-то на питание — гляди и легче стало. А теперь, последние пару лет, министры экономики и финансов ездили в Юго-Восточную Азию, в Европу — искали крупные банки, которые бы взялись распространить облигации правительства и под них занять на рынке еврофондов несколько миллиардов долларов. Но найти их никак не удается. Россия сейчас в таком положении, что может снизить нам поддержку, а не повысить. Кроме того, белорусские власти, скорее всего, потеряют те экспортные пошлины, которые хотели оставить себе и рассчитывали, что они поступят в следующем году в белорусский бюджет, но падение цен на нефть сводит к нулю эти экспортные пошлины. Потери есть, они на виду и предсказуемы, а вот доходы страны… Их брать неоткуда.

Новости по теме

Новости других СМИ